В надеждах на безъядерный Ближний Восток мировому сообществу стоит быть скромнее

14.10.13

В надеждах на безъядерный Ближний Восток мировому сообществу стоит быть скромнее

Эксперты МГИМО: Никитин Александр Иванович, д.полит.н., профессор

Возможно ли создание на Ближней Востоке зоны, свободной от оружия массового уничтожения? Почему более развитый и богатый север планеты остается опасным и ядерным, в том время как бедный юг принял безъядерные обязательства? Как работает Договор о нераспространении ядерного оружия? На эти и другие вопросы ответил «Голосу России» директор Центра евроатлантической безопасности МГИМО МИД России Александр Никитин.

Ильяшенко: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели! Российско-американская инициатива по уничтожению сирийского химического оружия стала едва ли не самым заметным практическим шагом последних лет в области борьбы с распространением в мире оружия массового поражения. Однако международное сотрудничество в этой области по-прежнему продвигается с трудом. Последний пример — отсрочка проведения конференции ООН по созданию на Ближнем Востоке зоны, свободной от оружия массового уничтожения.

Почему так происходит? Об этом мы побеседуем с Александром Ивановичем Никитиным, директором Центра евроатлантической безопасности Московского государственного института международных отношений МИД России.

Когда мы говорим о кризисных ситуациях в мире, почти всегда имеем в виду Ближний Восток. Насколько «благополучна» там ситуация с ядерным и другими видами оружия массового уничтожения?

Никитин: Ситуация чрезвычайно неблагополучная, и таковой она остается уже более четырех десятилетий. Как раз в будущем году исполнится 40 лет с того момента, когда Организация Объединенных Наций в 1974 году начала принимать ежегодные решения, включать их в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН о том, что необходимо создать на Ближнем Востоке зону, свободную от ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения.

Почти 40 лет такое решение ежегодно принимается и всерьез не выполняется. Тому есть ряд серьезных причин. Изначально идею превратить Ближний Восток в безъядерную зону выдвинули Иран и Египет совместно. Это было еще в середине 1960-х годов. Это предложение впоследствии обросло различными дополнениями.

В 1990 году Хосни Мубарак, который тогда был президентом Египта, предложил расширить идею безъядерной зоны до зоны, которая не будет включать никаких видов оружия массового уничтожения, то есть также биологического и химического. При этом отмечу, что у нас есть неблагополучие в этом регионе не только по части ядерного оружия (как известно, Израиль обладает ядерным потенциалом, хотя и не признает этого), но и по части выполнения конвенции ООН о запрещении химического, биологического и токсинного оружия.

Саудовская Аравия и Сирия не являются участниками Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. Целый ряд государств — в их числе Сирия — не выполнили на настоящий момент обязательства по полному уничтожению химических вооружений, которые наложены конвенцией 1993 года.

Самой большой проблемой, конечно же, остается присутствие ядерного компонента на Ближнем Востоке. Это примерно от 100 до 200 ядерных зарядов, которыми располагает Израиль. Известно об этом по косвенным данным с начала 1970-х годов. Но лишь в 1986 году один из сотрудников израильской атомной администрации предал гласности факт наличия у Израиля ядерного оружия, хотя это с тех пор аккуратно отрицается официальными властями Израиля.

Вместе с тем все страны мира исходят из того, что более сотни ядерных зарядов имеются в центре ближневосточного конфликта. Имеются и средства их доставки. Более того, имеется серьезное политическое намерение Израиля использовать это ядерное оружие в качестве оружия сдерживания политически, а может быть, и военным путем, если давление на Израиль со стороны его соседей окажется значительным.

Напомню также, что в начале 1980-х годов израильтяне разбомбили реактор в местечке Озирак на территории Ирака, где происходила подготовка ядерных компонентов. Также были нанесены точечные удары по территории Сирии в более поздний исторический период. В середине 2000-х годов Сирия и Ирак стали объектами военного давления. Тель-Авив как бы говорил им: «Не создавайте ядерное оружие. Наше израильское ядерное оружие должно оставаться единственным оружием этого типа в регионе».

Отметим, что арабские страны достаточно разнородные. Среди них есть такие государства, как, скажем, Саудовская Аравия, которая всерьез заинтересована в развитии мощной ядерной программы (пока мы говорим о мирной ядерной программе). Отмечу также, что Российская Федерация в последние годы расширяет политическое, торговое и экономическое взаимодействие с Саудовской Аравией.

В то же время есть серьезные опасения, что давние исторические поединщики, каковыми на Ближнем Востоке являются Саудовская Аравия и Иран, которые борются за сферы влияния и периодически вытесняют друг друга с символического места лидера ближневосточного региона, могут в какой-то момент задаться целью создания ядерного оружия для того, чтобы сбалансировать наличие там ядерного оружия Ирана или защитить свои политические режимы…

Полная версия доступна в аудиоформате

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: РГРК «Голос России»
Распечатать страницу