Китай превращается в космическую сверхдержаву

26.08.13

Китай превращается в космическую сверхдержаву

Эксперты МГИМО: Лузянин Сергей Геннадьевич, д.ист.н., профессор

Успехи в освоении космоса всегда были для великих держав подтверждением их лидерства. В последнее время КНР быстро превращается в мощную космическую державу, конкурируя с США и Россией.

Как и за счет чего произошел китайский «космический прорыв»? За счет административных, коммерческих ресурсов? Или за счет успехов китайской разведки? Как повлияет космическая политика Пекина на геополитику и международные отношения, в частности, на отношения с Вашингтоном и Москвой?

Космический паритет. Кто его нарушает?

Дорогостоящие космические программы и эффективность их реализации всегда были обязательным атрибутом сверхдержавы. В свое время в мире сложилась своеобразная советско-американская «космическая биполярность», отражавшая общий паритет двух держав. В чем-то СССР в космосе был впереди, в каких-то программах — США. Сегодня формируется другая модель — происходит размывание двухполюсной структуры, появляются новые амбициозные космические державы, прежде всего Китай, явно претендующий на ведущее место в тройке лидеров.

В настоящее время около 50 государств имеют собственные околоземные спутники, работающие в различных технологических режимах (связь, навигация, военная разведка и пр.), 37 — своих космонавтов, 8 — осуществляют пилотируемые и бесплотные пуски ракет в космос. При этом «плюрализм» в космосе усилил политико-правовую и военную непредсказуемость. Если раньше Москва и Вашингтон сдерживая друг друга, все-таки соблюдали некие формальные (договор 1967 г. о запрещении размещения в космосе оружия массового уничтожения) и неформальные «правила игры», реализуя даже совместные масштабные программы, то в настоящее время процесс освоения космоса идет стихийно.

Растущая неопределенность. Как сбить космический спутник?

В условиях нарастающей космической гонки периодически возникают скандалы, обвинения, взаимные подозрения, особенно в случае вывода кем-то на орбиту спутников военного назначения или испытаний по их уничтожению. Так, в мире разгорелась острая полемика по поводу уничтоженного китайской ракетой в 2007 г. старого метеоспутника КНР на околоземной орбите.

Многие эксперты увидели в этом якобы тайно разработанную китайской космической промышленностью и ВПК программу уничтожения спутников других государств и фактически подготовку к «звездным войнам». К слову, похожие испытания проводили в свое время и США. СССР также имел свою противоспутниковую систему.

Растущая неопределенность подтолкнула Европейский союз к инициативе по созданию «Кодекса поведения в космическом пространстве». Речь идет о попытке предотвращения милитаризации космоса и его засорения — на околоземных орбитах находится около 1000 спутников и других отработавших аппаратов. Сейчас идёт работа над документом. В ноябре—декабре Евросоюз планирует провести очередную встречу экспертов.

Заметим, что, несмотря на международный характер документа, кодекс, в случае его принятия, реальной силы иметь не будет, поскольку в нем не прописаны механизмы реализации и наказания «провинившихся». По сути никто не может запретить тому или иному государству (или компании) размещать на космических аппаратах свое противоспутниковое оружие. Причем грань между последним и ОМУ, как отмечают военные эксперты, точно определить не всегда возможно.

Китайская версия противостояния. Кто лучший в космосе?

Китайский прорыв в космос, несомненно, обеспечивается, с одной стороны, возросшими в ходе успешных реформ материально-технологическими возможностями (в отрасли занято 200 тыс. чел., ежегодный бюджет — 15 млрд долл.), а с другой — мощной политической мотивацией руководства. Эта мотивация на достижение первенства в космосе сегодня значительно сильнее, чем, например, российская или американская. Для США и России освоение космоса — дело важное, но традиционное и больше военно-технологическое, лишенное идеологического компонента. Другое дело — Китай. Для китайского руководства борьба за космические успехи это дело чести.

Стоит напомнить, что в период советско-американского противостояния именно политико-идеологические и военные соображения продвигали обе программы, заставляя руководство двух стран идти на немыслимые расходы. Известная дилемма — «кто лучший в космосе» — в идеологической постановке для Москвы и Вашингтона ушла в прошлое. Но в китайской версии она сохранилась. Для КНР лидерство в космосе — это не только реализация военных и научных задач, но и часть большой геополитики, желание доказать миру, что «социализм с китайской спецификой» способен выиграть гонку в самой технологически сложной сфере соревнования, показав свою жизнеспособность.

Более того, цель Си Цзиньпина — достижение «китайской мечты» — органично ложится на новое качество китайской «космической программы», явно ориентированной на достижение космического первенства в среднесрочной перспективе. Можно предположить, что когда Китай опередит США и РФ в космосе, можно будет говорить и о появлении в мире (де-факто) новой сверхдержавы (КНР).

От Юрия Гагарина до Ян Ливэя. Ворованные секреты?

К слову, о новом китайском качестве. Если за точку отсчета брать полет Юрия Гагарина в СССР (1961 г.), то для КНР это — 2003 г., полет первого китайского космонавта Ян Ливэя. Разрыв, казалось бы, большой. Если же сопоставить технологическую динамику, то получается, что путь СССР/РФ длиною в 52 года (1961—2013 гг.), Китай преодолел фактически за 10 лет (2003 2013 гг.). Сегодня по качественным параметрам Китай в целом сравнялся с Россией. КНР имеет примерно такое же количество эксплуатируемых на орбите космических аппаратов и годовых коммерческих пусков, практически вышел на уровень создания околоземных космических модулей, запуска твердотопливных ракет, готовит беспилотную лунную программу и пр. Другими словами, то, что СССР осваивал 5–7 лет, Китай проходит за полтора — два года и каждый пилотируемый запуск (всего их было пять) — результат принципиально нового этапа развития космической программы.

Понятно, что идти за кем-то по уже проторенному пути намного легче. При этом китайцы активно использовали советский/российский и отчасти американский технический опыт. Среди экспертов бытует мнение, что во многом китайские успехи связаны с копированием советских космических наработок. Однако вряд ли космические успехи КНР стоит связывать только с умелой работой китайской разведки. Это было бы неправильно и неспра-ведливо, в том числе и в отношении наших контрразведывательных служб.

Утечки, к сожалению, были. Но они были в основном на начальных этапах китайской космической программы (в 1990-х — начале 2000-х). В дальнейшем китайцы совершенствовали заимствованные и создали свои, новые технологии. Например, новейшая модель корабля «Шэньчжоу — 10» — это не копия известного «Союза». Как отмечают специалисты, здесь много принципиально новых разработок, в частности, есть технология разделения корабля на орбите и др., которых не было на советских кораблях.

Пока за Китаем в «космической иерархии» остается третье место после США и РФ. Конечно, не по всем параметрам китайцы достигли паритета с США и Россией. Очевидно, что это произойдет в среднесрочной перспективе.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: РГРК «Голос России»
Распечатать страницу