Турция: великолепный век недолог

04.06.13

Турция: великолепный век недолог

Эксперты МГИМО: Дружиловский Сергей Борисович, к.ист.н., профессор

Правительство Эрдогана упустило возможность разрешить внутриполитические противоречия мирным путем. Стране угрожает эскалация конфликта с участием турецкого варианта «братьев-мусульман».

Турецкие власти начали предпринимать робкие попытки успокоить волнения и беспорядки, продолжающиеся с конца прошлой недели в половине городов страны, мирным путем. Вице-премьер страны Бюлент Арынч 4 июня сообщил о намерении встретиться с организаторами акций протеста и даже признал, что изначальные причины их недовольства — снос стамбульского парка Гези — справедливы и законны.

От главы правительства Реджепа Тайипа Эрдогана подобных признаний до сих пор услышано не было, да в этом уже и нет особой необходимости, полагают аналитики. Тлевший долгое время конфликт между исламистами и сторонниками кемализма получил, наконец, необходимую искру.

Для справки: кемализм — исключительно турецкая доктрина, которую сформулировал в 1927 году и предложил стране для практического применения военачальник, реформатор и первый президент Турции Мустафа Кемаль Ататюрк. В основе этой идеологии лежат шесть постулатов, среди которых республиканизм и национализм. Национализм по Ататюрку отвергает исламистские компоненты и базируется на понимании единой политической нации в границах Турецкой Республики, включающей всех граждан, воспитываемых в духе турецкого этнического самосознания. Кемализм предусматривает западный вектор общественно-социального и экономического развития.

С эпохи Ататюрка немало воды утекло, однако в упрощенном варианте до сих пор в турецком обществе с переменным успехом доминируют два взгляда на перспективы развития страны — поддержка курса на присоединение к европейскому сообществу, или ориентация на сугубо исламские традиции. Как известно, десятилетие правления правительства Эрдогана и его умеренно-исламистской партии «Справедливость и развитие» отмечено, с одной стороны, бойким ростом турецкой экономики и «мягкой» исламизацией государственных, социальных и политических институтов — с другой.
— Полиция Турции использует против демонстрантов «непонятные химические вещества»
Намерения властей вырубить в Стамбуле парк Гези послужили лишь поводом для выхода наружу недовольства либеральной части населения результатами «мягкой» исламизации, предполагает профессор кафедры востоковедения МГИМО Сергей Дружиловский. В интервью «Голосу России» он уточнил:

«Тридцать процентов населения поддерживают кемализм. Где-то процентов тридцать — это законченные исламисты, убежденные в том, что надо все менять, и где-то тридцать -это в основном жители сельских районов и неопределившиеся. Но я думаю, что на улицы исламистов выводить не будут, потому что это гражданская война. Поэтому правительство сделает все, чтобы как-то сдержать эти страсти и, может быть, направить их в русло каких-то переговоров. Пока они проводили курс на мягкую исламизацию, все было нормально. А вот в связи с „арабской весной“, с сирийскими событиями начинает ужесточаться курс, режим становится более авторитарным, начинают приниматься законы, которые явно с исламским душком. Я думаю, что вот это тоже вызывает протесты. Потому что турецкое общество в значительной степени все-таки светское, что бы там ни говорили».

Вообще нынешние события в Турции укладываются в общую логику «арабской весны», полагает Сергей Дружиловский. По его мнению, если бы не война в Сирии, то столь резкого витка внутренней напряженности в Турции не произошло бы. На поддержку сирийской оппозиции тратятся огромные средства, а обществу непонятны причины проведения такой политики. Изначально турецкое правительство рассчитывало, что окажется в стане победителей, что в сирийский конфликт вмешаются НАТО и США, а Турция получит возможность позиционировать себя как спасителя арабского и мусульманского мира. Но поскольку Запад вмешиваться не стал, то Турция, по словам профессора Дружиловского, оказалась словно мальчиком для битья. И это никому не нравится. У турецкого населения есть полным полно своих проблем, чтобы еще взваливать на себя проблемы Сирии, беженцев, поставки оружия и так далее.
Наверняка сегодняшнее противостояние в Турции не обойдется без последствий, предполагает Дружиловский. Даже если правительству удастся все-таки сдержать страсти путем компромисса, турецкое общество может почувствовать слабину властей и еще более активизирует стремление к либерализации и возврату к определенным кемалийским тенденциям.

Происходящее в Турции — это выражение протеста той второй части населения, которая никогда не голосовала за партию «Справедливость и развитие», предполагает руководитель турецкого сектора Центра изучения стран Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН Наталья Ульченко:

«Я бы сказала, что это люди, разделяющие ставшую для Турции в последние десятилетия традиционной систему республиканских ценностей. Во всяком случае это та половина избирателей, которая всегда находилась и находится в оппозиции к правящей партии „Справедливость и развитие“. Эта партия всегда отождествляла себя с Демократической партией, пришедшей к власти в 1950 году. И, начиная с противопоставления себя жесткой республиканской власти, сами они закончили жесткой реакционной политикой, направленной на подавление всех проявлений оппозиционных настроений».

Вместе с тем, по словам Натальи Ульченко, кризис еще не столь глубок и какой-то общественный консенсус еще может быть соблюден. Однако вернуться в прежнее состояние победоносного правления партии «Справедливость и развитие», наверное, уже никогда не удастся.

Совершенно очевидно, что Турция стоит на пороге глубокого политического кризиса, уверен востоковед, эксперт по странам Ближнего Востока Станислав Тарасов. Критическая масса противостояния между исламистами и кемалистами достигла своего максимального значения. Это произошло после того, как Турция активно втянулась в процесс «арабской весны», и в особенности, когда она оказалась на пороге военного вторжения в Сирию. Это вызвало большое возмущение в обществе, и сейчас около 50 процентов турок не поддерживают внешнюю политику правительства Эрдогана, отметил Станислав Тарасов в интервью «Голосу России»:

«Многие политические силы требуют отставки Эрдогана, и мне кажется, что вполне возможна рокировка. Сейчас президент Гюль по рейтинговой шкале политической популярности находится на первом месте, на втором месте находится лидер оппозиции Кемаль Кылычдароглу, лидер Народно-республиканской партии. Видимо, между двумя этими фигурами будет разыграна эта партия».

То, что сейчас происходит на турецких улицах и площадях, — это, по словам Станислава Тарасова, своеобразный тест государственности или даже рубеж. Речь идет о чисто идеологическом противостоянии: оставаться стране светской или становиться все более исламизированной. И это противостояние создает вакуум, который может быть заполнен некой третьей силой.

Теоретически в ситуацию могут традиционно вмешаться военные, которые не раз уже совершали перевороты в Турции. В данный момент, считает эксперт, военные вряд ли пойдут на открытое вмешательство, поскольку армия ослаблена как политический фактор. Но опосредованно, через какую-то оппозиционную силу, безусловно, военные дадут о себе знать. Тем более армейский офицерский корпус — это кемалисты, армия всегда выступала в роли гаранта светской власти и никогда не поддерживала активную исламизацию, которую проводит правительство Эрдогана.

Было бы большой удачей, если бы армия взяла ситуацию под контроль, уверен директор Международного института новейших государств Алексей Мартынов. И для Османской Турции, и для современной Турции армия вообще является государствообразующим институтом. Но последние несколько лет политика Эрдогана как раз строилась на том, чтобы ослабить влияние армии на общество, ослабить саму армию. Поэтому в сегодняшней турецкой армии нет тех вождей, тех «черных полковников», которые были бы в силах результативно вмешаться в события, считает Алексей Мартынов.

Вообще по всем признакам то, что мы видим сегодня в Турции, это очередная «арабская весна», или цветная революция, модернизированная с 2004–2005 годов, замечает Алексей Мартынов. Он напомнил, как в 2005 году во время попытки «цветного» переворота в Узбекистане правительство локализовало информационное пространство в очаге возгорания и очень жестко подавило мятеж. И до сих пор в Узбекистане прежняя власть.

Турция, которая тяготеет к европейским ценностям и мечтает попасть в Евросоюз, сейчас попадает в ту же ловушку, в которую уже попались страны, где произошли «цветные» перевороты, сказал Алексей Мартынов в интервью «Голосу России»:
«То есть, с одной стороны, начинается безобидное выступление людей, протестующих против чего то, потом обрастает как снежный ком, и в какой-то момент „икс“ власти либо должны принять решение о жестком подавлении, либо следовать такой европейской толерантности. Вот это мы наблюдаем сегодня в Турции, власть пропустила тот момент, когда нужно было действовать жестко. На мой взгляд, момент прошел и без последствий, бесследно эти события уже не рассосутся».

В Египте тоже все началось как довольно светское мероприятие с довольно мирными и нерелигиозными требованиями, вспоминает Мартынов. А закончилось тем, что по сути контроль над ситуацией взяли «братья-мусульмане». И хотя Турция, конечно, в этом смысле более устойчивое государство, но исламский фактор очень силен и здесь. Есть все предпосылки к тому, что в Турции также нынешние волнения закончатся приходом «братьев-мусульман» в местном варианте, предполагает Алексей Мартынов.
Многие эксперты не исключают, что подобный сценарий ожидает и Азербайджан. То есть волна модернизированных, по выражению Алексея Мартынова, цветных революций с юга под условным названием «арабская весна» все ближе и ближе подходит к границам России. И России надо к этому готовиться.

Никита СОРОКИН

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: РГРК «Голос России»
Распечатать страницу