Четыре года «Восточного партнерства»

20.05.13

Четыре года «Восточного партнерства»

Эксперты МГИМО: Шишкина Ольга Владимировна, к.полит.н.

Вот уже четыре года ЕС реализует внешнеполитическую программу «Восточное партнерство» (ВП). 7 мая 2009 года на саммите в Праге шесть постсоветских государств — Азербайджан, Армения, Белоруссия, Грузия, Молдавия, Украина — получили адресованную только им версию «Европейской политики соседства», запущенной в 2003 году. После нескольких лет доработки по ходу осуществления можно подвести некоторые итоги.

На двустороннем уровне ЕС предлагает подписать с государствами- партнерами Соглашения об ассоциации (которые бы заменили действующие Соглашения о партнерстве и сотрудничестве, СПС) с включенными в них Соглашениями о создании зон свободной торговли (ЗСТ). Другие двусторонние направления взаимодействия — это соглашения об упрощении визового режима и реадмиссии, а также укрепление внутригосударственных институтов для эффективного проведения реформ. На многостороннем уровне создается механизм политического взаимодействия между ЕС и восточными партнерами (без юридически обязывающих документов).

Первоначально партнеры с воодушевлением восприняли новую инициативу. Рассмотрев ее более внимательно и не увидев в ней перспективы членства в ЕС, некоторые (Украина, Молдавия, Грузия) были разочарованы. Это, однако, не помешало им развивать отношения с ЕС в рамках ВП в надежде на изменение позиции ЕС в будущем. К 2013 году со всеми партнерами, за исключением Белоруссии, на двустороннем уровне открыты переговоры по Соглашениям об ассоциации. СПС между Белоруссией и ЕС не действует ввиду его «несоответствия демократическим нормам», а потому и новое соглашение не может быть выработано. Со всеми, за исключением Белоруссии и Азербайджана, ведутся переговоры о создании ЗСТ.

Многостороннее измерение «Восточного партнерства» представляет собой саммиты представителей ЕС и всех без исключения партнеров и ежегодные встречи министров иностранных дел. Саммитов пока было два — в 2009 году в Праге, когда, собственно, было объявлено о запуске ВП, и в 2012 году в Варшаве, когда были обозначены его дальнейшие шаги. Любопытно, что на первом Белоруссия была представлена главой правительства, на втором — послом в Польше.

Также созданы четыре «платформы» по наиболее актуальным направлениям многостороннего сотрудничества, заседающие дважды в год. Это
1) демократия, управление и стабильность, 2) экономическая интеграция и сближение законодательства, 3) энергетическая безопасность, 4) контакты между людьми. В деятельности платформ участвуют высшие должностные лица ЕС и государств-партнеров, Служба иностранных дел ЕС, Еврокомиссия и почти все остальные институты ЕС. К участию в некоторых из платформ привлекаются внешние участники: Европейский инвестиционный банк (ЕИБ) и Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР), Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), Совет Европы и ЮНЕСКО. Предусмотрено также приглашение третьих стран (читай, России) для участия в конкретных проектах в случаях, если участие этих стран будет способствовать достижению поставленных целей ВП.

На следующем саммите в Вильнюсе в ноябре 2013 года планируется подписание соглашений об ассоциации между ЕС и теми из партнеров, которые к этому времени успеют согласовать с ЕС все вопросы и будут соответствовать представлениям ЕС о демократическом государстве. Несмотря на регулярные заверения ЕС в продолжении Восточного партнерства, поводы найти несоответствия и притормозить его реализацию есть.

Кризис привел к тому, что изначально выделенные Евросоюзом 600 млн. евро на осуществление «Восточного партнерства» в 2007–2013 годах оказались суммой, недостаточной для стимулирования реформ во всех шести государствах. Да и сама финансовая помощь потребовалась шести постсоветским партнерам уже не столько на проведение реформ, сколько на поддержание работоспособности существующих моделей экономики. У ЕС дополнительных средств нет ввиду острых финансовых проблем в странах еврозоны (PIIGS — Португалии, Ирландии, Италии, Греции, Испании), которые требуют первоочередного спасения.

Интерес государств ЕС к осуществлению «Восточного партнерства», и ранее колебавшийся в основном в зависимости от их расположения (чем дальше от восточной границы, тем меньше), сократился. Существовавший на начальном этапе у некоторых государств ЕС стимул «подразнить Россию» в регионе, который она считает приоритетом своей политики, постепенно сошел на нет.

Зародившись в 2008 году в качестве польско-шведской инициативы при активной поддержке Германии и Великобритании, к 2013 году «Восточное партнерство» сохранило поддержку преимущественно новых членов ЕС: Польши, Чехии, Словакии, Литвы и Румынии. «Восточное партнерство» для них — это возможность реализации своих внешнеполитических интересов внутри ЕС. Польша, Чехия и Словакия в основном рассчитывают на расширение экономического сотрудничества с Украиной, Литва — с Белоруссией, Румыния вынашивает свои планы относительно будущего Молдавии.

Как результат к весне 2013 года встал вопрос о том, насколько необходимо Евросоюзу в целом «Восточное партнерство» как сотрудничество со всеми шестью постсоветскими государствами, когда в наибольшей степени ему интересны одно-три государства. Тем более что внутриполитическое развитие партнеров, по мнению ЕС, дрейфует от идеальных западноевропейских лекал в сторону авторитаризма. Учитывая олимпийское спокойствие России в отношении ВП, пугать шестерку имперскими амбициями России, подталкивая к сотрудничеству с ЕС, не очень удается.

Наибольший интерес для ЕС по-прежнему представляет богатая ресурсами Украина. Однако за время функционирования программы «Восточное партнерство» в Украине произошло «сворачивание демократии», и есть примеры «политически мотивированных судебных решений». Соглашение об ассоциации полностью согласовано, но подписание остается под вопросом из-за «дела Юлии Тимошенко». Соглашение о ЗСТ, несмотря на зафиксированный в украинских документах евроинтеграционный выбор, под вопросом из-за опасений Украины нанести непоправимый ущерб своей экономике и ее непосредственным владельцам.

Молдавия и Грузия вырвались в лидеры по возможному вступлению в силу Соглашения об ассоциации и Соглашения о ЗСТ благодаря «высокому уровню развития демократии». В Грузии демократия установилась после революции роз в 2003 году, в Молдавии — в результате четырехлетнего политического кризиса, завершившегося в 2012 году избранием на пост президента представителя Альянса за евроинтеграцию Николая Тимофти. Несмотря на успехи на демократическом поприще, в случае Молдавии ЕС беспокоит неконтролируемая молдавско-украинская граница из-за неурегулированного приднестровского конфликта. В Грузии к вопросу территориальной целостности добавляется ее возможный откат к авторитаризму.

Режим Александра Лукашенко в Белоруссии регулярному политическому давлению со стороны ЕС не поддается, а периодические белорусские шаги по сближению даже в ЕС рассматриваются скорее как попытки оказать влияние на Россию при решении спорных вопросов. На примерах Азербайджана и Белоруссии можно проследить, что для Евросоюза важнее — эффективные демократические институты или диверсификация энергетических партнеров. Диверсификация важнее. Армения, хотя и сотрудничает с ЕС в рамках «Восточного партнерства» и даже ведет переговоры по Соглашению об ассоциации, не представляет большого интереса для ЕС в качестве экономического партнера, и сама не проявляет активности, аналогичной активности Грузии или Молдавии.

В общем, осенью 2013 года ЕС предстоит ответить на вопрос, нужны ли ему по-прежнему восточные соседи, и если да, то для каких целей. Нужны ли они ему сейчас или стоит дождаться более выгодных экономических и внутриполитических условий. Пример эпопеи с присоединением Турции к ЕС показывает, что проблем с придумыванием дополнительных условий в случае неготовности сближаться у ЕС не возникает. Вопрос в том, не решат ли партнеры за время раздумий ЕС, что «Восточное партнерство» в настоящем виде им не очень нужно.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Независимая газета»
Распечатать страницу