Экология с китайской спецификой: между желаемым и действительным

19.08.13

Экология с китайской спецификой: между желаемым и действительным

Эксперты МГИМО: Лузянин Сергей Геннадьевич, д.ист.н., профессор

Экологические деформации в КНР приобрели гигантские масштабы. Сохранение окружающей среды стало приоритетной задачей нового руководства. Насколько китайские экологические проблемы влияют на мировую природную среду и внешнюю политику самой КНР? Как и за счет чего новое руководство планирует создать позитивный «экологический имидж» страны?

Что скрывается за «красивым Китаем»?

Долгое время состояние окружающей среды было в Китае одним из тщательно охраняемых государственных секретов. Прорыв произошел в 2005 году, когда в официальных материалах впервые стали официально фигурировать термины «экологическая культура», «экологическая безопасность» и пр. На XVIII съезде КПК (2012 год) уже была сформулирована комплексная задача построения «экологической цивилизации» и «красивого Китая» как неотъемлемой части дальнейшего подъема КНР. Сам факт постановки такой задачи говорит о серьезной обеспокоенности китайских властей экологической ситуацией.

Реальность современного Китая — истощенные пахотные земли, зашкаливающие показатели загрязнения воздуха и воды в крупных китайских мегаполисах, умирающие «раковые деревни» и города-призраки, где никто не хочет жить из-за загрязнения промышленными отходами. По оценке экологов, в Китае загрязнено около 70% грунтовых вод. Как отмечают эксперты, КНР в настоящее время занимает первое место в мире по выбросам парниковых газов. В 2011 г. они оценивались в 8,9 млрд тонн, что составляло 26% от общего мирового показателя. Объем выбросов двуокиси углерода в Китае не уменьшается — пик, по подсчетам ученых, придется на 2017 — 2020 гг.

Природа в центре реформ. Как предотвратить национальную экологическую катастрофу?

Понятно, что китайское руководство пытается предотвратить национальную экологическую катастрофу, выстраивая свою стратегию спасения, которая базируется на использовании огромных финансовых, людских и административных ресурсов. В период 12-го пятилетнего плана (2011–2015) социально-экономического развития страны китайское правительство планирует истратить на улучшение экологии в общей сложности 1,6 трлн долл., из которых более трети пойдет на борьбу с загрязнением воздуха и питьевой воды. Остальное будет направлено на реконструкцию предприятий с целью создания «зеленых» технологий.

К концу сентября текущего года будет прекращена работа 1400 устаревших и экологически вредных предприятий. Недавно в Китае был создан Фонд зеленого поглощения углерода, который занимается лесопосадками и помогает промышленным компаниям снижать выбросы вредных веществ в атмосферу. Миллионы граждан страны участвуют в посадках и борьбе против «наступления песка» — опустынивания отдельных районов Северо-Восточного Китая.

Новый руководитель КНР Си Цзиньпин в рамках провозглашенной доктрины «китайской мечты» постоянно говорит о необходимости вклада каждого взрослого китайца в развитие «зеленой экономики» и сохранение природной среды. Власти ведут активный мониторинг и протестных «экологических выступлений» населения (в среднем около 700 в год), особенно в отдаленных районах. Фактически по каждому принимается то или иное решение. Ушел в прошлое лозунг «экономика в центре реформ», сегодня главный девиз -«человек — в центре реформ», а также, естественно, и условия его жизни.

Международное измерение. Как изменить подпорченный имидж?

Очень непростым, прежде всего, с точки зрения имиджа, для Пекина остается международное измерение экологической ситуации. До определенного времени проблемы загрязнения окружающей среды объявлялись исключительно внутренним делом Китая. Китайские власти делали вид, что ничего опасного не происходит, хотя информация о реальной неблагополучной ситуации регулярно просачивалась в зарубежные СМИ.

В условиях углубления реформ и превращения Поднебесной в одного из мировых экономических лидеров стало невозможным скрывать очевидные факты. Прежде всего наличие системных экологических деформаций в стране. Стало постепенно исчезать искусственное разделение экологических проблем на «внутренние» и «внешние». Глобализация заставила Пекин не только рассекретить часть информации и признать наличие серьезных экологических проблем. Китайские власти начали создавать положительный экологический образ страны, альтернативный распространенному на Западе имиджу Китая как «главного мирового загрязнителя».

Для оптимизации действий Пекин создал специальный инструмент — «экологическую дипломатию». Она предполагает активное международно-правовое оформление китайских инициатив в международной экологической сфере. В 2009 г. в рамках проекта БРИКС Китай инициировал создание экологической группы в составе ЮАР, Бразилии, Индии и КНР. К настоящему времени Китай подписал 42 двусторонних экологических соглашения с такими государствами, как Россия, США, Япония, Канада и др.

К слову, американский экологический вектор для Пекина также развивается достаточно успешно. В рамках прошедшего в июле этого года в Вашингтоне пятого раунда китайско-американского стратегического и экономического диалога были согласованы планы работы совместной группы, выделено 5 направлений, включая сотрудничество по созданию «зеленых экономик», сокращению выхлопов крупного автотранспорта и др.

Между желаемым и действительным

Неоднозначным остается отношение Китая к Киотскому протоколу (1997), к которому развитые и развивающиеся экономики также имеют различные подходы, особенно по вопросам количества допустимых выбросов в атмосферу, затратам по сокращению производств. Представители КНР подчеркивают, что их страна не несет ответственности за парниковые выбросы, которые делали в свое время в неограниченном количестве развитые страны. Китай, являясь «развивающимся государством», подчеркивают они, имеет право на развитие и, следовательно, может придерживаться принципа «дифференцированной ответственности».

Далее этот пункт (дифференцированной ответственности) официальными властями КНР объясняется весьма оригинальным образом. По их мнению, Китай имеет полное право не вкладывать деньги в ограничение вредных выбросов, поскольку «развитые страны, закупающие китайские товары, сами ответственны за 15 — 20% газов, вырабатываемых экспортной отраслью китайской промышленности, и несправедливо возлагать это бремя на Китай».

Справедливости ради надо добавить, что китайские чиновники при этом все же говорят о потенциальной готовности в будущем вкладывать деньги в сокращение выбросов. Но, видимо, это намерение нужно уже рассматривать не как юридическое обязательство, а как исключительно добрую волю Китая. Тем более что точных сроков, когда Китай возьмет на себя эту ответственность, никто не называет.

Очевидно другое — в глобальной экологической стратегии КНР заложено определенное противоречие. Как справедливо замечает один из ведущих российских экспертов по китайской экологии Игорь Ушаков, «с одной стороны, Китай испытывает на себе нарастающее давление мирового сообщества, которое настаивает на сокращении выбросов; а с другой — по объективным причинам КНР не в состоянии переломить тенденцию роста выбросов». Китаю «будет очень сложно взять на себя конкретные обязательства по сокращению объема выбросов парниковых газов», заключает эксперт.

Таким образом, Пекин обречен на тактическое маневрирование между желаемым (международными стандартами) и действительным (потребностями развития). Особенно сложно, похоже, придется КНР после 2015 г., когда пойдет процесс выработки нового международного соглашения по климату и его изменениям. Ожидается, что к 2020 г. оно заменит нынешний противоречивый Киотский протокол. Понятно, что «окно» для маневра сузится, если только Пекин (один или совместно с Вашингтоном) сам не создаст новую «Киотскую модель», уже подогнанную под экологические стандарты обеих сверхдержав. Учитывая амбиции и темпы развития Китая на всех направлениях, вариант формирования экологической G2 не представляется таким уж фантастичным.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: РГРК «Голос России»
Распечатать страницу