Контракты МАКС-2013: политика и PR

03.09.13

Контракты МАКС-2013: политика и PR

Эксперты МГИМО: Токарев Алексей Александрович, к.полит.н.

1 сентября завершился одиннадцатый Международный авиа-космический салон. Об организации нынешнего МАКСа уже сказано, снято и залито в Интернет немало. О давках на выходах, о скотских условиях стояния под дождём, о походах по щиколотку в воде по улицам Жуковского, о стоящих на них же в пробках автобусах, взятых штурмом потерявшей человеческое достоинство толпой. Это в блогосфере. Официальные же медиа пишут о незначительных транспортных проблемах и рекордной стоимости контрактов. Однако взглянем на факты — кто, что и у кого покупал на нынешнем МАКСе…

Широко разрекламирован крупнейший контракт этого МАКСа. «Сбербанк-Лизинг» и корпорация «Иркут», входящая в Объединённую авиастроительную корпорацию (ОАК), заключили соглашение на 1,7 млрд. долларов, предусматривающее поставку 20 самолётов МС-21 для дальнейшей передачи в лизинг. Реализация контракта состоится в 2019–2025 годах. При этом необходимо отметить, что самолёта МС-21 «в железе» ещё не существует. Не построен ни один лётный прототип, сам проект находится в стадии НИОКР и пока что радует глаз исключительно макетами. Кроме «Сбербанка», будущий МС-21 купили «ВЭБ-лизинг» (30 самолётов), «Ильюшин Финанс» (22 самолёта) и «ИрАэро» из Иркутска.

Второй масштабный контракт состоялся в отношении особо опекаемого государством «суперджета» — самолёта Sukhoi Superjet (SSJ-100). «Гражданские самолёты Сухого» (ГСС) и всё тот же «Сбербанк-лизинг» подписали контракт на 700 млн. долларов, по которому подразделение «Сбербанка» получит 20 «суперджетов» для последующей передачи в лизинг. С «Ильюшин Финанс» ГСС заключили два твёрдых контракта на поставку 20 «суперджетов» различной компоновки. Кроме того, ГСС передают шесть SSJ-100 в лизинг авиакомпании UTair по стоимости в 217 млн. долларов. Та же UTair получит десяток МС-21 от «Иркута» через «ВЭБ-лизинг».

Если подвергнуть пресс-релизы, посвящённые основным контрактам МАКСа-2013, контент-анализу (методу политических исследований, способствующему поиску различных текстовых единиц), то наиболее популярными окажутся слова «лизинг», SSJ-100 и МС-21. Последние аббревиатуры обозначают два ближнемагистральных самолёта, разработанных в современной России при широкой кооперации с иностранными партнёрами. Именно они составили львиную долю продаваемого и покупаемого на нынешнем авиа-космическом салоне. Слово «лизинг» обозначает процесс, при котором российские финансовые гиганты «пристраивают» российские самолёты российским авиакомпаниям. Из иностранцев SSJ-100 с момента начала эксплуатации в 2011 году был закуплен мексиканской компанией Interjet, первой на западе купившей «суперджет» (в количестве 20 штук), а также компаниями Lao Central Airlines из Лаоса — 2 самолёта, Armavia из Армении и PT Sky Aviation из Индонезии, эксплуатирующими по одному воздушному судну данного типа. Прямо скажем, наш новейший самолёт покупают не мировые гиганты авиа-импорта.

Подробно читая пресс-релизы авиа-производителей, можно натолкнуться на бесхитростное «поставки российской авиатехники планируется финансировать через программу Правительства России о финансовой (гарантийной) поддержке экспорта высокотехнологичной промышленной продукции». Это про контракт «Ильюшин Финанс» и ГСС. Т. е. российское правительство (пусть и не напрямую) покупает российские самолёты для российских компаний. Это прекрасно, ибо по сути есть поддержка отечественного авиапрома. Но при этом странно читать в СМИ комментарии о победоносно шагающем по планете SSJ-100 или звезде ближайших десятилетий — МС-21. Надо признаться самим себе, что в условиях рынка, т. е. там, куда рука российского правительства не дотягивается, ни «суперджет», ни «магистральный самолёт XXI века» не является конкурентоспособными по сравнению с продукцией канадской Bombardier и бразильской Embraer, выпускающими региональные (ближнемагистральные) самолёты. В защиту отечественного авиастроения выступают сроки работы на рынках (с начала 2000-х годов), где мы, конечно, не можем пока соперничать с канадцами и бразильцами, осваивающими эти ниши с 70-80-х годов и занимающими 3-4-ю позиции по выпуску гражданских самолётов после мировых гигантов Boeing и Airbus. Беда, однако, ещё и в том, что в условиях рынка существуют и российские гражданские авиакомпании. А они закупают воздушные суда отнюдь не российского производства. На смену «рабочей лошадке» российских авиалиний Ту-154 приходят Boeing 737, Аэробусы А320 и А321. Вывод очевиден: не только спонсировать посредством государственных финансовых монстров покупку отечественных самолётов, но и работать над их качеством.

В этом смысле гражданским авиастроителям России стоит поучиться у военных. Су-35С в чёрной ливрее творил в небе над ЛИИ им. Громова такое, что никакому авиа-симулятору не снилось. Петля Нестерова, полупетля, бочки — применительно к Су-35С смотрятся банально. Этот истребитель делал кульбиты, кобру Пугачёва, колокол, выходил на нулевые скорости, словно прохаживаясь над задранными головами, испрашивая: «Ну, как?!». Но Су-35С не покупали.

Созданный вечным конкурентом КБ Сухого истребитель того же поколения 4++ МиГ-35 в небо не поднимался. Минобороны отложило на 2016 год подписание контракта на закупку этого самолёта. Модернизированный Ил-76 (некоторые СМИ называют его Ил-476), Ил-76 МД-90А — Ил 76 модернизированный дальний с двигателем ПС-90А-76, стоя сразу на входе на лётное поле, развлекал посетителей периодическим включением ВСУ, а после официального окончания субботней программы — буксировкой на стоянку рядом с А380 — практически для сравнения гигантов. Его никто не купил (хотя «Сбербанк» и ОАК договорились о кредите в 5 млрд. рублей на поставки этого самолёта).

Следует понимать, что МАКС сочетает в себе не только реальную политику, но и PR российского авиапрома. Потому в вечном желании «догнать и перегнать…» журналисты пишут, что американский самолёт пятого поколения F-22 не выполняет фигур высшего пилотажа «кобра» (самолёт летит несколько секунд днищем вперёд с углом атаки до 110 градусов) и «колокол» (при полёте перпендикулярно земле самолёт выходит на нулевую скорость и опрокидывается вниз). А российский прототип самолёта пятого поколения ПАК ФА (перспективный авиационный комплекс фронтовой авиации) эти фигуры с лёгкостью выполняет. При этом как-то замалчивается, что F-22 произведено уже около 200 единиц, и он стоит на вооружении ВВС США, а ПАК ФА — всего лишь пять машин, которым до постановки на вооружение ещё летать и летать. Проект Су-47 (С-37 «Беркут») ОКБ им. Сухого, уникального самолёта с крылом обратной стреловидности, три лётных прототипа которого были построены и показывались на нескольких МАКСах, сейчас закрыт (конечно, надо отметить, что его наработки использовались при создании ПАК ФА).

То, что наши лётчики лучшие — бесспорно. В этом действительно стоит убедиться, съездив на МАКС (или другие авиа-салоны и авиа-шоу), посмотрев лётную программу, сравнив, например, с китайцами, французами, швейцарцами или теми же американцами, которые, кстати, никогда не участвовали в программе высшего пилотажа на МАКСе. Лучшие лётчики летают на серийных истребителях 4-го поколения Су-27 («Русские витязи» и «Соколы России») и МиГ-29 («Стрижи»), чешском учебно-боевом L-39 («Русь»). Однако, привычным клише «Русские витязи» — единственная в мире пилотажная группа на тяжёлых истребителях» можно поднять уровень патриотизма, но не невидимую руку рынка. Российское Минобороны из военных самолётов на этом МАКСе не купило ничего.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Политком.RU
Распечатать страницу