Как правильно пишется: Иран или Ирак?

20.03.13

Как правильно пишется: Иран или Ирак?

Эксперты МГИМО: Ваславский Ян Ильич, к.полит.н., доцент

1 500 000 000 000 (полтора триллиона) долларов США — именно к этой сумме неумолимо приближается совокупная стоимость военных конфликтов, в которые США вовлечены с 2001 г. Столь же неумолимо наступила 10-летняя годовщина начала войны в Ираке.

Это наиболее крупная и затратная военная операция, в которой Америка участвовала в последние десятилетия. Общий объем расходов на иракскую кампанию, по оценкам американских экспертов, составляет не менее 812 миллиардов долларов — это более половины всех расходов по соответствующей «статье».

Для контраста вполне достаточно привести первоначальные оценки Пентагона, согласно которым на успешное осуществление всего задуманного в Ираке от американских налогоплательщиков потребовалось бы около 50 миллиардов долларов. Чуть менее половины от общей суммы расходов на войны Вашингтон потратил на операцию в Афганистане, начавшуюся в 2001 г.

Представляется, что абсолютных цифр хватает для того, чтобы осознать размер этих трат. Вместе с тем, не лишним будет напомнить, что, по оценкам МВФ, ВВП США по паритету покупательной способности (ППС) в 2012 году составил около 15,8 триллиона долларов. Кроме того, планку в 15 триллионов долларов превысил государственный долг страны.

Таким образом, Соединенные Штаты Америки с начала XXI века потратили на войны около 10% своего государственного долга. ВВП России за 2010 г. (по данным Росстата) составил около 45 триллионов рублей, или практически те же полтора триллиона долларов. Иными словами, на войны Америка за минувшее десятилетие ассигновала сумму, примерно сопоставимую с объемом экономики нашей страны, которая является шестой в мировом рейтинге ВВП по паритету покупательной способности.

Впрочем, любые деньги — ничто по сравнению с человеческими жизнями. С начала операции в Ираке США потеряли около восьми тысяч своих граждан, в том числе сотрудников американских компаний, которые часто не попадают в официальные списки жертв. Раненых в разы больше — более ста тысяч.

Еще больше людей пострадало с иракской стороны, которая потеряла порядка 135 тысяч гражданских лиц только в результате боевых действий. Не поддается точному подсчету число граждан Ирака, пострадавших от гуманитарных последствий войны — недоедания или голода, отсутствия доступа к качественным услугам здравоохранения и другим непрямым последствиям американского вторжения.

Можно утверждать, что военная операция США в Ираке действительно пошла не по самому лучшему сценарию. Американцы в буквальном смысле завязли в этой стране, а оружие массового уничтожения, являвшееся основной заявленной причиной проведения кампании, так и не было найдено.

Возникает логичный и уже задававшийся многими вопрос о целесообразности и оправданности вторжения чем-либо более материальным, нежели просто благочестивым стремлением принести в Ирак демократию.

Об интересах американских нефтяных компаний в Ираке широкой общественности известно, и уже в ближайшие годы Ирак планирует существенно нарастить добычу «черного золота». Вместе с тем, на протяжении более десятка лет нефтяная промышленность страны пребывала в упадке, и лишь в 2012 году ежемесячные объемы добычи вышли на уровень 2002-го.

Гарантировать запланированное властями удвоение нефтедобычи в Ираке к 2015 году весьма рискованно в контексте разногласий, существующих сегодня между центральным правительством в Багдаде и лидерами Курдистана. Более того, курды пытаются вести свою игру, сепаратно договариваясь с нефтяными компаниями, в том числе американскими, о разработке месторождений, расположенных на территории провинции. Таким образом, амбициозные планы по наращиванию добычи сырья сопровождаются существенными политическими рисками и вероятностью эскалации внутренних конфликтов в Ираке.

Нельзя забывать и о долгосрочных последствиях войны в Ираке для Соединенных Штатов: одни только расходы на оказание медицинских услуг американским ветеранам иракской войны, по прогнозам, составят более 500 миллиардов долларов. Впрочем, считать чужие деньги — дело не очень благодарное. Для самого Ирака последствия кампании могут быть гораздо более тяжелыми во всех отношениях.

Прежде всего, провалился американский «урок демократии», или проект создания нового иракского государства с внешней поддержкой. Перспективы федеративного и уж тем более конфедеративного сосуществования суннитов, шиитов и курдов выглядят сомнительно.

Американское военное вторжение вытолкнуло на поверхность и до предела обострило противоречия в иракском обществе, усилило группировки радикальных исламистов. Инфраструктура страны практически разрушена: Ирак, один из мировых лидеров по запасам нефти, в наши дни крайне незначительно влияет на баланс сил в мировой энергетике.

По сути, в результате американской кампании в Ираке началась гражданская война, усилилось неприятие и отторжение самой Америки и американских ценностей. Иракские женщины в наши дни находятся в гораздо худшем положении, нежели в эпоху правления Саддама Хусейна. В целом, трудно найти хотя бы один положительный момент в отношении операции США и их союзников в Ираке.

Уже в 2005 году американская газета «Вашингтон пост» опубликовала результаты опросов общественного мнения, согласно которым граждане США в своем большинстве не одобряли войну в Ираке. В 2008 году, когда Джорджа Буша-младшего на посту президента США сменил Барак Обама, действия страны в Ираке не поддерживали около 64% американцев. В целом, большинство проводившихся опросов общественного мнения продемонстрировали негативное отношение граждан США к операции в Ираке и эффективности ее реализации.

Сегодня сторонники интервенционизма настойчиво призывают президента США Барака Обаму предпринять более решительные действия в отношении Сирии и ее «кровавого» режима. Эти же люди говорят о необходимости проведения более жесткой линии в отношении Ирана. Учитывая вышеприведенные цифры и факты, нетрудно предположить, к чему может привести практика военных кампаний, не согласованная ведущими мировыми центрами принятия решений, в особенности — Советом Безопасности ООН.

Американские уроки демократии оказываются весьма губительными как для реципиентов-«учеников», так и для самих США. Все больше людей в Америке проводят параллели между войной во Вьетнаме и иракской кампанией — это ли не свидетельство того, что внешнеполитическая линия Вашингтона нуждается в корректировке?

На фоне такой «эффективности» весьма сомнительно выглядят попытки заокеанских партнеров научить демократии не только многострадальный Ирак, но и периодически звучащие из Вашингтона суждения относительно демократичности политического процесса, а также соблюдения прав и свобод отдельных лиц.

Складывается впечатление, что действия США и соответствующие заявления официальных лиц в Вашингтоне нередко продиктованы не столько уважением к международному праву, Уставу ООН и ключевым принципам продуктивного внешнеполитического взаимодействия, сколько интересами американского ВПК и его лоббистов на Капитолийском холме, которые нередко имеют весьма расплывчатое представление о том, как нужно правильно писать — Иран или Ирак…

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Государственные Вести»
Распечатать страницу