Сумерки поколения NEXT

05.03.13

Сумерки поколения NEXT

Эксперты МГИМО: Буторина Ольга Витальевна, д.экон.н.

В Европе все чаще говорят о новом «потерянном поколении» — молодых людях в возрасте от 15 до 25 лет, отчаявшихся найти работу и добровольно уходящих в социальную самоизоляцию

Для систем социального страхования ситуация превращается в подобие бюджетной удавки: количество молодых безработных и пенсионеров растет одновременно, источники для выплаты пособий и пенсий иссякают.

В условиях европейского кризиса сформировался порочный круг — молодые люди не могут устроиться на работу по завершении высшего образования, поскольку компании не хотят нанимать неопытных специалистов. А чем дольше недавний выпускник простаивает без работы, тем больше затягивается процесс накопления профессионального опыта и дальше отодвигаются перспективы трудоустройства. Так безработица среди молодежи чудовищными темпами растет по всей Европе, в зоне евро она составляет уже почти четвертую часть молодого трудоспособного населения.

Однако показатели динамики этого роста отличаются по географическим признакам. Лидируют здесь, как нетрудно догадаться, страны Южной Европы. По последним данным Европейского статистического агентства «Евростат», среди молодежи Греции и Испании каждый второй — безработный.

Выросла безработица и в Италии, и во Франции, и Бельгии, и Великобритании. В то же время в странах Северной Европы, то есть в Скандинавии, безработица вообще и среди молодежи, в частности, остается на достаточно приемлемом уровне. Однако общая тенденция налицо — около 13 процентов европейской молодежи вообще утрачивают желание работать. «Как следствие безработицы все больше людей просто отворачиваются от рынка труда и предпочитают социальную изолированность», — цитирует немецкая газета Handelsblatt слова президента совета ЕС.

Тяжелая проблема молодежной безработицы усугубляется еще и тем, что в связи с общим ухудшением экономической конъюнктуры работодатели не берут молодых людей на постоянную занятость, считает кандидат экономических наук, профессор МГИМО, руководитель сектора экономической интеграции Института Европы РАН Ольга Буторина. Условно говоря, молодого человека или девушку принимают на три месяца по временному контракту, и по истечении этого срока работодатель может уволить нанятого без выплаты каких бы то ни было пособий, без компенсаций.

Все это ведет к тому, что фактически в Европе на протяжении уже нескольких лет формируется так называемый двухуровневый рынок рабочей силы. То есть в большинстве случаев молодежь работает на крайне невыгодных в социальном плане условиях, без гарантий, без должной социальной поддержки. В то же время работникам старшего возраста, сорока, пятидесяти и шестидесяти лет, тем, которые еще не вышли на пенсию, напротив, предоставляются все регламентированные законодательством гарантии и трудовые преференции. Двойные стандарты в регулировании европейского рынка труда уже сейчас формируют крайне неблагоприятный общественно-социальный фон, отметила Ольга Буторина в интервью «Голосу России».

«Этот дисбаланс подрывает социальный мир в обществе, поскольку значительная часть пенсионной системы держится на солидарном отношении друг к другу поколений молодого и старшего. И, следовательно, те пенсионеры, которые выходят на покой сейчас, получат полную компенсацию и довольно хорошее социальное обеспечение. Те же молодые люди, которые сейчас только вступают на рынок труда, могут оказаться без этой социальной защиты. Это означает, что их энтузиазм в части выплаты налогов, из которых будут отчисляться пенсии, условно говоря, их родителям, будет пренебрежимо мал».

Сейчас европейские власти пытаются реализовать целый ряд программ по трудоустройству, в том числе молодежи, основанных на миграционных механизмах Евросоюза. Из Южной Европы, в особенности из Испании и Португалии, люди целыми семьями переезжают жить и работать на север, чаще в Германию. Но чтобы там работать, прежде всего, необходимо знать немецкий язык. Кроме того, в этой стране рынок вакансий, предполагающих средний уровень квалификации, давно и активно осваивается конкурентами соискателей из еврозоны — рабочей силой из стран Восточной Европы. То есть из республик Балтии, Польши, Венгрии, Чехии, Словакии, Румынии, и Болгарии.

В самой Германии ситуация с безработицей пока обстоит, если можно так выразиться, вполне благополучно, она составляет, по разным данным, от 5 до 8 процентов трудоспособного населения. Но это благополучие не настолько прочное, как кажется, замечает ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН, германист Александр Кокеев. Как наиболее мощная страна ЕС, сумевшая даже в разгар кризиса обеспечить определенный рост экономики, Германия сама по себе легко справилась бы даже с наплывом трудовых мигрантов из других стран еврозоны. Ведь безработица в Германии последние пять-шесть лет не росла, а даже сокращалась. Этот факт, кстати, чаще всего ставит себе в плюс правительство Ангелы Меркель. Но это только одна сторона вопроса, подчеркнул Александр Кокеев в интервью «Голосу России».

«Другая сторона заключается в том, что Германия существует не в вакууме, она член ЕС. И ее внутренние проблемы, в том числе проблема безработицы, зависят от ЕС в очень серьезной степени. Во-первых, хотя бы оттого, что Германия наиболее сильный экспортер. Ее экспорт в последнее время из-за кризиса в еврозоне сокращался, следовательно, это влияет на проблемы занятости внутри страны. И во-вторых, Германия очень сильно нагружена финансово своими вливаниями в ЕС. Я имею в виду поддержку евро, я имею в виду поддержку Греции миллионными, миллиардными вливаниями. Я имею в виду преодоление кризиса в ЕС, которое достигается не только заседаниями, а в том числе и финансовым вмешательством. Германия платит больше всех».

Иными словами, хрупкое равновесие на немецком рынке труда может быть весьма легко нарушено дальнейшим обострением кризиса в еврозоне, от которого та, к сожалению, не гарантирована. Тем более что экспертные прогнозы на будущее наиболее кризисных стран еврозоны далеки от оптимизма. По расчетам Международной организации труда (ILO), к 2017 году молодежная безработица в Италии и Греции превысит 30 процентов, а в Испании и все пятьдесят. Экономист Эккехард Эрнст (Ekkehard Ernst) в интервью Handelsblatt Online заметил, что подавляющее большинство сегодняшних безработных на южных окраинах еврозоны вряд ли смогут трудоустроиться и в ближайшие пять лет.

По данным Еврокомиссии, безработица среди молодежи уже сейчас обходится Евросоюзу в 150 миллиардов евро ежегодно. Предлагаются разные варианты решения проблемы. Например, формирование солидарного европейского фонда для обеспечения безработной молодежи временными, но гарантированными рабочими местами. Ученые из инициативной группы «Альтернативная экономическая политика» даже предложили перераспределить работу путем введения всеобщей тридцатичасовой рабочей недели при сохранении всем полного заработка.

Однако для решения проблемы глобальной безработицы европейские правительства должны в первую очередь стимулировать экономический рост, и только с новым подъемом производства будут созданы рабочие места, убеждена Ольга Буторина. Иначе бремя государственных расходов по поддержке безработных, включая молодежь, которая не может найти себе первую работу, будет постоянно расти. А это приведет к дальнейшему затягиванию бюджетной удавки на финансовых системах стран — членов ЕС.

Никита СОРОКИН

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: РГРК «Голос России»
Распечатать страницу