Ирану не вклиниться в процесс мирного урегулирования карабахского конфликта

19.04.13

Ирану не вклиниться в процесс мирного урегулирования карабахского конфликта

Эксперты МГИМО: Муханов Вадим Михайлович, к.ист.н.

Иран стремится усилить свое влияние в Закавказье — жизненно важном для него регионе, и прилагает для этого вполне ощутимые усилия. Это, в том числе, касается нагорно-карабахского процесса и проявляется в виде комментариев различных иранских политиков. Об этом корреспонденту ИА REGNUM заявил старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО(У) МИД России Вадим Муханов, комментируя заявление посла Ирана в Баку Мохсина Пака Айина о том, что Минская группа ОБСЕ не способна решить карабахский конфликт.

«Если бросить беглый взгляд на историю, то за исключением последнего века или двух Иран традиционно являлся одним из крупнейших игроков региона. С древнейших времен с Персией считались все. Ситуация в видимом спектре изменилась не так давно — начало XIX века, когда были подписаны Гюлистанский и Туркменчайский договора, которыми Персия признавала превосходство Российской империи. Сейчас, конечно, ситуация совершенно иная, но это, тем не менее, никак не умаляет того факта, что Иран был и остается одним из самых крупных игроков региона», — заявил Муханов.

По мнению эксперта, основная причина активизации Ирана в Закавказье кроется в стремлении Тегерана обеспечить стабильность по периметру своих границ. С другой стороны, напомнил Вадим Муханов, Иран фактически отодвинут в сторону от важных региональных процессов в Закавказье. «Естественно, его это положение дел никак не устраивает. Тегеран стремится к большему влиянию на регион, и это не просто прихоть, а острая необходимость. Тегеран жизненно заинтересован, чтобы в его приграничных территориях была стабильность. Сейчас Иран отодвинут от участия в любых форматах карабахского урегулирования. Он хочет играть более весомую роль. Закавказье для него жизненно важно, особенно на фоне непростых отношений со странами региона. Армения — стратегическое окно для Тегерана на север, и он пытается всеми силами укрепить, углубить отношения с Ереваном. Кроме того, Тегеран пытается достичь прогресса в отношениях с Грузией, и мы можем вспомнить, что между этими двумя странами периодически происходят контакты на довольно высоком уровне. Но не будем забывать и об Азербайджане, с которым у Ирана достаточно сложные и противоречивые отношения», — сказал он.

Так или иначе, выразил уверенность политолог, Иран недоволен отведенной ему ролью статиста, однако в краткосрочной перспективе добиться желаемого ему не удастся. «В контексте сложной региональной конъюнктуры, внешние игроки — ЕС, Россия, США, — курирующие процессы в Закавказье, не особо заинтересованы в усилении роли Ирана, а с некоторыми из них у Ирана очень напряженные отношения. В результате ему приходится довольствовать двусторонними отношениями, где не всегда и не все бывает гладко», — считает старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО(У) МИД России.

Что касается непосредственно нагорно-карабахского конфликта и стремления Ирана втянуться в процесс его урегулирования, Вадим Муханов также назвал эти попытки бесперспективными. «Активность Ирана в этом направлении блокируется теми же внешними игроками, которые сегодня в той или иной степени выполняют функцию посредника в процессе мирного урегулирования. Если взять тот же формат ОБСЕ, критикуемый как сторонами конфликта, так и Ираном, то появление в этом формате представителя Тегерана практически невозможно. Кроме того, посредническая миссия сама по себе предполагает определенное сотрудничество посредников, что сложно представить, скажем, в случае с Тегераном и Вашингтоном», — поделился мыслями собеседник.

Муханов коснулся также отношений Баку-Тегеран, назвав их, в частности, «шероховатыми». «На протяжении последнего десятка лет между ними постоянно возникают трения, конфликты, противоречия по совершенно разным поводам. Однако, по-моему, эта конфронтация не выльется в нечто более серьезное, и часто звучащие оценки о неизбежной эскалации ситуации ошибочны. Причины там, где и были в течение последних 10–15 лет. Все очень просто: у Ирана есть более серьезные проблемы, чем Азербайджан, который в этом списке стоит далеко не на первом, да и не на десятом месте», — подытожил эксперт.

Как ранее сообщало ИА REGNUM, посол Ирана в Азербайджане заявил, что причина нерешенности нагорно-карабахского конфликта заключается в неспособности Минской группы ОБСЕ урегулировать эту проблему. «Думаю, что это не имеет никакого отношения к связям Ирана с Арменией. Ирано-азербайджанские связи сформированы в рамках отношений между двумя соседними государствами. Другие государства, также имеющие дружественные отношения с Азербайджаном, поддерживают еще более широкие связи с Арменией, чем Иран. Поэтому считаю, что обвиняя Иран, некоторые лица стремятся прикрыть слабые стороны Минской группы», — заявил иранский дипломат. Затягивание конфликта, по мнению посла, обеспечивает интересы «больших сил», а также государств-сопредседателей Минской группы: «Эти силы не предпринимают серьезных усилий в направлении разрешения конфликта».

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: ИА REGNUM
Распечатать страницу