«Мягкая сила» может стать эффективным оружием

30.07.13

«Мягкая сила» может стать эффективным оружием

Эксперты МГИМО: Каменчук Ольга Николаевна, д.психол.н.

Гость программы — Ольга Николаевна Каменчук, заведующая кафедрой социологии массовых коммуникаций МГИМО МИД РФ, директор по коммуникациям Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ).

Ведущий — Игорь Панарин.

Панарин: Мы обсудим проблематику «мягкой силы», ее сочетание с социологией, информационными технологиями. У меня в гостях одна из ведущих отечественных специалистов по этой проблематике, заведующая кафедрой МГИМО, директор по коммуникациям ВЦИОМ Ольга Николаевна Каменчук. Здравствуйте!

Каменчук: Добрый день.

Панарин: Готовясь к нашему разговору, я выписал из Концепции внешней политики РФ от 12 февраля 2013 года определение: «Неотъемлемой составляющей современной международной политики становится „мягкая сила“ — комплексный инструментарий решения внешнеполитических задач с опорой на возможности гражданского общества, информационно-коммуникационные, гуманитарные и другие альтернативные классической дипломатии методы и технологии».

Это определение впервые встречается в концепции внешней политики. С вашей точки зрения, концепция «мягкой силы» в последние годы развивается, или она застыла?

Каменчук: Во-первых, я очень рада, что она у нас появилась. На самом деле, я за разумную силу (smart power).

Панарин: Чем она отличается?

Каменчук: Это баланс «мягкой» и «твердой» силы (hard и soft power).

Панарин: Вы хотите сказать, что авианосцы и ракеты тоже нужны?

Каменчук: По крайней мере, они должны где-то присутствовать, это не помешает.

Панарин: В июле прошли самые масштабные учения за всю историю постсоветской России, в них было задействовано более 160 тысяч военнослужащих от Кемерово до Сахалина.

Каменчук: Чтобы ружье не поранило владельца, время от времени его необходимо чистить. Почистили оружие, показали, что оно у нас есть, сами в этом убедились.

Панарин: Не было никаких проблем, кроме военно-транспортной авиации.

Каменчук: Какие-то недочеты есть всегда. Хорошо, что их находят и устраняют, для этого учения и существуют. На мой взгляд, необходима не только «мягкая», но и «твердая» сила. «Твердая сила» — это не только военные рычаги, но и экономические (газовые, молочные и прочие войны).

Панарин: «Газпром» тоже в этом процессе?

Каменчук: Да, безусловно. У государства есть разные инструменты для регулирования отношений, в том числе со своими соседями. Почему бы их не использовать?
На мой взгляд, мы долгое время увлекались именно такими рычагами, а сейчас пожинаем плоды. Например, некоторые наши соседи, бывшие европейские республики Советского Союза, стремятся к диверсификации поставок энергоносителей.

Панарин: Это косвенное подтверждение цены вопроса?

Каменчук: Да. «Твердая сила» в любом случае затратна. Оружие и экономические рычаги бьют по тому оппоненту, на которого они направлены, но у них, как у любого оружия, есть отдача.

Панарин: Интересно: когда стреляешь из автомата, он может повредить плечо. А если использовать авианосец?

Каменчук: Представьте себе, что тогда будет! Необходимо учитывать такие последствия и применять другие рычаги, которыми мы долгое время пренебрегали.
Примерно с 2004 года наше руководство, власть начали говорить о том, что необходимо использовать рычаги «мягкой власти». Серьезно к ним обратились только в последние несколько лет.

Панарин: Фактически это воплотилось в доктринальном документе «Концепция внешней политики РФ»?

Каменчук: Да. Я считаю, что необходим баланс двух сил. Поскольку мы долгое время пренебрегали «мягкой силой», пока будет полезно обратить особое внимание именно на этот рычаг. «Мягкая сила» необходима, это сила убеждения, сила очарования. Она используется, хотя бы на минимальном уровне, как обычными людьми, так и в межгосударственных отношениях — не заставить экономическими или военными рычагами что-то сделать, а побудить, призвать.

Панарин: Создать необходимую мотивацию.

Каменчук: Да. Люди, как и государства, и государства, как и люди, действуют намного эффективнее, если верят в то, что делают, если они сами хотят это делать. Для этого необходимо убеждение, мотивация.

Панарин: Концепция мотивации не сегодня появилась, а давным-давно. Почему мы обратились к «мягкой силе»?

Каменчук: Доктрина появилась недавно.

Панарин: Почему запаздываем?

Каменчук: В советские годы это тоже было. Только, на мой взгляд, жестче и немножко неуклюже. Может быть, отчасти потому, что мы были изолированы от внешнего мира и действовали в чужом монастыре со своим уставом.

Разговаривать с людьми лучше на том языке, который они понимают, — я имею в виду не только иностранный язык, но и образы, методы, которые эти люди, страны понимают. По сути, это более человеческий подход…

Полная версия программы доступна в аудио- и видеоформатах

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: РГРК «Голос России»
Распечатать страницу