Казахстан и Узбекистан не победят газовую гегемонию Туркмении

16.08.13

Казахстан и Узбекистан не победят газовую гегемонию Туркмении

Эксперты МГИМО: Казанцев Андрей Анатольевич, д.полит.н.

Растущие запасы газа Туркменистана не оставляют другим игрокам на этом рынке в Центральной Азии практически никаких шансов на лидерство. Маленькая, но гордая республика Туркменистан является одним из самых репрессивных и закрытых государств мира, где повсеместно нарушаются права человека и существуют десятки политзаключенных, но еще здесь есть газ и нефть, которые сглаживают для мировой политической элиты и истеблишмента Центральной Азии все внутренние противоречия этого своеобразного государства.

Опубликованный в начале августа отчет компании British Petroleum свидетельствует, что Ашгабад рассматривается международными инвесторами как очень важный игрок на рынке углеводородов Центральной Азии.

Ставшие недавно достоянием гласности данные отчета British Petroleum за 2012 год показывают, что даже самые динамично развивающиеся мировые экономики не обходятся без сотрудничества с богатой углеводородами Туркменией. Что уж говорить о Казахстане, который хоть и конкурирует с Ашгабадом на рынке углеводородов, имеет достаточно много общих интересов с прикаспийским соседом.

В 2012 году Туркмения стала крупнейшим поставщиком газа в Китай, покрыв потребность Поднебесной в голубом топливе в объеме в 51,4%. Катар, который является вторым по объемам поставщиком газа в КНР, продал втрое меньше — 16,4%.

Согласно отчету BP, мир продолжает присматриваться к туркменскому газу, так как впереди — начало добычи голубого топлива на крупнейшем месторождении Галкыныш, которое воспринимают как один из главных источников газа в 21 веке.

По оценкам аудиторских компаний Gaffney, Cline & Associates, запасы месторождения составляют от 13,1 до 21,2 трлн кубометров газа. Казахстан также заинтересован в Ашгабаде, так как потребности в голубом топливе в южных регионах страны, видимо, планируется покрывать именно за счет Туркмении. К тому же, газ с Галкыныша будет поставляться в Китай через газопровод, который напрямую проходит через территорию Казахстана.

Согласно прогнозам туркменских властей, в 2013 году Ашгабад планирует добыть 76,9 млрд кубометров и экспортировать в Китай большую часть этих объемов. При этом, согласно отчету BP, Поднебесная только за период с 2008 по 2012 год увеличила импорт газа с 4,2 млрд кубометров до 39,4 млрд кубометров, свыше 50% импорта голубого топлива КНР пришлись на поставки из Ашгабада.

Трубопровод, из столицы Туркмении в Китай, также должен обеспечить экспорт узбекского и казахстанского газа в Поднебесную, хотя объемы голубого топлива этих стран не идут ни в какое сравнение с туркменскими запасами, поэтому западные казахстанские месторождения газа пока воспринимаются одним из главных его мировых импортеров — Китаем — как слабое дополнение к туркменским поставкам. Что касается Узбекистана, то он сам периодически испытывает проблемы с нехваткой голубого топлива, к тому же государственное статагентство не раз приводило неутешительную статистику о снижении объемов добычи сжиженного газа.

Поэтому, в ближайшие годы центральноазиатские игроки не смогут переломить газовую гегемонию Туркменистана.

«Казахстан и Туркменистан трудно назвать прямыми соперниками в Центральной Азии, в торговом отношении, они достаточно опосредованно связаны взаимными интересами. Но, в будущем между странами может обостриться конкуренция, так как обе страны ориентированы на экспорт углеводородов и если пока рынки поставки их природных ресурсов в основном пересекаются редко, то со временем — из-за увеличения потребностей мировых гигантов в ресурсах, в особенности, Китая — конкуренция на рынках ЦА будет обостряться. В силу схожести экономик обоих государств, зависимых от углеводородов, ситуация начнет усугубляться», — считает туркменский политический обозреватель Сиявуш Розы.

О том, что торговые отношения между двумя странами развиваются, но довольно медленно, говорил и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, который отмечал в мае 2013 года, в ходе встречи с президентом Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедовым, что, несмотря на рост товарооборота в 2012 году на 90%, а он составил s345 млн, потенциал двух экономик все же используется не до конца. Эксперты, в частности, объясняют это изоляционистской политикой Туркменистана в рамках ЦА.

Вместе с тем, несмотря на конкуренцию на рынке углеводородов, между Казахстаном и Туркменистаном наметилось очевидное сотрудничество в топливно-энергетическом секторе. Казахстан и Туркменистан являются транзитными государствами, обеспечивающими вывод энергоресурсов на внешние рынки — казахстанская нефть идет в южном направлении, а диверсификация поставок туркменского газа оказалaсь невозможной без использования обширной территории Казахстана.

РК является ключевой страной, через которую проходит газопровод «Центральная Азия — Китай». Северный маршрут, через который экспортируется туркменский газ в РФ, также проходит через Казахстан. Поэтому практически все пути поставки туркменского газа на внешние рынки завязаны как на РК, так и на другие республики Центральной Азии. Это делает Ашгабад зависимым, что явно не устраивает президента Бердымухамедова.

«Власти Туркменистана понимают, что в скором времени у них обострится конкуренция на рынке газа и нефти с Узбекистаном и Казахстаном, поэтому они пытаются изменить маршруты поставки своего топлива на мировые рынки, в обход как России, так и республик Центральной Азии. В частности, Ашгабад активно продвигает идею проекта Туркмения — Афганистан — Пакистан — Индия и Набукко, если у первого шансы на реализацию весьма неплохие, то второй терпит крах. При этом формально Казахстан пытается не участвовать в этих проектах, так как они бьют по интересам России. Но, в то же время, Набукко выгоден и Астане, он мог бы позволить диверсифицировать ее поставки голубого топлива, поэтому, являясь транзитной страной, и сам Казахстан понимает необходимость новых путей выхода на международный рынок, в чем интересы РК и Туркменистана полностью совпадают», — говорит политолог Баходир Сафоев.

Казахстан также крайне заинтересован в развитии транспортного коридора «Север — Юг», он призван обеспечить выход Казахстана и Туркменистана в направлении стран Персидского залива. Ввод в строй туркмено-казахстанского участка железной дороги из Казахстана через Туркменистан в Иран — Узень (Казахстан) — Берекет (Туркменистан) — Горган (Иран) состоялся в мае этого года.

Общая протяженность железнодорожной линии составляет 686 км, по территории Казахстана проходит 146 км, Туркменистана — 470 км, Ирана — 70 км.

«Остается в следующие годы достроить оставшуюся часть, и Казахстан, и Туркменистан будут иметь выход, как в Персидский залив, так и выход через Россию в Европу», — заметил по этому поводу Нурсултан Назарбаев.

Вместе с тем, обе страны остро борются за привлечение международных инвестиций. Директор аналитического центра МГИМО Андрей Казанцев отмечает, что, благодаря проведенным институциональным реформам, в частности, в области демократизации экономического пространства, у Казахстана гораздо больше возможностей по привлечению зарубежных средств, чем у его каспийского соседа, экономика которого остается преимущественно закрытой. При этом стоит отметить, что в большинстве своем на рынках углеводородов обоих стран присутствуют одни и те же мировые игроки. Эксперты отмечают, что закрытость государства и политика ограничения зарубежных инвестиций может в будущем поставить под сомнение реализацию крупномасштабных нефтегазовых проектов в туркменском секторе Каспия.

У инвесторов и аналитиков, оценивающих нефтегазовые возможности страны, вызывают серьезные вопросы и реальные запасы туркменского газа.

По данным официальных властей, запасы газа составляют свыше 25 трлн кубических метров, в то же время, российский «Газпром» называет цифру в 3 трлн кубических метров, однако с учетом открытия новых месторождений приводится окончательная цифра в 14 трлн кубических метров. А вот оценки BP куда скромнее — 7, 5 трлн кубических метров.

В стране реализуется «Программа развития нефтегазового комплекса Туркменистана до 2030 года», согласно которой, Ашгабад намерен увеличить добычу газа до 250 млрд кубических метров, при этом показатели по нефти оцениваются на уровне 110 млн тонн.

Даже скептически оценивающие запасы газа в Туркменистане аналитики British Petroleum считают, что к 2030 году он станет не только нефтегазовым гигантом Центральной Азии, но и одним из ведущих мировых игроков данного рынка.

В специально опубликованном в начале 2013 года докладе «Прогноз развития мировой энергетики до 2030 года» отмечается, что запасов углеводородов республики будет достаточно, чтобы обеспечить в ближайшие годы возрастающие потребности Китая, России, Европы и Ирана. При этом не стоит забывать, что по большинству направлений транспортировки углеводородов маршруты Казахстана и Туркменистана пересекаются, что, по мнению экспертов, будет обострять конкуренцию между двумя государствами на мировом рынке.

В отчете BP, в частности, говорится, что компания подтверждает гигантские запасы газа, по которым Туркменистан прочно занимает четвертое место в мире и это, в свою очередь, является гарантией обеспечения Туркменистаном голубым топливом ныне действующих и перспективных газопроводов в любом объеме.

Есть и сдерживающие факторы, которые свидетельствуют о том, что Ашгабаду предстоит значительная работа для того, чтобы достичь намеченных целей. Для того, чтобы снизить свою зависимость от экспорта голубого топлива по газопроводам, Туркменистан планирует развивать внутреннюю переработку природного газа. Для этого в стране планируется, помимо Багаджинского и Наибского газоперерабатывающих комплексов, запустить в строй ряд новых заводов. Однако в связи с оттоком высококвалифицированных специалистов из страны эти планы могут быть не реализованы, так как проблема с кадрами крайне остро стоит в Туркменистане все последние годы.

Еще одной проблемой остается то, что, согласно прогнозам, к 2025 году произойдет стремительное истощение крупных месторождений страны: Довлетабад, Яшлар, Багтыярлык, которые сегодня дают большую часть природного газа, добываемого здесь.

К тому же, в силу недиверсифицированности туркменской экономики, любые изменения на международных рынках будут подтачивать ее возможности.

Однако, все это — лишь отдаленная перспектива, а сейчас очевидно, что мировые игроки всерьез относятся к рынку углеводородов Туркменистана и благоволят лидеру этого государства. В частности, СМИ стало известно, что Китай покрыл большую часть расходов недавнего помпезного дня рождения Гурбангулы Бердымухамедова с участием мировых звезд и превратившегося в грандиозный общенациональный праздник с залпами салютов.

Заигрывают с туркменским диктатором и Европа с США, поэтому газовая гегемония Туркменистана в регионе становится очевидной, так как никакие санкции, что могло бы обвалить позиции государства на рынках, Ашгабаду не грозят, несмотря на тотальные нарушения прав человека.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «КУРСИВъ»
Распечатать страницу