Япония, похоже, ищет новые подходы к проблеме Курил

24.04.13

Япония, похоже, ищет новые подходы к проблеме Курил

Эксперты МГИМО: Панов Александр Николаевич, д.полит.н., профессор

Какие вопросы двустороннего сотрудничества будут затронуты на встрече президента России Владимира Путина с премьер-министром Японии Синдзо Абэ, и готовы ли стороны приступить к решению существующего территориального спора, рассказал бывший посол РФ в Японии Александр Панов.

Гость в студии «Голоса России» — Александр Николаевич Панов, профессор МГИМО, бывший Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации в Японии.

Интервью ведет Андрей Ильяшенко.


Ильяшенко: 28 апреля в Москву с официальным визитом прибудет премьер-министр Японии Синдзо Абэ. Накануне визита он заявил, что рассчитывает договориться с президентом Путиным о новом старте переговоров по двустороннему мирному договору. Иначе говоря — вновь обсудить территориальную проблему между Россией и Японией, принадлежность южных Курильских островов.

Помочь разобраться в этой непростой проблеме и оценить весь комплекс российско-японских отношений мы попросили Александра Николаевича Панова, профессора МГИМО, бывшего посла России в Японии.

Мы, конечно, ожидаем, что тема Курил будет затронута. В чем заключается официальная позиция России и официальная позиция Японии? В чем несостыковка?

Панов: Территориальная проблема, проблема мирного договора не будет центральной на переговорах, это уже очевидно, стороны к этому пришли в том смысле, что никаких новых предложений выдвинуто не будет, обсуждения чего-то конкретного нет в повестке дня.

Просто будет выражено общее желание приступить к переговорам, дать указание министрам иностранных дел сесть за стол переговоров и начать конкретные дискуссии. Это будет записано, скорее всего, и в совместном заявлении.

Что касается самой территориальной проблемы, она имеет давнюю историю. Я скажу только, что на настоящий момент она заключается в том, что Россия, президент Путин в 2001 году предложил начать переговоры на основе декларации 1956 года (вернее, 9-й статьи этой декларации), где записано, что Советский Союз будет готов передать Японии острова Хабомаи и Шикотан после подписания мирного договора.

Как известно, в 1956 году эта декларация была ратифицирована. Это фактически и есть мирный договор, но тогда не удалось решить территориальную проблему. Потом никакие переговоры по территориальной проблеме не проводились, более того, Советский Союз, а потом и Россия уходили от признания этой территориальной статьи.

Только в 2001 году Владимир Владимирович Путин сказал, что это юридический документ, который нужно соблюдать, поэтому давайте будем говорить по этой 9-й статье, тем более, что там очень много неясного — что означает передача, каковы условия. Япония вроде бы изначально согласилась начать такие переговоры, но потом к власти пришел премьер-министр Коидзуми, который сказал, что-де мы говорить на эту тему не будем, мы будем настаивать на том, чтобы нам передали четыре острова сразу, вместе.

Тогда с российской стороны было заявлено, что на такой ультимативной основе вести переговоры бессмысленно. Значит нужно вернуться к той позиции, что по результатам Второй мировой войны эти территории отошли к России. 12 лет никаких переговоров не было.

Сейчас, насколько я понимаю, Япония несколько изменяет свою позицию, хотя официально об этом еще не заявлено, в том плане, что отказывается от позиции «все четыре острова сразу», но что будет дальше, пока не говорится. Я думаю, что и в Москве премьер-министр Японии ничего на эту тему говорить не будет.

Ильяшенко: Естественно, что в официальном порядке мы вряд ли дождемся чего-то сенсационного в ближайшем будущем, за более длительную перспективу говорить не приходится.

В Японии существуют различные подходы среди экспертов, политиков. Специальный посланник японского премьера, господин Мори, который в свое время вел переговоры с президентом Путиным, выступая по телевидению, взял карту Курил и провел там линию, отделив три острова и оставив один. Это сочли неким новым планом, новой идеей, которую выдвигает японская сторона.

С другой стороны, остается и позиция «все четыре и сразу». Но есть и другие варианты. Что отражает эта множественность подходов к проблеме в японских политических кругах?

Панов: Что касается предложения бывшего премьер-министра Мори — мы с ним в очень хороших дружеских отношениях — недавно, будучи в Японии, я его спросил, что означает его идея. Он сказал: это мое личное мнение, и я просто хотел показать японцам, что позиция «все четыре острова сразу» нереальна, что нужно думать над каким-то компромиссом. Ничего более за этим моим предложением не стояло.

Есть и были всегда разные подходы к решению этой проблемы, в том числе в формате «два плюс два» — после того, как в 2001 году Путин предложил начать переговоры по территориальной статье 1956 года. Было предложение поделить острова пополам по площади — его выдвинул нынешний советник премьер-министра, дипломат Яти. Были и другие предложения.

Ученые иногда высказывают предложения, но это не официальные позиции, они не отражают официального подхода японского правительства. А он до последнего времени заключался в том, что «все четыре сразу, вместе». Сейчас эта позиция не повторяется, и в каком виде она будет выглядеть — «два плюс два» или еще как-то — непонятно...

Андрей ИЛЬЯШЕНКО

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: РГРК «Голос России»
Распечатать страницу