Армия Египта не откажется от применения силы

15.08.13

Армия Египта не откажется от применения силы

Эксперты МГИМО: Сапронова Марина Анатольевна, д.ист.н., профессор, профессор РАН

МИД России официально рекомендует россиянам воздержаться от турпоездок к пирамидам. Число погибших в Египте исчисляется сотнями, по некоторым данным — уже тысячами. В стране введен режим чрезвычайного положения. А вы бы сдали уже купленные авиабилеты в Хургаду? — спросил корреспондент нашей Компании востоковеда, профессора МГИМО Марину Сапронову.

«По разным сообщениям, в том числе и по свидетельствам самих туристов, все туристические зоны находятся под контролем военных. И это понятно. Местные жители крайне заинтересованы в том, чтобы сохранять стабильность в курортных городах. Потому что это — основной доход для всех жителей. А туристический сезон скоро заканчивается. Но с другой стороны, когда в стране столь нестабильная политическая ситуация, когда начинается абсолютно непредсказуемый хаос, зачем рисковать за свои же деньги? Можно выбрать более спокойный маршрут для своего путешествия. Тем более, могут быть всякие провокации и т. д. Было уже тревожное сообщение о том, что иностранный турист погиб от трассирующей пули. Поэтому, конечно, свою жизнь нужно беречь.

— Даже экскурсии на пирамиды отменили.

— Совершенно верно. Потому что власти боятся народного резонанса. Боятся и те, кто работает в туриндустрии. Поэтому это естественно.

— Лауреат Нобелевской премии мира Эль-Барадеи подал в отставку, он не согласен с действиями своего правительства. Как вы считаете, не переборщили ли с силовыми методами военные?

— Это совершенно очевидный и правильный шаг Эль-Барадеи. Никто из высшего руководства не хочет нести ответственность за те последствия, которыми могут закончиться эти события. Сейчас мы уже знаем, что Хосни Мубараку инкриминируется расстрел демонстрации в 2011-м году. Сейчас то же самое вменяется в вину Мохаммеду Мурси. Естественно, Эль-Барадеи не хочет тоже оказаться на скамье подсудимых.

В этом смысле ситуация отчасти напоминает французскую революцию, когда сначала отрубили голову Людовику 14-му, затем казнили Робеспьера, затем казнили тех, кто казнил Робеспьера и т. д. Решение Эль-Барадеи совершенно понятно. Он не хочет, чтобы его судили за расстрел демонстрации.

— Нет ли признаков того, что маятник может качнуться в обратную сторону, и «Братья-мусульмане» вернут власть в Египте?

— Думаю, такого произойти не может. Во-первых, год так называемого исламского правления фактически это правление дискредитировал. Мы знаем, что Мохаммеда Мурси с поста убрали не военные, а 20 миллионов египтян вышли на улицы Каира, которые были недовольны исламским правлением. Потому что ничего за этот год не было сделано ни в экономической сфере, ни в плане примирения египетского общества. Поэтому «Братья-мусульмане» сейчас ослаблены и дискредитированы.

А с другой стороны, все-таки не будем забывать египетскую историю. Начиная с 1952-го года, армия страны всегда была самым активным участником политического процесса. Принимала участие в общественно-хозяйственных мероприятиях Египта. И даже в Конституции 1971-го года на армию возлагалась защита социалистических завоеваний. И то, что армия берет на себя сейчас всю полноту ответственности и является локомотивом дальнейшего политического процесса — это естественный результат египетской истории. Так в Египте было всегда.

— Но если армия остается у власти, не получится так, что „Братья-мусульмане“, как повстанцы в ливийском варианте, уйдут в подполье и будут в качестве партизан терроризировать всю страну?

— Для того чтобы „Братья-мусульмане“ ушли в подполье, их нужно исключить из политического процесса. Но этого никто не делает. «Братья-мусульмане», их политическое крыло, остается легальной политической партией. Официально их никто не запрещает. И наравне с другими политическими партиями они могут участвовать в политическом процессе. Сейчас нет никаких оснований для того, чтобы уходить в подполье и из подполья вести некую оппозиционную деятельность. Они продолжают оставаться легальной политической партией.

— Каким вам видится разрешение сложившейся ситуации? И как скоро?

— Мне представляется, что военные сейчас будут использовать и политические, и силовые методы наведения порядка в египетских городах. Об этом открыто заявил министр внутренних дел Египта, который сказал, что мы и впредь будем разгонять силовыми методами демонстрации. И всех тех, кто не будет подчиняться решению временных египетских властей. Но с другой стороны, мне представляется, что основной путь — это политический компромисс между основными политическими силами.

И вот здесь — самое интересное. Дело в том, что если мы внимательно посмотрим на современную политическую ситуацию в Египте, то основных политических сил, которые реально влияют на политический процесс, не так много. А если быть более точным, то это те же самые силы, которые были при прижнем режиме, при Хосни Мубараке. Это — исламисты в лице «Братьев-мусульман». Это — представители прежнего режима, так называемая светская оппозиция, которая представлена чиновничеством, военными, городскими слоями. И между этими двумя основными силами — армия. То есть это 3 основные силы, которые реально могут воздействовать на политический процесс. Видимо, они будут вести между собой переговоры, чтобы прийти к некоему компромиссу. Потому что от их компромисса, от решения вот этих трех политических сил, зависит будущее Египта».

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: РГРК «Голос России»
Распечатать страницу