«Китайская мечта»: между геополитикой, национализмом и выживанием

18.07.13

«Китайская мечта»: между геополитикой, национализмом и выживанием

Эксперты МГИМО: Лузянин Сергей Геннадьевич, д.ист.н., профессор

Широкое обсуждение выдвинутой председателем КНР Си Цзиньпином концепции «китайской мечты» обострило дискуссии в КНР и в мире о судьбах Китая, его исторической роли. Как новое руководство оценивает «мечту» в глобальном контексте? Не скрывается ли за выдвинутой идеей жесткая и агрессивная «националистическая повестка»?

Ожидания в Китае. Выйдет ли «мечта» за рамки социализма?

Выдвинутая идея о «китайской мечте» органично легла на ожидания и запросы миллионов китайцев, поскольку постановка вопроса точно совпала с наличием в душе каждого простого (и не простого) гражданина КНР большого количества заветных и нереализованных желаний. Спектр их широк — от достижения личного процветания и обогащения до удовлетворения коллективного запроса на «историческое возрождение нации»» и доминирование Китая в мире. На сессии ВСНП в марте 2013 года Си Цзиньпин попытался усилить идеологический компонент, увязав реализацию «мечты» с дальнейшим развитием «социализма с китайской спецификой». Хотя это напоминание для большинства простых людей осталось формальным, не изменив общего восприятия идеи. В КНР ее воспринимают гораздо шире рамок «социализма» (даже с китайской спецификой), как общенациональную и, одновременно, личную программу «возвышения Китая».

Проблема для Пекина состоит в том, что за рубежом сегодня возникло много альтернативных прочтений и толкований «мечты», не всегда добавляющих плюсов к старательно создаваемому положительному образу Китая. Одна из версий, раскручиваемых на Западе, «историческая версия», которая гипотетически может столкнуть Запад и Китай в ходе дальнейшей реализации новой доктрины.

Искушение историей. Кто спекулирует на «китайских обидах»?

Впервые концепцию «китайской мечты» новый генсек озвучил 29 ноября 2012 года в ходе осмотра выставки «Дорогой возрождения» в национальном музее. Си Цзиньпин говорил тогда о «национальном унижении китайцев», о том, что именно западные державы 175 лет не позволяли Китаю реализовать идею возрождения нации, развязав «опиумные войны» и навязав «несправедливые договоры». Отдельные китайские эксперты, подливая масла в огонь, стали вспоминать о наличии «исторических счетов» Китая иностранным государствам по широкому кругу вопросов, включая территориальные. В этом историческом списке, к слову, кроме традиционных колонизаторов Англии, Франции и Германии, фигурирует и царская Россия.

Другими словами, «мечта» в ее исторической части вольно или невольно разжигает некие обиды у китайцев. И если согласиться с базовым посылом об изначальной виновности Запада во всех бедах Китая, у неискушенного читателя возникает закономерный вопрос, а простил ли нынешний Китай колонизаторов прошлого? И нет ли у нынешнего китайского руководства искушения как-то наказать иностранцев за «исторические обиды и унижения»? Вопрос хотя и риторический, но актуальный, особенно для «провинившихся иностранцев», учитывая растущую день ото дня экономическую и военную мощь КНР.

Заметим, что речь в данном случае не идет об оправдании колониализма применительно к Китаю или иному государству. Очевидно, что западные державы нанесли колоссальный урон и принесли массу бед китайскому народу. Одна только опиумная торговля Английской Ост-Индской компании стоила Китаю сотен миллионов жизней и колоссальных утраченных богатств. Недоумение вызывают современные попытки отдельных экспертов спекулировать на этом, разжигая страсти.

На смену американской мечте. Сколько китайцев готовы разделить западный стандарт?

Другая сторона «мечты» косвенно связана с уже апробированной «американской мечтой». Очевидно, что китайский вариант — это некая альтернативная концепция «личного процветания», которая до конца, правда, еще не понятна миру. Американский жизненный идеал хорошо известен — личное, прежде всего материальное, благополучие и индивидуализм. К слову, в Китае найдутся миллионы, которые бы с готовностью подписались под этими критериями. Либеральные идеи и западные ценности в Поднебесной быстро набирают силу.

Китайские идеологи объясняют ценность своей доктрины тем, что она «вобрала в себя лучшие традиционные китайские представления об общечеловеческих ценностях». Речь идет об акцентах на духовное (гармоничное) начало, приоритете общественных ценностей и прочем.

Очевидно, что сопоставление двух вариантов «мечты» отражает более глубокое противоборство КНР и США. На наших глазах формируется китайская сверхдержава, идущая на смену «старой» американской. Понятно, что в китайской модели великого государства выдвинутая Си Цзиньпином «мечта» будет определенное время нести идеологическую и ценностную нагрузку, являться одним из обязательных атрибутов этой модели.

Принципиально важно, чтобы сегодняшний вариант «мечты» не превратился в исключительно «военную» или «националистическую мечту». Или в некий симбиоз первой и второй. Похоже, что ряд китайских генералов имеют свой вариант «мечты», основанной исключительно на милитаризации и внешней экспансии.

Военная версия. Возможна ли «здоровая доля» национализма?

Часть западных экспертов, ссылаясь на указания Си Цзиньпина о готовности вести «победоносные локальные войны», считают военную эволюцию «мечты» вполне вероятной в ближайшем будущем. Другие указывают на более опасные националистические сценарии, подчеркивая, что, на каком-то этапе доктрина «социализма с китайской спецификой» перестанет работать и «страна окажется перед выбором — идти по пути западной либерализации или по пути национализма». Последний, по их мнению, неизбежно возобладает, так как для коммунистического руководства Китая, как отмечают эксперты, национализм лучше западного либерализма.

Подобные сценарии отражают разброс мнений среди ученых. Трудно сказать, обострится ли подобная дилемма в будущем, и что предпочтет китайское руководство. Скорее всего, тотальный национализм не станет основным ресурсом власти для нового китайского руководства. Возможно, в «китайской мечте» будет сохранен некий набор внутренних и внешних атрибутов и ценностей в определенной пропорции, без крайностей и экстремизма, но включая «здоровую долю» национализма.

Китай и выживание человечества. Какая мечта реальна?

Похоже, что в Китае готовы два варианта «мечты». Первый для внутреннего пользования, где основные акценты, видимо, будут сделаны на достижение справедливости и благополучия на фоне борьбы с коррупцией, сохранения экологии, развития демократизации, материального благополучия (концепция «сяо кан»). Вторая рассчитана в основном на внешнего китайского потребителя, куда входит мировая сеть китайских диаспор, включая миллионы китайцев, настроенных антикоммунистически, но лояльных идее возрождения «великого Китая», а также остальной мир. Ключевым в этом случае, видимо, станет китайская трактовка глобализации, учет особого китайского взгляда на будущее мира. В 90-е годы Пекин активно и с большой пользой для себя использовал плоды экономической глобализации, жестко дистанцируясь от всех попыток навязать ему политические варианты, основанные на «общечеловеческих ценностях». Сегодня в КНР говорят о необходимости «реглобализации». Что это может означать?

Видимо, Пекин хотел бы предложить свою версию. Как отмечают китайские политологи, «западные ценности не могут быть единственным принципом для переустройства мира». Одновременно подчеркивается, что «китайская мечта тесно связана с мировой мечтой», и что «успех Китая — стимул для других стран». В этой связи в обиходе китайских политиков уже появился термин дипломатия «нового интернационализма».

Трудно сказать, насколько реально совпадение «мировой» и «китайской мечты» в будущем, тем более что первая не до конца сформулирована. Китайский вариант, скорее всего, займет свое место в «мировом тендере» выживания и развития человечества. Правда, итоги этого «тендера» и сроки его проведения вряд ли точно назовет кто-то из живущих сейчас экспертов.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: РГРК «Голос России»
Распечатать страницу