В Норвегии — мрачная годовщина «теракта Брейвика»

22.07.13

В Норвегии — мрачная годовщина «теракта Брейвика»

Эксперты МГИМО: Пономарева Елена Георгиевна, д.полит.н., профессор

Центр Осло 22 июля с утра завален цветами. В Норвегии вспоминают жертв теракта, совершенного Андерсом Брейвиком два года назад. Тогда в результате взрыва бомбы в Осло и расстрела на острове Утойя погибли 77 человек

Норвежский националист Андерс Брейвик устроил самый страшный двойной теракт в истории самой спокойной страны Европы 22 июля 2011 года. Сначала в правительственном квартале Осло взорвалась бомба. Погибли 8 человек. Затем стрелок отправился в летний молодежный лагерь на острове Утойя и там хладнокровно расстрелял 69 человек.

За 77 убитых и более трех сотен раненых суд в августе прошлого года дал Брейвику высшую, по норвежским законам, меру наказания — 21 год тюрьмы. По истечении срока приговор могут продлить еще на пять лет.

Причины расстрела Брейвик изложил в манифесте, опубликованном накануне бойни. Квинтэссенция идеи: иммигранты, пользуясь благами западной цивилизации, ведут «тихий джихад», стремясь установить над Европой власть ислама. Судя по тому, чем занимается Брейвик в трехкомнатной камере со спальней, кабинетом и тренажерным залом в отдельном блоке, продление срока ему вполне гарантировано. Он развивает идеологическую платформу своего манифеста и пишет автобиографию. Главные тезисы в ней: возвращение Европы к монокультурности и выдворение из Старого Света всех иммигрантов. Нечто вроде «Майн кампф» на норвежский лад.

То, что Брейвик — маньяк и убийца, признают большинство жителей и Норвегии и других стран Европы. Но это не значит, что часть этого большинства не разделяет его взглядов. Еще как разделяет.

Ситуация, которая сейчас сложилась в Европе, берет свое начало не с Брейвика. Её формирование началось не два и не пять лет назад, говорит профессор МГИМО Елена Пономарева. Причинами послужили и размывание традиционных европейских ценностей, и нежелание иммигрантов адаптироваться к социально-культурному, общественному укладу и обычаям Европы. Все вместе это вызывает рост социальной агрессивности и аномалии социальной психологии общества, уверена Елена Пономарева:

«Брейвик — это всего лишь проявление тех проблем, которые были накоплены обществом за последнее двадцатилетие. Но самое страшное в том, что молодежь не видит будущего. Ни в Германии, ни во Франции, ни в Великобритании. Эти молодые люди как раз и создают ультраправые, радикальные и неонацистские структуры. Они хотят увидеть какой-то новый общественный проект. И, не видя его, включаются в радикальные действия».

В Европе, особенно во Франции, где в последнее время растет недовольство коренных жителей поведением приезжих, создаются как отдельные группы, так и целые движения, члены которых именуют себя «Братьями Андерса». Повсеместное проникновение в парламенты националистов — феномен посткризисной Европы. Националистическиепартии преодолели пятипроцентный барьер в Швеции, Болгарии и Италии, десятипроцентный — в Голландии, Венгрии, Дании и Литве, а в Финляндии вплотную приблизились к 20%. В Норвегии националисты контролируют почти 23% мест.

Вопрос интеграции иммигрантов в европейскую культуру и цивилизацию — достаточно сложный, чтобы можно было предложить сиюминутные рецепты. Мусульман из Европы уже никуда не деть, и проблему придется как-то решать, говорит аналитик ИМЭМО Алексей Кузнецов:

«Надо, конечно, работать над интеграцией мусульманских общин в европейское общество. Но при этом хорошо бы учитывать, что интеграция мусульман в псевдоевропейские ценности невозможна. Допустим, разрешение однополых браков никакого отношения к традиционным европейским ценностям не имеет. Поэтому требовать от приехавших из деревень в Европу мусульман соблюдать такие псевдоевропейские ценности — это безумие».

Траурную церемонию на причале, от которого ходит паром на остров Утойя, посетил премьер-министр Норвегии Йенс Столтенберг. Сам остров между тем вернулся к нормальной летней жизни. Две недели назад там снова открылся летний молодежный лагерь правящей Норвежской рабочей партии. А в Осло на прошлой неделе объявлен международный конкурс на лучшие памятники жертвам терактов в норвежской столице и на острове Утойя. Правительство выделяет на него 17 млн норвежских крон: это чуть больше 2 млн евро.

Андрей ФЕДЯШИН

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: РГРК «Голос России»
Распечатать страницу