Россия — Новая Зеландия: перспективы торгового диалога

23.04.13
Эксклюзив

Россия — Новая Зеландия: перспективы торгового диалога

Россия — Новая Зеландия: перспективы торгового диалога

Аспирантка кафедры МЭО и ВЭС Варвара Ремчукова — о выступлении в Москве претендента на пост нового главы ВТО, а ныне министра торговли Новой Зеландии Тима Гросера и российско-новозеландских экономических отношениях.

В апреле 2013 года Москву посетил министр торговли Новой Зеландии Тим Гросер. Он выступил перед экспертами, экономистами и сотрудниками министерств и ведомств с лекцией на тему «Развитие событий в мировой торговой политике: ВТО и региональные торговые соглашения. Размышления о роли России». Интерес к выступлению Гросера обусловлен тем, что, прежде чем занять пост министра торговли, он принимал активное участие в переговорах со стороны Новой Зеландии по вопросам сельского хозяйства в Уругвайском Раунде ВТО, а впоследствии несколько лет был представителем Новой Зеландии в ВТО. Кроме того, Тим Гросер является одним из наиболее перспективных претендентов на пост нового главы ВТО. Интерес к визиту высокопоставленного чиновника обусловлен также тем, что в настоящее время Россия ведет переговоры с Новой Зеландией о создании зоны свободной торговли.

Надо отметить, что актуальной проблемой для нашего экспертного сообщества является формирование собственных критериев подхода к вопросам, стоящим на повестке дня ВТО, а также выбор верных ориентиров в общении с иностранными экспертами в этой области. В этом смысле значение общения российской экспертной аудитории с таким крупным ньюсмейкером, как Тим Гросер, существенно возросло.

В своем выступлении Гросер говорил о проблемах, с которыми столкнулась Всемирная торговая организация на современном этапе, о росте преференциальных торговых соглашений на фоне устаревания нормативно-правовой базы многосторонней торговой системы, а также о стратегическом значении создания зоны свободной торговли между Новой Зеландией и Таможенным союзом России, Белоруссии и Казахстана.

Гросер, как и многие экономисты, придерживается стойкого убеждения в том, что, прежде чем переходить к решению вопросов 21-ого века, ВТО необходимо завершить решение проблем, сохраняющихся с начала Дохийского раунда. По его словам, именно Новая Зеландия — государство с экономической структурой развивающейся страны и уровнем доходов развитой — приложила в последние три десятилетия максимум политических усилий для развития многосторонней торговой системы, в особенности по вопросам, касающимся сельского хозяйства, поскольку видела в этом главную предпосылку к своему экономическому выживанию в условиях глобальной экономики.

Опыт Новой Зеландии в этом смысле вообще примечателен, так как иллюстрирует значение многосторонней торговой системы для менее крупных игроков на глобальном рынке — ВТО ограничивает суверенитет стран в отношении экономических и торговых отношений друг с другом, сопровождая этот процесс эффективной системой урегулирования споров. Именно опора на правила многосторонней торговой системы позволила Новой Зеландии перейти к процессам реформ внутренней и международной политики. Однако стоит подчеркнуть, что в рамках ВТО Новая Зеландия придерживается умеренной позиции: с одной стороны, разделяет политику развивающихся стран в отношении доступа на рынки товаров и услуг промышленно развитых партнеров, а с другой — имеет свои четко очерченные интересы и поддерживает национального производителя. В рамках механизма разрешения споров страну также нельзя назвать ни активным истцом, ни ответчиком — за время существования механизма разрешения споров ВТО Новая Зеландия выступала истцом в 7 случаях, в качестве третьей стороны — в 34 спорах — и ни разу не была представлена в качестве ответчика.

Что касается проблемы повышенной региональной активности, то она, по мнению Тима Гросера, во многом связана со слабостью ВТО как центра: большинство стран, по его опыту, предпочли бы регулирование торговли в рамках многосторонней системы, если бы многосторонняя система в последние годы не давала серьезных сбоев.

Таким образом, усиление торгово-инвестиционной интеграции в большей степени обуславливается естественным желанием как развитых, так и развивающихся стран активизировать свое участие в международной торговле, несмотря на то что закостенелые проблемы в переговорах в системе ВТО так и не находят решения. Анализируя политику самой Новой Зеландии, следует обратить внимание на то, что в рамках ВТО нотифицированы всего десять соглашений с участием Новой Зеландии, в том числе соглашение с Россией, по которому еще только ведутся переговоры. При этом практически все соглашения имеют ярко выраженный региональный характер. В случае создания зоны свободной торговли с Россией для обеих стран это послужит достаточно серьезным прорывом, имеющим немалое значение не только для самих участников, но и в целом для региона АТЭС.

Министр добавил, что присоединение России к ВТО в будущем приведет не только к экономическим последствиям, но и к политическим переменам, а о потенциале России как огромного развивающегося рынка и торгового партнера, безусловно, следует думать как о долгосрочном проекте со своими падениями и взлетами.

Следует напомнить, что, начиная с 2010 года, Новая Зеландия и Россия ведут переговоры о создании зоны свободной торговли. Для России это будет первым соглашением о ЗСТ, подписанным не с бывшими соседями по СССР, а с государством, являющимся важным элементом динамично развивающегося Азиатско-Тихоокеанского региона. Новая Зеландия ежегодно экспортирует в Россию продукты животноводства на сумму свыше 200 млн долларов США — в основном это сливочное масло (более 70% новозеландского экспорта в Россию, что составляет 27% от всего импортируемого Россией сливочного масла) и такие разновидности мяса, как баранина и козлятина.

В ходе переговоров о присоединении России к ВТО Новая Зеландия как член Кернской группы выступала против крупномасштабных российских субсидий в национальное сельское хозяйство на время переходного периода. Однако создание зоны свободной торговли предоставит Новой Зеландии доступ не только на желанный российский рынок, но и на рынки других государств-членов Таможенного союза. И хотя данное соглашение в первую очередь будет иметь политическое значение, Новая Зеландия с оптимизмом смотрит на увеличение объемов экспорта в долгосрочной перспективе, проводя аналогию между Китаем десятилетней давности и Россией наших дней.

Создание такой ЗСТ Тим Гросер считает важным стратегическим шагом для позиционирования России. Новая Зеландия является своего рода «администратором развивающейся архитектуры региона АТЭС», поэтому в политическом плане подписание соглашения поставит «фигуру России на шахматную доску АТЭС», что со временем будет иметь и экономические последствия.

В заключение Тим Гросер добавил, что будущему Генеральному директору ВТО, кто бы им ни стал, предстоит решать сложные проблемы, связанные с перестройкой организации и отказом от договоренностей узкого масштаба в качестве инструмента решения крупных проблем, а также необходимо будет работать в тесном контакте с новым и сильным членом ВТО — Россией. Высказанная Гросером точка зрения еще больше подчеркивает необходимость активной позиции России для развития и совершенствования многосторонней торговой системы на благо интересов нашей страны по многим стратегическим направлениям.

Можно прогнозировать, что в случае избрания Тима Гросера на пост Генерального Директора ВТО интерес к его позиции, высказанной перед российской экспертной аудиторией, только усилится.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу