Постдемократия против страха

04.07.13
Эксклюзив

Постдемократия против страха

Эксперты МГИМО: *Демидов Павел Андреевич, к.полит.н.

Вопрос сочетаемости принципов демократии и меритократии — один из самых актуальных вопросов современной политики. Этой проблеме была посвящена международная конференция, которую провел 1 июля Совет по внешней и оборонной политике (СВОП). МГИМО на конференции представляли заведующая кафедрой сравнительной политологии Оксана Гаман-Голутвина, профессор кафедры Ольга Малинова и старший преподаватель Павел Демидов, экспертный комментарий которого представлен ниже.

Основное противоречие, с которым сталкиваются сегодня политические элиты, — это конфликт между желанием сохранить свою базу поддержки и необходимостью проводить непопулярную политику. После финансового кризиса любая осмысленная политика, направленная на развитие, будет непопулярной, потому что в условиях сокращения или, как в Европе, прекращения экономического роста поддержание государства всеобщего благосостояния становится невозможным. Но сворачивание социальных программ обязательно будет непопулярным и приведет к снижению уровня поддержки политической силы, предлагающей эти меры, и неминуемого ее поражения на следующих выборах. Как убедить элиту в возможности проведения непопулярных, но необходимых действий, а массового избирателя — в том, что элиту за такую политику нельзя наказывать на выборах?

Опыт показывает, что это практически невозможно.

Неразрешимость этого противоречия многократно повышает риски сегодняшней глобальной политики. Элиты перестают принимать какие-либо решения, потому что живут в страхе перед выборами. Более-менее решительные действия становятся возможны в той ситуации, когда создаются не политические, а технические правительства, которые получают карт-бланш на любые действия. Это правительства политических самоубийц. В определенный момент происходят выборы, на которых сокрушающееся по тучному прошлому большинство голосует либо за правых, либо за левых радикалов, а то и за откровенных шутов. Подобные демократические голосования в схожих экономических условиях, как известно, привели в свое время к власти национал-социалистов в Германии. В этом смысле, увы, логичен подъем правонационалистических движений, особенно заметный в Центральной и Восточной Европе.

Важнейшей причиной разочарования европейского избирателя в традиционных системных партиях, а значит, и причиной «провалов» демократии, является отказ политической элиты от меритократических принципов, замена их на более простую логику политического маркетинга. Как понять, что к власти приходят действительно лучшие, наиболее компетентные политики, если в основном их профессионализм раскрывается в вялых попытках лавировать между патерналистскими настроениями большинства, требующего сохранения максимума социальных гарантий, и необходимостью принятия жестких мер экономии, самодисциплины и укрепления ответственности? Страх перед непопулярными действиями становится иррациональным, самоценным. Политики не только отказываются что-то делать, но даже и не пытаются. Их чудовищно пугает снижение рейтингов.

Неудивительно, что более решительными, более свободными — и более эффективными — становятся сегодня «бывшие» политики. Популярность Билла Клинтона сегодня высока, как никогда. Тони Блэр, при всей своей неоднозначности, — один из немногих политических деятелей, позволяющих себе поднимать сложные и неполиткорректные вопросы, касающиеся, например, политического ислама. Весьма активен на внешнеполитическом поприще бывший президент Франции Саркози. Не будучи скованными цифрами рейтингов и столбиками социологических опросов, эти постдемократические лидеры, по крайней мере, не боятся поднимать сложные вопросы, пока действующие президенты и премьер-министры отмалчиваются и произносят гладкие, переписанные спичрайтерами по два-три раза речи.

Отсутствие воли, отсутствие решительности — вот за то избиратель наказывает действующих политиков сегодня. Выйти из этого тупика можно, только предложив гражданскому обществу новую повестку дня, которая будет адекватно отражать императивы развития. Как всегда было в истории, эти императивы не будут поддержаны большинством населения. Поначалу. Поэтому необходимо будет научиться создавать коалиции меньшинств в поддержку этих преобразований. В конце концов, именно просвещенная элита являлась зачастую главным двигателем политических и даже демократических преобразований в развитых странах Западной Европы и США.

Казалось бы, это не очень демократический механизм. Однако у него есть важная подушка безопасности — укорененные в обществе демократические ценности, которые будут компенсировать неэффективную работу демократических процедур. Такая постдемократия может сыграть роль антикризисного механизма и триггера для появления более ответственной, но не менее демократической политической элиты.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу