Европа проходит испытание исламом

30.05.13

Европа проходит испытание исламом

Эксперты МГИМО: Попов Вениамин Викторович, к.ист.н.

Всплески насилия со стороны иммигрантов-мусульман в ряде стран ЕС могут иметь множество последствий — раскол общества, возрождение нацизма, ускорение исламизации Европы и даже открытое межэтническое противостояние. Эксперты сходятся в одном — Европа угодила в глухой цивилизационный тупик

Зверское убийство британского военного музыканта в Лондоне, затем покушение на французского военнослужащего и затяжные уличные погромы в Швеции — все эти события буквально подхлестнули в европейской и мировой прессе дискуссию о проблемах иммигрантов и угрозе исламизации Европы.

На самом деле исламизация Европы — это миф, который придумали коренные жители стареющего континента. Боясь исчезнуть и потерять свою идентичность, европейские нации начали судорожные поиски угрозы своей самобытности. В качестве виновных европейцы персонифицировали приезжих мусульман. Так в интервью «Независимой газете» развенчал угрозу исламизации Рафаэль Лиожье, профессор Института политических исследований в Экс-ан-Провансе и автор книги «Миф об исламизации, эссе о коллективной одержимости». По мнению профессора, европейское общество ограничивает возможности иммигрантов-мусульман, что и вызывает у последних неприятие европейских ценностей.

Президент российского Института национальной стратегии Михаил Ремизов не разделяет мнения профессора Лиожье в части отсутствия угрозы со стороны сообществ исламских иммигрантов, хотя и признает трудности, с которыми они сталкиваются:

«Иммигранты — это люди, которые оказались в сложном положении. Многие из них фактически являются экономическими беженцами. И отторгаются обществом, куда они приезжают. Они и сами отторгают его, оно вызывает у них раздражение в силу культурной и социальной чуждости. Поэтому они испытывают естественную, закономерную враждебность по отношению к обществу, в котором они оказываются. И опять же в силу их сложного положения оказываются прекрасной средой для распространения радикальных идей на религиозной почве».

Проблема миграции в Европе стояла достаточно остро с семидесятых годов прошлого века, уточняет профессор, доктор исторических наук Алексей Малашенко. Но при этом отношение к миграции у большинства европейцев было достаточно невнимательное. И властям, и общественности большинства европейских стран всегда казалось, что мигрантов можно переварить, как в плавильном тигле. Они будут постепенно адаптироваться, интегрироваться в европейское общество и работать наравне с коренными жителями.

Однако того, что мигранты станут постоянным фактором европейского бытия, никто не предвидел. Как никто не предвидел, что в Европе только мусульманская иммиграция достигнет тридцати миллионов человек. Опробовались разные варианты приобщения этой среды к европейскому укладу — это и ассимиляция, и адаптация, и тот самый пресловутый мультикультурализм, который был поднят на щит несколько лет тому назад. Все эти попытки, по словам Малашенко, провалились, мусульманская иммиграция создает проблемы и в Голландии, и во Франции, и в Швеции, везде. И вот тут, на взгляд эксперта, европейцев одолело даже не разочарование, а некая оторопь. В свою очередь, мусульмане в Европе все больше осознавали себя легитимной частью полуторамиллиардной исламской уммы, могучей силы, и ощутили возможность заявлять о себе.

Безусловно, среди мусульманских иммигрантов немало и радикалов, и экстремистов. Мы это видели, видим и еще будем видеть, сказал Алексей Малашенко в интервью «Голосу России»:

«Вот сейчас пошла волна совершенно непонятных для несведущего человека столкновений и убийств. Это, к сожалению, тенденция. Сейчас очень много говорят, что люди из числа мигрантов переходят от организованного террора, который построен на базе организаций, к индивидуальному террору. Что очень плохо, поскольку открывает возможности для кого угодно. И тот человек, который совершает убийство, теракт, может это делать именем ислама в качестве мести за Афганистан, еще за что-то. Но кроме этого существует масса причин, в том числе личных, которые его толкают на такие поступки, но все это будет облекаться в религиозную форму».

Радикализм в иммигрантской среде будет способствовать дальнейшему взаимному отторжению мусульманских общин и остальной части европейского общества, прогнозирует Алексей Малашенко.

Крах мультикультурализма приводит к неожиданному, казалось бы, результату — обострению ситуации и расколу в самих западноевропейских обществах, отмечает в свою очередь директор Центра партнерства цивилизаций МГИМО Вениамин Попов:

«При этом правые силы очень активизируются. Они, может быть, и не возьмут власть завтра, но они очень агрессивны, воинственно настроены. Это очень сложная проблема, но нынешние власти фактически способствуют этому. Нельзя одной рукой бороться против экстремистов у себя дома и одновременно бомбить другие государства и помогать экстремистам за пределами своих государств. Это все аукнется на улицах Парижа, Лондона и других городов».

Европа сейчас проходит через очень серьезное испытание, считает Вениамин Попов, которое свидетельствует о кризисе самой европейской цивилизации. Если, например, Франция сейчас раскололась практически надвое по вопросу об однополых браках, то завтра ее разделит проблема как относиться к своим мусульманам.

Впрочем, далеко не все эксперты склонны воспринимать происходящие в Старом Свете процессы с щемящей жалостью в груди. Говоря о том, что Европа не готова к проявлениям насилия на своей территории, мы не совсем правильно отражаем реальность, убежден заместитель директора Института Европы РАН Алексей Громыко. Вся история Европы была в основном историей насилия. А в последние годы, напомнил Алексей Громыко в интервью «Голосу России», многие из государств — участников ЕС проявляли довольно сильное желание обратиться к жесткой силе и применительно к другим регионам мира, и, скажем, на Балканах:

«Так что я думаю, что представлять Европу в настоящее время как безвольную, рыхлую пацифистскую массу было бы не совсем правильно. Если вызов вот этого радикального насилия со стороны пришлых народов и религий будет проявляться все сильнее, то я думаю, что для Европы не будет проблемой вспомнить о своих воинственных генах. Другое дело, ясно, что это будет тупиковый путь».

И действительно история первой половины двадцатого века продемонстрировала, что именно в Европе насилие может быть доведено до такой стадии, что поставит под вопрос само выживание европейской цивилизации.

Никита СОРОКИН

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: РГРК «Голос России»
Распечатать страницу