Маршруты «китайского ледокола» в Арктике. Между политикой и экологией

29.05.13

Маршруты «китайского ледокола» в Арктике. Между политикой и экологией

Эксперты МГИМО: Лузянин Сергей Геннадьевич, д.ист.н., профессор

С каждым годом заметно растет интерес Китая к Арктике. Как новое руководство КНР смотрит на перспективы и возможности развития своей арктической стратегии? Что лежит в основе арктических приоритетов Китая — углеводороды, получение новых транспортных маршрутов или геополитика?

Можно ли интернационализировать Северный морской путь?

Китайский интерес к Арктике сформировался относительно недавно — в конце 1990-х — начале 2000 годов в связи с общим ростом КНР, как формирующейся глобальной державы. Китай уже не может игнорировать Арктический регион, поскольку на карту поставлена возможность получения новых стратегических источников сырья и энергоресурсов. Доказано, что одна треть мировых углеводородных запасов и минерального сырья залегает в высоких арктических широтах. При этом все они еще не поделены.

Интерес Китая обусловлен и растущей транспортной мотивацией. Традиционные морские маршруты через Малаккский и другие южные проливы становятся с каждым годом все уязвимее в плане морской безопасности. Возрастает интенсивность перевозок, нужны дополнительные «коридоры». В этом смысле новые северные морские маршруты, которых на сегодняшний момент три — российский Северный морской путь (3500 миль), американо-канадский и околополярный (2700), идущий сквозь нефтегазовые шельфы Норвегии, Исландии и других стран, идеально подходят для Китая.

Неслучайно в КНР появился самый крупный в мире дизельный ледокол, способный пробивать лед толщиной в 1,5 м. Готовится к спуску еще один, видимо, атомный ледокол, которому будет не страшен лед уже до 3,5 — 4 м. В ближайшей перспективе китайские компании планируют создание целой флотилии ледоколов современного класса.
Особенно ценными выглядит для Поднебесной пока неработающий околополярный путь, который теоретически позволил бы КНР осуществлять часть морских грузоперевозок в Европу и обратно с гораздо меньшими затратами, выигрывая сотни миллиардов долларов. Северный морской путь (СМП) также представляется для китайцев привлекательным, если бы не его российский статус.

Многие китайские эксперты «вдруг» стали говорить о том, что СМП — «общее достояние всего человечества», что необходима интернационализация пути или предоставление ему «статуса нейтральных вод». Спорной выглядит недавно разработанная в Китае концепция Северного шелкового пути. Она исходит из того, что контроль над Арктикой, включая СМП, — это контроль и над мировой экономикой и над новыми подходами к мировым рынкам.

Эти рассуждения, несомненно, часть проявлений плюрализма мнений в китайском экспертном сообществе, хотя некоторые суждения, особенно об интернационализации, выглядят не совсем корректными. Следуя этой логике, российские эксперты также могли бы говорить о необходимости интернационализации, например, ряда китайских морских коридоров в Южно-Китайском или Восточно-Китайском море, ссылаясь на их особую, стратегическую, важность для человечества. Но российские эксперты этого не делают.

Как купить «кусок» Исландии?

Анализируя политику Китая в Арктике, следует обратить внимание на доводы российского эксперта А.Л. Ивановского, который к ключевой мотивации справедливо относит военно-стратегическую. «Получение доступа к месторождениям углеводородов, — пишет он, — и прочих полезных ископаемых Арктического региона играет (для Китая) вторичную роль», основной интерес — геополитический, включая борьбу за «свое» место среди других держав. Другими словами, регион становится новой взрывоопасной точкой пересечения интересов заинтересованных государств, делающих глобальную политику — США, РФ, КНР.

Китай в арктической гонке стартовал с невыгодных позиций, поскольку, не относясь к региону географически, первоначально не вошел в созданный в 1996 г. Арктический совет (АС) в составе США, России, Канады, Норвегии, Швеции, Дании, Финляндии и Исландии. Всего 8 государств, которые и имели приоритетные права заниматься экологией, экономикой, освоением Арктики. При этом до сегодняшнего времени не существует какой-то одной державы, которая бы имела исключительные (монопольные) права на регион.

Статусную «неполноценность» Китай попытался компенсировать за счет интенсификации двусторонних связей с отдельными членами Совета, прежде всего с Исландией и Данией.

В частности, была создана китайско-исландская зона свободной торговли. Пекин выдал Рейкьявику несколько значительных кредитов на чрезвычайно выгодных условиях. В экономику Исландии пошли китайские инвестиции. Китайцы почувствовали вкус удачи на исландской земле и чуть было не перегнули палку. Ряд китайских миллиардеров в частном порядке пытались купить острова на северо-востоке страны общей площадью более 300 кв. км для «туристического бизнеса», как было официально объявлено. По мнению российских экспертов, настоящей целью подобных покупок, скорее всего, было — создание «стационарных военных баз и коммуникаций».

Исландия сумела отказаться от сделанного предложения. Вскоре законодательно был введен запрет на продажу земельных участков, которые потенциально могли бы быть использованы для создания баз. 20 апреля 2012 г. состоялся официальный визит тогдашнего премьера Госсовета КНР Вэнь Цзябао в Исландию и подписано соглашение «О совместном освоении Арктики».

Китай и Россия. Может ли их поссорить «арктический вопрос»?

На сегодняшний день Исландия — главный лоббист Китая в Арктическом совете. Рейкьявик убеждает коллег, что принятие Пекина в качестве постоянного члена позволит привлечь китайские инвестиции в экологические работы и коллективные исследования региона. Однако Швеция, США, Норвегия и др. выступают против. В связи с этим исландские представители пригрозили, что, если китайцев не примут, они будут инициировать создание новой структуры — «Арктического круга», где бы Поднебесная уже заняла свое место.

До этого дело не дошло. На состоявшейся в городе Керуне (Швеция) VIII сессии (2013) Арктического совета Китай вместе с Италией, Индией, Японией, Южной Кореей и Сингапуром получил статус постоянного наблюдателя. До этого в группе постоянных наблюдателей уже состояли Великобритания, Франция, Германия, Голландия, Испания и Польша.

Россия, видимо, может ориентироваться и на уже сложившуюся базу документов «арктической восьмерки», и на достигнутые принципы российско-китайского стратегического партнерства, значительно продвинутые в ходе визита председателя КНР Си Цзиньпина в Москву. Явных противоречий здесь быть не должно. Вряд ли председатель Си Цзиньпин возьмет курс на ужесточение политики в отношении России по «арктическому вопросу». Москва, похоже, и дальше будет выступать за активное участие Китая в институте наблюдателей АС, совместных исследованиях и проектах.

При этом, очевидно, что у каждого арктического государства есть свои приоритеты и интересы, которые, как правило, не совпадают с интересами других партнеров, включая стратегических. России, наверное, нет смысла лоббировать в совете Китай, как это делает Исландия, и о чем пишут отдельные китайские эксперты. В данной позиции нет ничего обидного для КНР. Партнерство, даже стратегическое, — не союз.

При этом мы не должны забывать о том, что США спят и видят, как бы столкнуть РФ и КНР на «арктической почве», создать очередную конфликтную ситуацию. Долговременные задачи Запада — выдавить Россию и Китай из Арктики, что представляется сегодня и в будущем невыполнимой задачей.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: РГРК «Голос России»
Распечатать страницу