«Счастливая Аравия» в конфликтном тупике

14.03.13
Эксклюзив

«Счастливая Аравия» в конфликтном тупике

Эксперты МГИМО: Федорченко Андрей Васильевич, д.экон.н.

Директор Центра ближневосточных исследований Андрей Федорченко — о расколах в йеменском обществе, сформировавшейся в стране исламистской дуге и разных вариантах развития событий.

Йеменская Республика отличается остротой и многообразием внутриполитических, межконфессиональных и клановых проблем, которые пока удается смягчать, но которые способны в недалеком будущем расколоть страну и привести к созданию на ее территории новых государств. Несмотря на то, что смена высшего государственного руководства в Йемене после начала «арабской весны» прошла по более мягкому — по сравнению с Ливией или Сирией — сценарию, переходный период здесь не увенчался стабилизацией политической и экономической ситуации и началом системных реформ.

Напомню, что формирование государственности в южной части Аравийского полуострова началось много веков назад. Территория современного Йемена в силу благоприятных климатических условий носила в римских источниках имя Arabia Felix, т. е. «Счастливая Аравия». Слово «Йемен» — однокоренное с арабским глаголом «ямуна» («быть счастливым, благословенным»). Однако архаичная социальная структура, межплеменные и межконфессиональные противоречия не только препятствовали созданию единого процветающего государства, но и до настоящего времени сохранили и даже преумножили имевшиеся в йеменском обществе разломы.

Во-первых, в Йемене существует племенное деление, зачастую играющее большую роль в политической жизни страны, в первую очередь на севере, в Верхнем Йемене. Там действуют племенные конфедерации Хашид, Бакиль и Мадхиж. Всего в стране насчитывается несколько сот племен и племенных конфедераций. Выборные шейхи (главы племен) занимают важные позиции в местной администрации, центральных органах власти и политических партиях.

Во-вторых, общество расколото на два слоя — городских жителей («хадар») и членов племен («бадву»). Исторически между ними сложилась особая система отношений, основанная на остром соперничестве и институте посредничества. Племена с древних времен соперничали между собой за те районы, в которых располагались города.

Третьим йеменским конфликтом является противостояние между арабским большинством и афро-арабами, которые населяют преимущественно западные и южные прибрежные районы.

Далее, в-четвертых, в стране сохраняется межконфессиональный конфликт. Ислам наряду с племенными традициями определяет общественное устройство страны. 60% йеменцев — сунниты, проживают в сельской местности на юге страны и в пустыне Тихама. 40% — шииты, которые составляют большую часть городского населения. В северном Йемене проживают шииты-зейдиты, а в городах южного Йемена — шииты-исмаилиты и имамиты. Большинство политической элиты при предыдущем президенте Али Абдалле Салехе исповедовало шиизм зейдитского толка. Вотчиной йеменского зейдизма является провинция Саада. После признания ЙАР в 1970 г. Саудовская Аравия оказала значительное содействие, в том числе финансовое, в распространении ваххабизма в Северном Йемене.

В-пятых, в последние два десятилетия усиливается сепаратизм южной части страны и шиитов на севере. Оба эти движения финансируются Ираном.

На севере Йемена в 1994 г. возникла зейдитская группировка аль-Хуси, которая эволюционировала в территориальное вооруженное формирование, контролирующее удаленную и экономически отсталую гористую провинцию Саада, граничащую с Саудовской Аравией. Война правительственных войск, получавших поддержку саудовских и американских военных, против Движения аль-Хуси продолжалась много лет, подпитывая сектантские настроения в других частях страны.

Нарастание протестного движения на территории южного Йемена началось еще в июле 1994 г. после поражения южан в ходе гражданской войны между армиями севера и юга. После образования в 2007 г. Мирного движения Юга в этой части страны регулярно проходили массовые манифестации с требованиями восстановления независимости Юга в границах НДРЙ.

Мирное восстание во время «арабской весны» в феврале—марте 2011 г. ставило главной целью смену президента и высших органов власти, не связывая себя с определенными, в том числе оппозиционными силами. Затяжной внутриполитический кризис в Йемене частично был преодолен после подписания 23 ноября 2011 г. примирительного соглашения между президентом страны Салехом и оппозицией. Власть перешла к вице-президенту А. Хади. В декабре того же года было создано новое переходное коалиционное правительство национального единства Бассандавы, в котором посты поровну поделили представители находившейся у власти партии «Всеобщий народный конгресс» и оппозиции. Бывший президент Салех покинул страну. 21 февраля 2012 г. в Йемене состоялись досрочные президентские выборы. За неимением других кандидатов свое назначение на посту временного главы государства официально закрепил бывший вице-президент Абд-Раббу Мансур Хади. Задачей А. Хади, срок полномочий которого истечет через два года, является создание новой конституции и организация свободных выборов.

Однако смена президента в феврале 2012 г. (Али Абдалла Салех бессменно руководил Йеменом последних 33 года) не увенчалась прекращением политического противоборства. Сепаратистские движения возглавили антиправительственные выступления в двух частях Йемена. На юге страны исламистская группировка «Ансан аш-Шариа», которая, по данным спецслужб США, связана с «Аль-Каидой Аравийского полуострова» (АКАП), а по мнению самих йеменцев — со спецслужбами президента Салеха, сначала провозгласила исламский эмират в Абъяне, а в марте 2012 г. еще и в другой южнойеменской провинции — Шавбе. Таким образом, началась «эмиратизация» Юга.

С новой силой разгорелся конфликт на севере. Он перекинулся на провинции Хадджа, Эль-Джауф, Амран, а провинция Саада весной 2012 г. уже год находилась под контролем зейдитского движения аль-Хуси. В качестве противостоящей зейдитам силы вместо правительственных войск выступили салафитские племена, поддерживающие отношения с радикальным крылом «Братьев-мусульман», а также АКАП.

Ситуация осложнялась тем, что лишенный официальных рычагов влияния бывший президент Салех в своем стремлении сохранить политическое и экономическое влияние в стране действует через прирученных исламистов и хуситов, которым Республиканская гвардия передает оружие из армейских складов.

В ряде районов Йемена наращивает свое присутствие «Аль-Каида» и связанная с ней группировка «Ансар аш-Шариат». При этом «Аль-Каида» ведет боевые действия значительным количеством активистов, что расходится с привычным представлением об этой группировке, чьи боевики большей частью скрываются в труднодоступных горных районах.

Таким образом, в Йемене уже сформировалась исламистская дуга, возглавляемая «Аль-Каидой», в которую вошли южные провинции Абьян и Шабва, нефтеносная провинция Мариб на востоке страны и провинция Аль-Джауф на севере. Следующий возможный шаг — провозглашение единого исламского эмирата на юге Йемена. Сторонники «Аль-Каиды» нашли прибежище во многих районах Йемена. Их цель — установление халифата — далека от интересов местных племенных образований.

Сепаратизм в современном Йемене имеет вполне определенную экономическую составляющую. Северяне, бывший президент Салех и его окружение во время более чем трех десятилетий нахождения у власти приобрели на территории страны реальные хозяйственные интересы, владея производственными активами и недвижимостью. После гражданской войны 1994 г. клан Салеха и функционеры поддержавшей его тогда партии «Ислах» (в первую очередь братья Ахмары) приватизировали обширную недвижимость, область добычи углеводородов (нефтедобывающая инфраструктура в Хадрамауте) и отрасль мобильной связи на юге страны. Все это не устраивает основные массы южнойеменского населения, в том числе военных (около 300 тыс. человек), которых вопреки обещаниям не включили в вооруженные силы объединенной страны. Не стоит забывать, что на Арабском Востоке служба в армии является выгодной сферой этой своего рода экономической активности, а офицерский состав зачастую контролирует весомую часть национальной экономики.

Хуситы получают весьма значительную финансовую помощь из Ирана, что позволяет им делать серьезные инвестиции в недвижимость и земельные участки. Возможно, и саудовцы покупают свое спокойствие с помощью денежных переводов повстанцам.

Наиболее благоприятный вариант развития событий — созыв конференции по Национальному диалогу (которая была намечена еще на 15 ноября 2012 г., а затем перенесена на середину марта 2013 г.) с участием ведущих политических партий и движений. Это — непростая задача, учитывая негативное отношение к данной идее глубоко вовлеченных в конфликт Мирного движения Юга и Движения аль-Хуси.

В повестке дня будущей общенациональной конференции, помимо обсуждения конституционной реформы, возрождения йеменской экономики, реформирования государственной службы, судебной системы и местного самоуправления, стоит «южный вопрос» и проблема шиитов хуситского движения. Хуситы дали предварительное согласие на участие в этом форуме, а южные сепаратисты в качестве альтернативы сначала предложили провести конференцию по вопросу реставрации независимости южного Йемена, а затем согласились участвовать в НД на условиях предложенного президентом Хади «справедливого» разделения экономических активов в южном Йемене.

Задачи национального примирения, сохранения территориальной целостности, формирования органов государственной власти и урегулирования отношений с соседями придется решать в условиях серьезного дефицита финансово-экономических ресурсов. Экономика страны находится в плачевном состоянии. Основным источником доходов Йемена является нефть. Она дает 96% поступлений от экспорта. Ее изначально небольшие запасы истощаются. Официально признанный уровень безработицы составляет 35%. В Арабском мире более бедными, чем Йемен, являются лишь Судан и Мавритания. По данным ежегодного доклада Проекта ООН по развитию, валовой национальный доход страны на душу населения составлял в 2010 г. 2387 долл. США по паритету покупательной способности, ожидаемая продолжительность жизни — 63,9 года, средняя продолжительность обучения — 2,5 года. По индексу человеческого развития Йемен занимал 133 место в списке из 169 стран мира. Хронический дефицит торгового баланса уравновешивается валютными переводами йеменцев, работающих за рубежом, финансовой помощью США, стран ССАГПЗ, кредитами международных финансовых учреждений и коммерческих банков.

Сохранение статус-кво — продолжение вооруженных конфликтов, разрастание на территории Йемена базы международного терроризма.

Негативный сценарий — территориальный распад страны. В этом случае возможно воссоздание двух государств — Южного Йемена и Северного Йемена, а также выделение в самостоятельное государство приграничных северных районов, примыкающих к КСА. Подавляющее большинство официальных представителей южного Йемена до последнего времени выступали за его отделение.

Децентрализация на основе федеративного государственного устройства. Сепаратистские тенденции набирают силу, но в качестве компромиссного варианта следует рассматривать и создание федеративного государства. Реализация подобного варианта возможна только в результате мирного или навязанного силой, а также с использованием внешней поддержки национального примирения. Аравийские монархии, очевидно, в конечном итоге согласятся с вариантом создания федерации южного и северного Йемена. О возможности такой развязки свидетельствует то, что часть фракций Южного движения выступает за автономию Юга.

В прекращении дальнейшей дестабилизации Йеменской Республики и начале национального диалога помимо государственного руководства страны заинтересовано большинство стран ССАГПЗ, международные организации, в первую очередь Совет Безопасности ООН. Свой вклад в миротворческий процесс может внести Иран, прекратив поддержку северных и южных сепаратистов в Йемене, хотя в ближайшем будущем это маловероятно, учитывая ирано-саудовское противостояние.

И все же шансы на национальное примирение есть. В случае успеха конференции Национального диалога можно было бы подавить очаги терроризма на йеменской территории, завершить государственное строительство, начать возрождение находящейся в состоянии глубокого кризиса экономики. Однако ко времени написания данного материала процесс национального примирения находился в самой начальной стадии.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу