Маршруты и «ловушки» китайско-индийского партнерства

26.04.13

Маршруты и «ловушки» китайско-индийского партнерства

Эксперты МГИМО: Лузянин Сергей Геннадьевич, д.ист.н., профессор

Отношения Китая и Индии всегда привлекали повышенное внимание. Как новое руководство КНР рассматривает своего большого азиатского соседа — как партнера или соперника?

Как в китайско-индийском взаимодействии сочетаются глобальные или региональные интересы двух стран?

Достаточно ли для Индии и Китая «общего пространства»?

В Нью-Дели присматриваются к новым лидерам КНР, отслеживая и комментируя каждое интервью или выступление председателя КНР Си Цзиньпина и премьера Госсовета КНР Ли Кэцяна. Особенно внимательно индийцы изучали визит нового председателя КНР в Россию. Возможно, не все понравилось индийским политикам, особенно посещение китайским руководителем ведомства министра обороны Сергея Шойгу.

15 марта 2013 г. индийский премьер Манмохан Сингх в телефонном разговоре, поздравляя Ли Кэцяна с избранием, произнес казалось бы обычные, протокольные фразы о «всестороннем развитии индийско-китайских отношений», заметив однако, что «в мире достаточно пространства, чтобы Индия и Китай осуществили общие цели в развитии».

Ли Кэцян, поблагодарив собеседника, также проявляя соответствующий политес, в ответ заметил, что пространство «будет все более широким, а общие интересы — еще большими».

Возможно, в этом формальном обмене любезностями все-таки зашифровано некое китайское предложение от нового руководства относительно переформатирования и уточнения границ и роли Китая и Индии в упомянутом глобальном «пространстве». Нельзя исключать, что дальнейший диалог может пойти по разным сценариям — от варианта ужесточения позиций каждой из сторон по поводу упомянутого пространства, до компромиссного, при котором Индия будет вынуждена согласиться на роль ведомой в обмен на широкие экономические преференции со стороны Китая.

Глобальный марафон. Кто первый на «геополитической дорожке»?

Формально оба государства сохраняют статус развивающихся, больших региональных держав. Они имеют общую границу (3 тысячи км) и ориентированы каждый на «свой» регион: Индия — на Южную Азию, где она является одним из ведущих членов Ассоциации стран Южной Азии (СААРК), а Китай — на Восточную Азию.

Своего проекта у КНР в Южной Азии нет, но зато Пекин с лихвой компенсирует институциональное отставание от Индии, созданной Зоной свободной торговли (ЗСТ) со странами АСЕАН (АСЕАН + 1) и Шанхайской Организацией Сотрудничества, действующей в Центральной Азии. При этом Пекин числится в ШОС ведущим среди постоянных членов, а Индия только наблюдателем и когда ее примут в постоянную группу — вопрос открытый.

Если посмотреть глубже, в обеих столицах формируются геополитические амбиции. Вопрос только в том, кто первый открыто «бросит перчатку» своему соседу, объявив всем о новом мировом статусе. Лидером по всем очевидным признакам является Китай, который, как известно, опережает Индию по многим параметрам. Он входит в официальный «ядерный клуб», является постоянным членом СБ ООН, в 4.5 раза опережает Индию по объему ВВП и пр. И пока эти китайские козыри Нью-Дели побить невозможно.

При этом Поднебесная в своем глобальном соревновании выглядит более убедительно. От США Китай зависит в финансово-экономической, но не в политической сфере. Причем в экономическом плане Пекин сам в состоянии реально надавить на Вашингтон. Что касается собственных и независимых ни от кого внешнеполитических шагов — последний пример показателен. Захотел новый руководитель полететь с первым официальным визитом именно в Москву, и сделал, а Вашингтон ему здесь не указ.

Чего не скажешь о Нью Дели. Индия в отношениях с США иногда выглядит «младшим братом». Она то делает резкие заявления «о своем независимом курсе», желании развивать свои мирные ядерные программы, то начинает говорить о необходимости «объединения демократических сил в Азии» (против Китая) под эгидой США. Определенная импульсивность, и стремление действовать с оглядкой на США налицо.

Космос, корабли и ракеты. Готова ли Индия отстаивать свои национальные интересы в Южно-китайском море?

Соперничество двух держав фокусируется на военной компоненте. Индийские военные эксперты в своих трудах подробно говорят о серьезном отставании Индии от КНР в этой сфере. В частности они выделили доминирование Китая в воздушно-космическом пространстве, в темпах модернизации военно-морских сил, в уровне стратегических вооружений и пр. При этом, они подчеркивают, что Индия может ликвидировать разрыв, если сконцентрирует внимание на быстрой разработке и развертывании большого количества баллистических ракет средней дальности «Агни — 3», «Агни — 4» и «Агни — 5».

К слову индийский военно-морской флот сохраняет свое преимущество в зоне Индийского океана. Более того, 5 декабря 2012 г. начальник генерального штаба ВМФ Индии Д. К. Джоши объявил о готовности к отправке боевых кораблей в Южно-Китайское море для «защиты национальных интересов своей страны». Другими словами, Индия не боится потягаться с Китаем и на морской «чужой территории».

Мотивация подобного шага, как выясняется сегодня, была связана не столько с обострившимся в тот период китайско-вьетнамским спором из-за спорных островов на шельфе, богатых углеводородами, сколько с тем, что нефтегазовые месторождения начала разрабатывать (с благословления Ханоя) индийская компания Oil and Natural Gas Corp. Другими словами индийская военная доктрина «сдерживания КНР» подкреплена и серьезными экономическими интересами.

Уязвимые места партнерства. Почему растет список взаимных претензий?

Похоже, что прежние механизмы, сдерживавшие китайско-индийские «размолвки», сегодня несколько ослабли. В течение 10 лет, как известно, трехсторонний формат РИК (Россия — Индия — Китай) периодически остужал горячие головы в Пекине и Дели, и позволил вывести двусторонние отношения Китая и Индии на уровень стратегического партнерства. Но сегодня «треугольник», к сожалению, уже не так эффективен, как раньше. Новый проект БРИКС «заточен» на глобальные интересы Китая, к нему сейчас и проявляют основное внимание в Пекине.

При этом перечень «нестыковок» в китайско-индийских отношениях постоянно растет. Сегодня — это претензии Китая на Аруначал-Прадеш, раздражение Индии в связи с приходом к власти коммунистических сил в Непале и Бутане, традиционная антикитайская деятельность Далай-ламы, строительство китайскими компаниями ГЭС на р. Ярлунг и др.

Нынешний объем торговли (80 млрд. долл.) явно неадекватен экономической мощи обеих государств. Причины невысокого уровня разные, включая проблему недоверия. Индийцы, например, считают, что они превращаются в сырьевой придаток Китая, ссылаясь на сложившуюся структуру торговли.

Действительно, в китайском экспорте в Индию преобладают электротехника, турбины, телекоммуникационное оборудование, продукция машиностроения, органической химии, сталелитейной промышленности, компьютеры и пр. Китай же в основном покупает индийские минеральные руды, хлопок, пряжу, ткани, драгоценные камни и металлы. Доля машиностроения в индийском экспорте в Китай составляет всего лишь 3,5%.

Особые отношения Китая и Пакистана также остаются раздражителем китайско-индийского сотрудничества. Налицо усиление инвестиционной активности КНР в стратегически важных пакистанских проектах — порт Гвадар и др. Ежегодно проводятся антитеррористические учения. В 2010 г. — в КНР (СУАР), в 2011 г. — на пакистанской территории. Действует китайско-пакистанская комиссия по вопросам обороны и безопасности. Все это, разумеется, не может не вызывать раздражения в Нью-Дели.

Имеются, конечно, и ограничители китайско-индийских конфликтов. Координационный механизм двух стран по пограничным вопросам сохраняется и ведет свою работу. Продолжает действовать формат ежегодных переговоров по совместной границе на уровне министров и заместителей. Это, правда, не полностью гарантирует стороны от обострения взаимных трений, которое время от времени дает о себе знать. На днях индийское правительство заявило, что китайские военнослужащие нарушили границу и вошли в северо-восточный индийский район Ладакх. Пекин данное заявление опроверг, подчеркнув, что пограничные войска Китая придерживаются соглашения между двумя странами и не нарушают демаркационную линию. Тем не менее, уровень противостояния сторон явно возрос, индийская армия планирует направить в Гималаи дополнительные воинские части.

Видимо старые ресурсы согласования интересов в районе общей границы исчерпали себя. Нужны новые идеи, и прежде всего на экономическом треке, что позволит повысить уровень взаимного доверия сторон. В этом заинтересован, прежде всего, Китай, который позиционирует себя как будущую ответственную сверхдержаву. Иными словами, при всей сложности и внутренней конфликтности китайско-индийских отношений, Пекину придется договариваться с Нью-Дели. Иные варианты чреваты непредвиденными «остановками» китайского «глобального экспресса».

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: РГРК «Голос России»
Распечатать страницу