КНР прокладывает новый Шелковый путь в Азии

22.10.13

КНР прокладывает новый Шелковый путь в Азии

Эксперты МГИМО: Корсун Владимир Андреевич, к.ист.н., доцент

В Китае всерьез заговорили о возрождении Великого шелкового пути — правда, не в историческом значении караванной дороги, по которой в Европу вывозили шелк, специи и чай, а в смысле нового экономического интеграционного проекта на пространстве Центральной Азии.

Этот проект, по мнению экспертов, напрямую пересекается с российскими интересами в регионе. Некоторые добавляют, что он фактически концептуально оформляет то, что уже свершилось: центральноазитские страны все глубже входят в орбиту влияния южного соседа, отдаляясь от соседа северного.

Впервые с высоких трибун об «экономическом поясе Великого шелкового пути» заговорил лидер КНР Си Цзиньпин, выступая 7 сентября в Казахстане, в университете имени президента республики Нурсултана Назарбаева.

Мысль подхватили китайские СМИ. Через месяц газета «Жэньминь жибао», являющаяся официальным печатным органом Коммунистической партии Китая, в нескольких публикациях описала суть и преимущества проекта.

«Идея „экономического пояса Шелкового пути“ — это попытка соединить Центральную, Восточную, Южную и Западную Азию различными способами экономического сотрудничества», — отмечал в одной из этих статей эксперт-международник Цзян И из Академии общественных наук Китая.

В отличие от России и США, утверждали другие аналитики, мнение которых привела газета, КНР не стремится к региональному господству, не вмешивается во внутреннюю политику стран, а только налаживает экономические связи.

Череда контрактов

Действительно, по части налаживания экономических связей Пекин осенью провел большую работу.

В сентябре Си Цзиньпин отправился в турне по странам Центральной Азии, которое в китайской прессе назвали историческим.

Из поездки он вернулся с подписанными контрактами на сумму более чем 60 млрд долларов.
В Узбекистане он подписал 31 соглашение на 15,5 млрд долларов: контракты касаются добычи нефти, газа и золота.

В Туркменистане, где добывают природный газ, Си подписал восемь соглашений на 7,6 млрд долларов.

В Казахстане китайская компания China National Petroleum Company (CNPC) купила 8% акций нефтяного консорциума, разрабатывающего одно из месторождений в Каспийском море. Стоимость сделки составила 5 млрд долларов.

В Киргизии Си подписал восемь соглашений на 5 млрд долларов. Среди совместных планов — строительство нового газопровода.

«Реальность, данная в ощущениях»

«Если говорить о Киргизии и Таджикистане, то для них крупнейшим партнером последние два года является не Россия, а именно Китай. Во-первых, через Киргизию идет реэкспорт китайских товаров в другие страны. Во-вторых, в Киргизиии и Таджикистане китайцы активно строят железные и автомобильные дороги», — рассказывает Елена Кузьмина из Института экономики РАН.

Мысль об экономической экспансии Китая в регионе разделяет китаист Владимир Корсун из МГИМО. Он резюмирует: «К сожалению, экономический пояс Шелкового пути — уже не концепция, а реальность, данная нам в ощущениях».

Китайцы, по его словам, практически создали коридор — и автомобильный, и железнодорожный — от Гуаньчжоу до Амстердама в обход территории России.

«У нас, может быть, и есть некие амбициозные планы в отношении Центральной Азии, но реальных ресурсов недостаточно. Китай уже привязал эти страны настолько, что они, быть может, и сами рады выбраться из его объятий и получить противовес в лице России», — считает Корсун.

«У России есть шанс»

Впрочем, не все так пессимистичны. Конечно, товарооборот между странами значительно снизился в разгар мирового экономического кризиса (в 2009 году с Казахстаном он снизился на 34,8%, с Киргизией — на 28%, с Таджикистаном — на 22%, с Узбекистаном — на 28,4%), однако затем произошло частичное выравнивание оборота.

Как и во всей внешней торговле России, на этом направлении велика доля энергоносителей (в 2010 году — 33%, или 11,7 млрд долларов).

Доля высокотехнологичной продукции в российском экспорте, нацеленном на регион, с 1997-го по 2010 года сократилась почти вдвое (с 19% до 10%).

И все-таки по-прежнему Центральная Азия очень зависит от Москвы и экономически, и политически. К тому же, напоминает Елена Кузьмина, для Казахстана и Узбекистана Россия — главный торговый партнер.

Москва за четыре посткризисных года направила центральноазиатским странам более 1 млрд долларов помощи. Помимо этого, в 2010–2012 годах Россия предоставила около 10 тыс. стипендий для обучения студентов из этих стран в российских вузах.

Объем накопленных российских инвестиций в Центральной Азии, по некоторым данным, вырос за 2005–2010 года в 4,4 раза.

«Переговоры идут практически о каждом конкретном предприятии. Это очень сложный, трудоемкий процесс», — констатирует завсектором экономического развития постсоветских стран Института экономики РАН Елена Кузьмина.

«Однако если непростые вопросы формирования и функционирования Единого экономического пространства будут решены, то у России есть шанс вернуть в свою экономическую орбиту не только Киргизию, но и Таджикистан», — резюмирует она.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: BBC Russian
Распечатать страницу