«Большая игра» в Центральной Азии продолжается

07.10.13

«Большая игра» в Центральной Азии продолжается

Эксперты МГИМО: Казанцев Андрей Анатольевич, д.полит.н.

Эксперты спрогнозировали четыре возможных сценария развития ситуации в Центральной Азии после выхода из Афганистана международных сил.

В Аналитическом центре Института международных исследований Московского государственного института международных отношений Министерства иностранных дел Российской Федерации эксперты провели большую работу по прогнозированию ситуации в Центральноазиатском регионе. Включая страны, которые входят в ОДКБ. О результатах исследования «ВБ» рассказал директор центра Андрей Казанцев.

— Ваше исследование осуществлялось через призму так называемого фактора 2014?

— Не только. Хотя действительно, очень большое значение для коллективной безопасности на пространстве ОДКБ имеет ситуация в Афганистане после ожидаемого вывода из него в 2014 году Международных сил содействия безопасности (МССБ). Происходящее в Афганистане вполне может привести к возникновению и в нем самом, и в регионе очага напряженности. Таджикистан непосредственно граничит с этой страной, а на Кыргызстане и Казахстане вывод войск коалиции может сказаться опосредованно.

Вместе с тем и в самих постсоветских республиках Центральной Азии наблюдаются тенденции к усилению внутренних угроз. Международная обстановка вокруг региона, связанная с резким обострением ситуации на Ближнем Востоке, также представляется не слишком благоприятной. Нельзя не принимать во внимание и существование международной сети финансирования производства, транспортировки и реализации наркотиков, в которую вовлечена часть элиты центральноазиатских стран. Именно с учетом этих и других факторов и прорабатывались сценарии возможной эволюции ситуации.

— И по каким направлениям она может развиваться?

— Подчеркну, что сценарный анализ не является предсказанием будущего. Важно понимать, несут ли нынешние тенденции новые угрозы безопасности государствам ОДКБ на ближайшие 3–5 лет. Данные материалы затем были использованы и в первом публичном докладе Аналитической ассоциации ОДКБ, исследовавшей проблемы евразийской безопасности. Наиболее вероятными представляются четыре возможных варианта развития ситуации.

— Давайте, как принято, начнем с худшего.

— Худшее отражает сценарий под названием «Центральноазиатский взрыв». Он предусматривает образование «несостоявшихся государств», неконтролирующих свою территорию, простирающихся от северо-запада Пакистана через Афганистан в постсоветскую Центральную Азию. В этому случае будет расти число наркогосударств. Террористические и экстремисткие группы установят прямой контроль над существующими территориями. Резко увеличатся миграционные потоки, в том числе из Афганистана в Центральную Азию, а затем в Россию. Роль государства в региональной динамике резко уменьшится. Определяющей станет роль негосударственных игроков. Кроме того, вывод МССБ из Афганистана, кризис в этой стране всех официальных государственных институтов, включая армию, полная неопределенность с выборами нового афганского руководства в апреле 2014 года и усиление межэтнических противоречий могут спровоцировать региональный «эффект домино».

— Поясните, пожалуйста.

— Вначале дестабилизируется ситуация в Таджикистане, потом — в Кыргызстане, в конечном счете зоной нестабильности становится вся центральноазиатская часть ОДКБ. Историческим образцом может стать Вьетнам после вывода из него войск США. Напомним, в результате произошла полная смена режимов не только в Южном Вьетнаме, но и в соседних государствах. Причем процесс был настолько хаотический, что в Камбодже пришел к власти Пол Пот, который был откровенно враждебен к просоветскому правительству Вьетнама и ответственен за геноцид не только вьетнамцев, но и собственного коренного населения.

— Другие сценарии не такие драматичные?

— Как сказать. Весьма проблематичным представляется тот, что назван «Интенсификация новой «Большой игры». Под этим термином понимается целенаправленное и активное подогревание международного соперничества с теми, кто намерен получать выгоды от «хаотизации» региона. Обостряющееся соперничество выходит из-под контроля и провоцирует дополнительную дестабилизацию в Центральной Азии. В результате террористическая и экстремистская деятельность, наркотрафик и новые угрозы безопасности растут. И основными игроками остаются государства, которые в том числе в своих геополитических интересах могут поощрять отдельные коррупционные, криминальные и экстремистские группы. Этот сценарий по заключению экспертов имеет среднюю вероятность. Но «Большая игра» продолжается, это ни для кого не секрет. И в ней сегодня возникают разные коллизии. В основном между Россией и США, но набирают силы и другие факторы. Например, индопакистанский, играющий все более дестабилизирующую роль. Пакистанская межведомственная разведка связана с террористами и экстремистами, в том числе в Афганистане. Вспомним, что и движение «Талибан» было создано в Пакистане.

— Нельзя не принимать во внимание все возрастающую роль в «Большой игре» Китая.

— Она учтена в третьем сценарии, названном «Постепенный упадок». Международное соперничество нейтрализует попытки организовать эффективную помощь государствам Центральной Азии. Причем на уже упоминавшиеся старые геополитические противоречия между США — Россия накладываются новые, по линии США — Китай. И это уже просматривается в рамках «доктрины Обамы», в частности, в политике «ребалансирования» военно-политического присутствия США в разных регионах мира. Активность негосударственных игроков, включая террористические, криминальные и коррупционные сети в разных сферах, особенно связанных с распространением идей религиозного экстремизма, усилением транспортировки наркотиков, неконтролируемой миграции, становится более значимой, чем формальных госструктур. Однако ситуация все же не выходит полностью из-под контроля. Согласно экспертной оценке, он обладает наибольшей вероятностью. И в этом случае государствам ОДКБ следует уделить приоритетное внимание укреплению государственных структур в Центральной Азии, поддерживая их в охране границ, борьбе с наркотиками, экстремизмом.

— Вы упоминали и о вероятности негативного воздействия на положение дел в Центральной Азии ближневосточных событий.

— Многие наши эксперты, в их числе и представители российского Генштаба, предложили расширить сценарий «Большой игры» с учетом потенциальной возможности переброски «полосы» нестабильности с Ближнего Востока на Центральноазиатский регион, принимая во внимание последствия так называемой арабской весны. И хотя прямой переброс сильно затруднен из-за региональной специфики, исключать подобное нельзя. В частности, то, что какая-то из великих держав, конкурирующих за влияние в Центральной Азии, не попытается использовать возможность такого переноса в своих интересах. К тому же банды террористов, которые действуют на Ближнем Востоке, — легко переходят из одной страны в другую. И легко могут появиться в любом месте, где образовалась нехватка государственности.

— Честно говоря, все, что вы рассказали, вселяет мало оптимизма. Но что-то реально позитивное прогнозируется?

— Да. Этот сценарий так и назван: «Успешное международное сотрудничество». Ключевыми игроками в данном случае являются как государства региона, так и внерегиональные страны. Речь идет об ускорении модернизации на постсоветском пространстве. И об эффективном протекании евразийских интеграционных процессов в рамках многовекторных политик центральноазиатских государств. Для России наибольшую ценность представляет, естественно, сочетание двустороннего и многостороннего военно-политического сотрудничества в рамках ОДКБ, процессов евразийской интеграции и координации усилий государств региона в рамках ШОС. Думаю, это оптимальный и для всех стран ОДКБ вариант. Правда, по заключению экспертов он также имеет среднюю вероятность.

— А как можно усилить ее?

— Сегодня в Кыргызстане и в других республиках региона присутствует много международных организаций, таких как ООН, ШОС, ОБСЕ, НАТО и другие. Очень важно консолидировать их действия именно во благо этих стран. И многое как раз зависит от ОДКБ, которая должна стать еще более мощным инструментом координации многостороннего международного сотрудничества. Усилия, которые предпринимает в последнее время ОДКБ на международном поприще, свидетельствуют о том, что это вполне достижимая задача.

Евгений ДЕНИСЕНКО

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Вечерний Бишкек»
Распечатать страницу