Балканы — это геополитическое зеркало для России, только нужно уметь смотреть в него

07.09.13

Балканы — это геополитическое зеркало для России, только нужно уметь смотреть в него

Эксперты МГИМО: Пономарева Елена Георгиевна, д.полит.н., профессор

Интервью проф. д.полит.н. Елены Пономаревой для «Via Evrasia», данное доц. к.и.н. Дарине Григоровой

Д.Г.: Елена Георгевна, Вы вводите понятие «балканизация» как геополитическое поведение на Балканах в ХХ веке — как определяете это понятие в ХХI веке на примере бывшей Югославии и не только, и каково присутствие современной России на Балканах?

Понятие «балканизация» появляется в научном дискурсе в конце ХIХ в. как характеристика процессов суверенизации этнически и культурно неоднородного политического пространства юго-восточной Европы, находившегося под внешнем управлением Австро-Венгрии, Османской Турции и Италии. А вот с конца ХХ в. «балканизацию» следует рассматривать не только как процесс, возникающий и развивающийся на определенном типе территорий, но и как метод управления политическим пространством. Характеризуется она следующими чертами:

  • в пределах четко локализованного региона, имеющего стабильную внешнюю границу, может возникать неопределенное количество государств. Самый яркий пример — пост-югославское пространство;
  • формирование новых государственных союзов зависит от хода очередного этнополитического конфликта, а так же интересов и силы внешних игроков, а в условиях глобализации т.н. геополитических гигантов. Под последним термином я понимаю не только конкретные страны — Китай, Россию, США, но и наднациональные структуры — ЕС, НАТО, ну и конечно, транснациональные компании (ТНК), бюджет и возможности которых в целом ряде случаев превосходят бюджет и возможности целого ряда государств;
  • государственные союзы могут иметь многоуровневую квазифедеративную модель. Первый уровень состоит из крупных территориально-административных единиц. Например, Хорватия, Сербия, Босния и Герцеговина. Примером второго уровня федерализации может служить Хорватия, которая включает такие особые социокультурные районы как Истрия, Далмация, Сербская Краина, Восточная Славония. Третий уровень — автономные края. В этом случае ярким примером служит Сербия. Возможен и четвертый уровень: города-государства. Такими могут стать Брчко (по Дейтонским соглашениям), Дубровник, Сараево, Сплит. Отмеченные уровни не имеют абсолютного и законченного выражения, могут иметь большую или меньшую степень завершенности;
  • неопределенность и спорность многих внутренних государственных границ. Четко определена только внешняя граница региона. Внутренние границы могут флуктуировать в самом широком диапазоне. Ярким примером здесь служит Бывшая югославская республика Македония (БЮРМ), ее северная и южная границы. Это, как известно, порождает сложность в международном признании суверенитета той или иной единицы;
  • потенциальная внутренняя готовность к конфликту, который приобретает развитые формы только при наличии соответствующих внешних стимулов. Аналогично, при изменении тех же внешних стимулов, конфликт прекращается и переходит в латентную фазу;
  • любой внутрирегиональный конфликт вовлекает большое количество сторон. Их заинтересованность в определенном решении конфликта может быть различной. В ходе борьбы интересов на Балканах определяются региональные и глобальные лидеры;
  • регион «балканизации» не представляет собой сплошную зону конфликта в его активной фазе. Открытый конфликт — «плавающая точка» на территории региона. Например, «плавающая точка» перемещается по пространству бывшей Югославии — Сербская Краина (Хорватия), Республика Сербская (Босния и Герцеговина), Косово и Метохия (Сербия), Македония, опять КиМ. Затухание активной формы конфликта в одной части района ведет к его немедленной активизации в другой части. Время протекания активной фазы общего регионального конфликта может быть достаточно велико — до десяти лет и более. Иными словами, весь регион становится кризисной зоной с «плавающей точкой» открытого конфликта;
  • вмешательство третьих сил в процесс «балканизации» лишь обостряет деструкцию политического пространства и приводит к перевесу сил одной из конфликтующих сторон. Любое внешнее вмешательство не способно что-либо изменить в позитивном смысле в самом регионе. Конфликт удается лишь приостановить, но не урегулировать окончательно (БиГ, КиМ, БЮРМ). Кроме того, победы в балканских конфликтах носят временный и ненадежный характер. Стороны дожидаются нового конфликта, чтобы пересмотреть итоги и результаты предыдущего.

События конца ХХ в. — начала ХХI в. убедительно доказали, что «балканизация» регионов мира не случайность. С одной стороны, этот процесс есть результат накопления внутренних противоречий в результате чересполосного (сложного, исторически обусловленного) проживания разных народов на той или иной территории.

Читать статью

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Via Evrasia»
Распечатать страницу