Двенадцатый Диалог Шангри-ла: основные итоги

10.06.13
Эксклюзив

Двенадцатый Диалог Шангри-ла: основные итоги

Эксперты МГИМО: Колдунова Екатерина Валерьевна, к.полит.н., доцент

В начале июня в Сингапуре состоялся очередной саммит Диалога Шангри-ла. Основные положения, содержащиеся в выступлениях министров обороны стран АТР, и общий ход дискуссии саммита говорят о серьезных структурных противоречиях в региональной архитектуре безопасности, несмотря на декларируемую всеми сторонами приверженность мирному решению существующих проблем. Подобная ситуация, по-видимому, будет осложнять продвижение российских инициатив в области региональной безопасности, считает заместитель декана Факультета политологии, доцент кафедры востоковедения Екатерина Колдунова. Подробнее — в ее экспертном комментарии.

Основным фактором, который продолжает определять региональную ситуацию, является полномасштабный разворот США в АТР, не только в политическом и экономическом, но и в технологическом планах. В своем выступлении министр обороны США Чак Хейгел отметил, что Соединенные Штаты планируют разместить в АТР к 2020 году 60% своих военно-морских сил. При этом на АТР уже приходится 60% американских военно-воздушных сил, находящихся за пределами США. Соединенные Штаты переориентируют на Азиатско-Тихоокеанский регион также военные подразделения, занимающиеся космической безопасностью и кибербезопасностью.

Лейтмотивом саммита стал вопрос о стратегическом доверии в регионе, необходимость формирования которого особенно подчеркнул в своем выступлении премьер-министр Вьетнама Нгуен Тан Зунг. В то же время достижение такого доверия в АТР будет, судя по всему, не самой простой задачей. Участники диалога так и не смогли прийти к единому мнению, как же все-таки могут быть соотнесены растущее военное присутствие США в АТР, процессы военной модернизации в странах региона и призывы к большей транспарентности в военной сфере. По ряду вопросов безопасности в регионе позиции США, Китая и стран Юго-Восточной Азии кардинально расходятся. В частности, представители Китая неоднократно подчеркивали мирный характер развития КНР, а также тот факт, что в своей истории КНР никогда не прибегала к таким методам, как размещение своих военных сил за рубежом.

В этих условиях у России в АТР имеется, на первый взгляд, не очень широкое пространство для маневра в сфере безопасности. Российская инициатива внеблоковой архитектуры безопасности неизбежно будет идти вразрез с процессами усиления системы двусторонних альянсов США. Последним же в настоящее время придается новое содержательное наполнение. За счет стимулирования отношений между своими партнерами США стараются создавать региональные сетевые форматы взаимодействия, а также, помимо своих традиционных союзников в регионе, все более активно выстраивать отношения с Индонезией, Вьетнамом, Малайзией и Мьянмой. В то же время США рассматривают региональные институты как вторичные в деле поддержания региональной стабильности, им отводится вспомогательная роль, не предполагающая принятия каких-либо ключевых решений по вопросам безопасности.

В такой ситуации российской стороне следовало бы, не отказываясь от продвижения проекта внеблоковой архитектуры безопасности, рассмотреть различные тактические возможности усиления своего присутствия в регионе в области безопасности. Одним из возможных шагов в этой сфере могло бы стать присоединение России к разным региональным форматам военных учений в области противодействия природным катастрофам, сотрудничеству в области военной медицины и т. д., тем более что все указанные направления рассматриваются странами региона как особо перспективные с точки зрения взаимодействия с Россией.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу