Сирия: внутренние и внешние противники Асада

30.04.13
Эксклюзив

Сирия: внутренние и внешние противники Асада

Эксперты МГИМО: Федорченко Андрей Васильевич, д.экон.н.

Директор Центра ближневосточных исследований Андрей Федорченко — о ситуации в Сирии и вокруг нее.

Народные выступления с требованием провести политические реформы начались в Сирии в марте 2011 года. Первоначально власть сочетала использование жестких методов подавления демонстраций с проведением выборочных политических и экономических реформ. Однако сирийским властям не удалось перевести конфликт в политическое поле и наладить диалог с оппозицией. Реформы под предлогом укрепления безопасности были заморожены, усилилась силовая составляющая в политике власти по управлению сложившейся ситуацией.

Началась затяжная война на истощение между правительственными силами и оппозиционными движениями. Не стоит забывать, что в арсенале президента Б. Асада были не только военная сила (сирийская регулярная армия, по официальным данным, насчитывает около 200 тыс. человек, 250 тыс. находятся в резерве, многие офицеры еще до «арабской весны» имели опыт участия в боевых действиях), но и политически опыт – до недавнего времени он мог создавать замысловатые альянсы с привлечением сирийских христиан, друзов и некоторых суннитских социальных групп посредством раздачи привилегий и иных льгот по этно-конфессиональному принципу.

Сила оппозиции – в разнообразной по форме внешней поддержке. «Революция» была бы обречена на поражение без постоянного притока иностранной помощи оппозиционерам (деньги, оружие, боеприпасы) и внешнего вмешательства (постоянный приток «революционеров» из-за рубежа – в основном из арабских стран). Особое значение имеет мощная политическая поддержка США, Великобритании, Франции, стран ССАГПЗ, Турции.

Вооруженные формирования непримиримой сирийской оппозиции представлены силами «Сирийской свободной армии» (ССА насчитывает, по разным оценкам, от 3 тыс. до 100 тыс. бойцов; состоит по преимуществу из суннитов, которые дезертировали после начала волнений из армии Сирии; постоянно пополняется джихадистами из Ливана, Ирака, Туниса, что власти этих стран не раз признавали официально), радикальных исламистов из движения «Джабхат ан-Нусра» (около 5 тысяч обученных и хорошо вооруженных бойцов) и отрядами разрозненных джихадистских групп.

Исламистские движения в Сирии за ее пределами делятся на три группы: «Братья-мусульмане», салафиты и джихадисты. При всех идейных и организационных различиях среди них в данном случае следует выделить джихадистов – сторонников насилия и противников любых элементов электоральной демократии и плюрализма. Именно они составляют основу «Джабхат ан-Нусра» и более мелких джихадистских групп, противостоящих армейским частям и силам безопасности САР. Растущие по численности джихадистские группировки, состоящие из боевиков, прибывающих в Сирию из других арабских стран, Турции и даже Европы все больше выступают в качестве отдельной, неконтролируемой силы.

Следует признать, что в определенной степени сам сирийский режим способствовал формированию радикальных исламистских течений на территории страны - много лет он предоставлял убежище разного рода экстремистским и террористическим организациям. В обмен на приют исламисты не беспокоили местные власти, действуя за пределами Сирии, в том числе против американских войск в Ираке и антисирийских политиков в Ливане, участвовали в операциях против Израиля. Здесь просматривается прямая аналогия со взаимоотношениями США и радикальных исламистов, тем более что с началом «арабской революции» джихадисты повернули оружие против режима Б. Асада.

Примечательно, что США и НАТО заинтересованы в том, чтобы в процессе достижения силового перевеса повстанцев ввести военную активность оппозиционеров в контролируемое русло, минимизировать влияние исламистских радикалов. А это не просто. Вашингтон опасается исламистской опасности в случае падения вертикали власти в Сирии. Исламистское кольцо может замкнуться в единое целое.

По поступающей из Сирии информации, единого фронта боевых действий между правительственными войсками и оппозиционными силами не существует. Последние действуют более или менее успешно в разных районах страны. Ряд информационных источников сообщают, что произошла серьезная перегруппировка государственных армейских формирований в направлении их концентрации вокруг Дамаска и районов компактного проживания алавитов на северо-западе страны.

Впервые за последние десятилетия подразделения, сконцентрированные на границе с Израилем, были переведены на подступы к столице. Основная часть четырех дивизий в марте 2013 года были переброшены на защиту Дамаска. В результате границы с Иорданией и Израилем оказались практически открытыми. Такая же ситуация сложилась на севере  и северо-востоке страны. Здесь осталась лишь одна бронетанковая дивизия, которая не в состоянии в полной мере противостоять оппозиционерам. 4-я бронетанковая дивизия и подразделения национальной гвардии, укомплектованные в основном алавитами,  были переведены в окрестности столицы. Правительственные войска продолжают наносить удары по повстанцам с использованием артиллерии, танков, ракетных подразделений, боевых самолетов МИГ-23 и Су-22.

Нарастание внешней поддержки оппозиционных сил нарушит баланс сил в сирийском конфликте и приведет к устранению нынешнего сирийского руководства. Есть основания предположить, что после падения правящего сирийского режима гражданская война продолжится и перекинется на соседние арабские страны. Алавиты, шииты, христиане, курды вполне могут развернуть широкомасштабную партизанскую войну, причем еще более ожесточенную, чем это было в Ираке.

Для США Сирия, очевидно, станет своего рода полигоном, где американцы будут отрабатывать свою новую стратегическую установку: поддерживать и продвигать к власти на Ближнем Востоке умеренных исламистов, готовых установить союзнические отношения с этой страной. Вашингтон уже начал предпринимать жесткие шаги по ограничению деятельности его союзников с Аравийского полуострова, направленной на поддержку радикального крыла сирийской оппозиции. С этой целью на иордано-сирийской границе создается буферная зона, контролируемая «светскими группами» вооруженной оппозиции при поддержке американских инструкторов. Именно через эту территорию будет идти транзит вооружений лояльным США оппозиционерам. Вотчина исламистов – районы, примыкающие к сирийско-турецкой границе – будет постепенно блокироваться и лишаться источников внешней помощи, включая отказ от установления бесполетной зоны в этой части Сирии. Но удастся ли американцам «отфильтровать» радикалов от умеренной оппозиции – ответ на этот вопрос следует искать в современном Афганистане и Ираке.

В настоящее время США и ЕС предоставляют вооруженной оппозиции средства коммуникации, а также продукты питания и медикаменты, но пока не намерены поставлять оружие. Сдержанность стран Запада в этом вопросе возросла после того, как одна из основных действующих в Сирии исламистских вооруженных группировок — «Джабхат ан-Нусра»— в апреле 2013 года заявила о клятве верности главарю международной террористической сети «Аль-Каида».

И все же США и их союзники не отказываются от планов совершить силами объединенной коалиции вооруженную интервенцию с целью установить контроль над складами химического оружия сирийской армии. Для координации совместных действий в этом направлении уже состоялись несколько международных встреч – с участием США, Великобритании, Канады, Франции, Иордании, Чехии, Катара и Израиля.

Вашингтон активизировал свою деятельность по усилению международной блокады Сирии. Иордания фактически отошла от своей и до этого не очень прочной позиции нейтралитета по отношению к сирийскому кризису; под американским давлением Алжир отходит от безусловной поддержки Дамаска. Ужесточаются экономические санкции против Сирии. 19 апреля ЕС ввел эмбарго на поставку нефтепродуктов из Сирии, а американские санкции против сирийских чиновников распространились на крупных бизнесменов из этой страны или имеющих сирийское происхождение.

Таким образом, силы, противостоящие нынешнему сирийскому режиму, целенаправленно сужают его возможности по противодействию вооруженной оппозиции. Особые опасения вызывает непримиримость внутренних и внешних противников Б. Асада, их абсолютное нежелание контактировать с сирийскими властями за столом переговоров.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу