Зачем французским социалистам Сирия

04.09.13
Эксклюзив

Зачем французским социалистам Сирия

Эксперты МГИМО: Обичкина Евгения Олеговна, д.ист.н., доцент

Саркози часто ругали за чрезмерное внимание к международным отношениям, а теперь университетский профессор Олланд призывает создать коалицию против Сирии. О том, зачем это правительству социалистов и нужно ли это французскому народу, «Экспертам МГИМО» рассказала профессор кафедры международных отношений и внешней политики России Евгения Обичкина.

В данном случае важно разделять французский народ и правительство социалистов. Как известно, внешнюю политику Франции определяет президент, поэтому надо, в первую очередь, понять, зачем это Франсуа Олланду, а уже то, как он представит свое решение французскому общественному мнению и политическому классу — вопрос второй.

Зачем Сирия Олланду — более-менее понятно. Это вписывается в общую политику последних лет, которая началась с Саркози и сводится к курсу на консолидацию Запада, то есть США и Западной Европы, перед лицом вызовов нового десятилетия (это и мировой экономический кризис, и перемещение центра экономического роста в АТР, и необыкновенное возвышение Китая, и рост исламского радикализма и экстремизма, и др.).

Во-вторых, такое внимание к Средиземноморью традиционно для Франции, это одна из черт внешнеполитической идентичности страны. Восточное Средиземноморье и Магриб называли заповедной зоной французского влияния, там еще с XIX века находился центр французской колониальной империи; затем Сирия в период между двумя мировыми войнами была под французским протекторатом. И только благодаря стремлению англичан провести деколонизацию этого региона Франция ушла из Сирии. Но до сих пор считает поддержание (по возможности) хороших отношений с Сирией и другими странами региона, сохранение там своего влияния одним из приоритетов своей внешней политики.

Что касается приоритетов самого Олланда, нельзя забывать несколько вещей. Во-первых, Олланд — не очень яркий политик. Он всегда культивировал имидж обыкновенного француза и до сих пор позиционирует себя как президент обыкновенных французов — в противовес совершенно необыкновенному французу Саркози, который выделялся буквально всем, даже тем, что является потомком эмигрантов.

Будучи «обыкновенным французом», Олланду все равно необходимо отражать огромные вызовы, которые стоят перед страной. В первую очередь речь идет о реализации экономической и социальной программ социалистов, а также решении проблем, связанных с экономическим кризисом и восстановлением темпов роста французской экономики. Более того, впервые за несколько десятилетий во Франции начинает проявляться очень серьезный социальный раскол, — и эту проблему тоже надо решать.

Недостаток средств и возможностей, ограниченное пространство для маневра можно компенсировать несколькими яркими манифестациями. Во внутренней политике это разрешение гомосексуальных браков (к сожалению, пока единственное реальное достижение правительства социалистов). Во внешней политике таким достижением стала операция в Мали. Ее поддержали французское общественное мнение, международная общественность, в том числе Россия, но самое главное — население Мали, потому что там Франция действительно противостояла международному терроризму. Операция закончилась довольно успешно, что дало Олланду определенные очки, но не компенсировало неудачи во внутренней политике. В результате рейтинг Олланда стремительно упал: около 60% французов говорят, что разочарованы в президенте. Операция в Мали, насколько бы успешной она ни была, не компенсировала этих потерь.

Теперь Олланд продолжает проявлять активность на внешнеполитическом поприще: выступает защитником мирного населения Сирии, проводником идеалов западной демократии, борцом с тиранией Башара Асада. Другое дело, что и риторика, и внешнеполитические цели Олланда по сравнению с первым годом его президентства уже изменилась. Вначале Олланд однозначно заявлял, что его целью является свержение Башара Асада, и делал ставку на различные оппозиционные по отношению к сирийскому режиму силы. Но всякий раз оказывалось, что они не являются теми силами, на которые можно положиться, что они вряд ли станут проводниками интересов и идей Запада, защитниками прав человека, пропонентами демократизации и т. д. Напротив, есть серьезные подозрения, что некоторые из этих сил являются проводниками идей «Аль-Каиды» и других террористических организаций, и помогать им достаточно опасно. Поэтому сегодня цель Олланда ограничена сдерживанием, то есть политикой, направленной на то, чтобы напугать Асада и заставить его впредь отказаться от возможного повторения газовых атак против собственного населения (если предположить, что именно он несет за это ответственность, что совершенно не доказано). Сегодня Олланд отказывается от военной операции в Сирии и выступает только за ограниченное нанесение точечных ударов с целью дать Асаду урок на будущее. Причем в одиночку Франция этого делать не будет, только в составе международной коалиции.

Решение о том, будет ли Франция принимать в этом участие, может и должен принять президент. Он пошел навстречу видным представителям политического класса страны и сегодня поставит этот вопрос перед парламентом. Но даже если Олланд получит одобрение парламента, ему все равно придется принимать решение самому, ведь именно он будет отвечать за свои действия перед избирателями.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу