Япония: выборы в палату советников

24.07.13
Эксклюзив

Япония: выборы в палату советников

Эксперты МГИМО: Стрельцов Дмитрий Викторович, д.ист.н., профессор

Победу на выборах в палату советников японского парламента одержала правящая Либерально-демократическая партия, а оппозиция встретила выборы в состоянии «разброда и шатаний». Подробнее об этом — в экспертном комментарии заведующего кафедрой востоковедения Дмитрия Стрельцова.

21 июля в Японии состоялись выборы в верхнюю палату парламента. На 121 место, составляющее ровно половину списочного состава переизбираемой раз в три года палаты советников, претендовало 433 кандидата от почти десятка политических партий.

Выборы ожидаемо принесли победу правящей Либерально-демократической партии, которая завоевала 65 мандатов. В результате правящая коалиция, включающая ЛДП и партию Комэйто, будет обладать в палате советников уверенным большинством, имея там 135 мест. Таким образом, главная цель ЛДП достигнута: все законодательные инициативы правительства гарантированно получат поддержку в обеих палатах парламента, что формально позволит правящей партии игнорировать мнение оппозиции. Это означает, что с ситуацией «перекрученного парламента», при которой две его палаты контролировали противостоящие друг другу политические силы, покончено минимум на ближайшие три года.

Однако программа-максимум, которой добивалась ЛДП, — обеспечить себе в верхней палате квалифицированное большинство — оказалась невыполненной. Такое большинство необходимо ЛДП для реализации конституционной реформы, составляющей важную часть политической программы кабинета С.Абэ. ЛДП не сможет провести через верхнюю палату поправки в конституцию, даже заручившись поддержкой партий, занимающих по вопросу о конституционной реформе сходную с ЛДП позицию — Партии всех и Общества реставрации.

Основные политические партии страны по-разному строили свою предвыборную кампанию. Либерал-демократы сделали ставку на успехи «Абэномики» — экономического курса правительства по активному стимулированию экономики за счет массированных государственных инвестиций в инфраструктуру, активному наращиванию денежной массы в обращении в качестве средства борьбы с дефляцией, искусственному поддержанию низких ставок банковского кредитования.

Что касается оппозиции, она встретила выборы в состоянии «разброда и шатаний». С самого начала было ясно, что ни в одном из 31 одномандатных округов оппозиционные партии не смогут составить реальной конкуренции ЛДП. Поэтому речь могла пойти только о том, чтобы попытаться завоевать второе и последующие места в многомандатных округах наиболее населенных префектур — Токио, Осака, Канагава, Тиба и др.

Крупнейшая из оппозиционных сил Демократическая партия Японии пришла к выборам, еще не оправившись от сокрушительного поражения на декабрьских выборах прошлого года. Проблему для партии составляла невысокая популярность ее лидера Банри Каиэда, а также отсутствие консолидированной позиции в партийных рядах по многим животрепещущим вопросам политической повестки дня. ДПЯ по-прежнему остается рыхлым конгломератом нескольких внутрипартийных групп, имеющих разную «родословную» и временами демонстрирующих диаметрально противоположные взгляды по таким важным проблемам, как членство Японии в ТТП, вопросы социально-экономической политики, налоговой реформы, внешней политики и безопасности.

К тому же, памятуя о сокрушительном поражении на последних выборах в нижнюю палату, в ходе которых избиратели припомнили демократам невыполненные предвыборные обещания, на этот раз демократы предпочли вообще не указывать в своей программе никаких цифровых ориентиров, ограничившись абстрактными декларациями. Главный упор был сделан на социальную сферу — благосостояние граждан, гендерное равенство, помощь семьям с детьми, развитие сферы образования. Однако отсутствие конкретики в программе и невыразительность персонального начала в партийном облике стали фактором отторжения от ДПЯ многих ее потенциальных избирателей. Даже в отношении будущего атомной энергетики ДПЯ не высказала однозначной позиции — судя по всему, внутри партии так и не пришли на этот счет к единому мнению.

Цель ДПЯ заключалась в том, чтобы не допустить слишком резкого падения уровня своего представительства, подобного тому, что произошло в 2012 г. Однако поражения избежать не удалось — плачевные для ДПЯ результаты выборов, в ходе которых партия получила 17 мест, не явились ни для кого сюрпризом. Даже в округе пропорционального представительства, где позиции ДПЯ традиционно были сильны, демократы получили лишь 7 мест — наихудший показатель с момента образования партии в 1998 г. Тем не менее, с учетом мандатов, набранных на выборах 2010 года, ДПЯ сохранила в верхней палате крупнейшую после правящей ЛДП фракцию в 59 мест, оставаясь второй по значению оппозиционной партией.

В еще более сложном положении оказалось Общество реставрации, на которое многие возлагали надежду как на костяк т.н. «третьего полюса». После непопулярных высказываний ее лидера Т.Хасимото, фактически оправдавшего сексуальную эксплуатацию кореянок японскими военнослужащими в период Второй мировой войны, партия утратила свою популярность, резко сдав набранные в прошлом году позиции. Проблему для Общества составило и то, что после объединения с партией правонационалистического политика С.Исихара партия резко поправела в своих идеологических установках, что оттолкнуло от нее многих потенциальных избирателей, придерживающихся левоцентристских взглядов.

В целом для японской политической арены в последний год произошло усиление правой части политического спектра — как в ЛДП, так и в Обществе реставрации активнее стали проявлять себя националисты. При этом, как уже было отмечено, ДПЯ так и не смогла раскрутить бренд партии социал-демократического типа, предпочитая ограничиваться аморфными декларациями, не имеющими идеологического подтекста. В этих условиях некоторые избиратели, разочаровавшись в «системных партиях», предпочли проголосовать за коммунистов, которые, получив на выборах 8 мест (с учетом уже имеющихся мест у них стало 11 мандатов), получили право законодательной инициативы в верхней палате.

Следует выделить несколько причин победы ЛДП. Во-первых, свою роль сыграл эффект ожиданий. «Абэномика» пока еще не успела утратить потенциала привлекательности в качестве действенного рецепта по выводу японской экономики из кризиса. Действительно, в первые полгода пребывания кабинета Абэ у власти в стране наблюдался умеренный экономический рост, произошел приток зарубежных инвестиций, а иена, завышенный курс который тормозил развитие экспортных отраслей, заметно понизилась по отношению к доллару США. После длительного периода экономической стагнации многие избиратели проголосовали за ЛДП, поверив в курс нового премьера.

Во-вторых, за несколько лет калейдоскопичной смены власти в обществе накопилось раздражение от перманентной ситуации политического кризиса, создаваемого ситуацией «перекрученного парламента». В ходе одного из опросов накануне выборов около 65% респондентов заявили о том, будут голосовать за ЛДП по той причине, что партии правящего блока должны иметь большинство и в верхней палате.

В-третьих, свою роль сыграл и отмеченный выше фактор разобщенности оппозиции. ДПЯ так и не смогла восстановить доверия в обществе, а силы «третьего полюса» оказались неспособными преодолеть внутренние противоречия. Так, Партия всех отказалась налаживать электоральное сотрудничество с Обществом реставрации, дискредитировавшим себя высказываниями своего лидера.

Итоги выборов, внешне предсказуемые, трудно оценить однозначно. Безусловно, то, что Японию ждет долгожданный период политической стабильности, можно считать позитивом. Однако карт-бланш, полученный кабинетом Абэ из рук избирателей, может сослужить ему плохую службу — в отсутствие реальных рычагов сдерживания со стороны оппозиции правительство рискует утратить обратную связь с обществом, а многие его радикальные инициативы, которые при иной ситуации оказались бы заблокированными, теперь получат зеленый свет. Между тем, уже сейчас многие эксперты говорят о серьезных рисках, которые таят в себе рецепты «Абэномики» — неконтролируемая инфляция; лавинообразный рост государственного долга, крупнейшего в мире по соотношению с ВВП; рост социальных контрастов и т. д. К тому же правительство пока не определилось с тем, каким образом оно собирается решать застарелые проблемы, связанные с внедрением в экономическую сферу принципов свободной рыночной конкуренции, отказом от преференциальной поддержки корпоративных интересов отдельных компаний, дерегулированием и т. д.

На этом фоне многое в дальнейшей динамике политического процесса будет зависеть от конкретных результатов экономической политики правительства, а также от того, сможет ли ДПЯ преодолеть внутренние противоречия и возродиться в качестве действенной социал-демократической альтернативы консервативной власти.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу