Первая российско-японская встреча в формате «два плюс два»

07.11.13
Эксклюзив

Первая российско-японская встреча в формате «два плюс два»

Эксперты МГИМО: Стрельцов Дмитрий Викторович, д.ист.н., профессор

1 ноября в Токио состоялась первая встреча министров иностранных дел и обороны России и Японии в формате «два плюс два». Итоги встречи анализирует заведующий кафедрой востоковедения Дмитрий Стрельцов.

С российской стороны в этой встрече приняли участие министр иностранных дел Сергей Лавров и министр обороны Сергей Шойгу, с японской — министр иностранных дел Фумио Кисида и министр обороны Ицунори Онодэра. По многим критериям она перешла границы обычного протокольного мероприятия двусторонних отношений, став значимым событием в международной политике.

Прежде всего обращает на себя внимание тот факт, что формат «два плюс два» Япония до этого практиковала только со своими ближайшими стратегическими союзниками — США и Австралией. Что касается России, то для нее это хотя уже и апробированный, но достаточно новый вид диалога: Москва вела его в марте 2013 года с Великобританией и в августе — с США. Запуск формата «два плюс два» осуществлен по инициативе японской стороны, озвученной в апреле текущего года в ходе визита премьера С. Абэ в Москву. Это свидетельствует о достаточно высоком уровне взаимного доверия между Токио и Москвой, отношения между которыми находятся на подъеме.

Примечательно, что в центре этого формата стоят вопросы безопасности, которые последние годы не занимали большого места в повестке дня двусторонних встреч на высшем уровне (больше внимания уделялось экономике и гуманитарным связям). Кроме того, обращает на себя внимание и то, что встреча министров обороны состоялась впервые за последние семь лет. Как отметил Ф.Кисида, «в условиях серьезного развития экономических контактов и гуманитарных обменов укрепление связей в области безопасности необходимо для повышения общего уровня отношений между нашими странами».

К активизации стратегического диалога с Россией по вопросам безопасности Японию подталкивают изменения ситуации в сфере региональной безопасности в восточноазиатском регионе, происшедшие за последний год. Японский министр обороны заявил перед началом переговоров, что его страна «обеспокоена ростом напряженности в Тихоокеанском регионе». Речь шла о развитии ракетной программы КНДР, а также усилении военного присутствия Китая в акваториях вокруг островов Сэнкаку/Дьяоюйдао, которые Пекин считает своей территорией.

Очевидно, что краеугольным камнем стратегии Японии в этой сфере останется в ближайшем будущем союз с США. Россия, имеющая отношения стратегического партнерства с КНР и стремящаяся играть активную роль в урегулировании ситуации на Корейском полуострове, безусловно, не может считаться ключевым партнером Японии в решении проблем военной безопасности.

В отличие от Японии, Россия в своем подходе к региональной безопасности делает ставку на использование потенциала имеющихся в Восточной Азии многосторонних диалоговых форматов и на создание системы перекрестных гарантий безопасности, основанной на внеблоковом принципе. Как подчеркнул С.Лавров, «мы продвигаем формирование в Азиатско-Тихоокеанский регионе (АТР) новой архитектуры, которая опиралась бы на внеблоковые начала и строилась на принципе, что никто не будет обеспечивать свою безопасность за счет других». Относясь к японо-американскому союзу как к сложившейся реалии, Москва опирается на принцип «неделимой безопасности», предполагающий обеспечение гарантий безопасности всем странам региона, а не только тем, которые входят в военные альянсы.

В этом смысле партнеры, безусловно, находятся на разных рубежах. Тем не менее, важным итогом встречи явилось то, что стороны продемонстрировали понимание и уважение к позиции партнера и подтвердили намерение развивать сотрудничество, не направленное против третьей стороны. В частности, С.Лавров отметил на пресс-конференции, что формат «два плюс два» «не посягает на отношения Японии с США или с какой-либо другой страной», а также выразил надежду, что «отношения США с Японией не будут создавать проблем для России».

Важной целью сторон стало налаживание каналов связи, а в перспективе — и стратегического диалога по вопросам военной безопасности на море. На фоне усиления военной напряженности в Восточно-Китайском море и обострения политических отношений с КНР и Южной Кореей установление диалога с Москвой в сфере военной безопасности имеет для Токио огромное психологическое значение, помогая преодолеть симптом «окруженной крепости».

В свою очередь, у Москвы особую озабоченность вызывает глобальная система ПРО, в которой Япония принимает самое активное участие. Россия, безусловно, опасается связанного с созданием ПРО изменения стратегического баланса сил в Азиатско-Тихоокеанском регионе в пользу США и их союзников. Находясь под американским контролем, система ПРО рассматривается Москвой в качестве одного из объективно существующих вызовов своей безопасности. Примечательно, что в ходе встречи была достигнута договоренность о проведении консультаций в этой сфере.

В сфере безопасности имеются для партнеров и иные вопросы, представляющие общий интерес и поле для двустороннего сотрудничества по их решению. Речь, прежде всего, идет о международным терроризме, пиратстве, незаконной торговле оружием. Особенно актуально эта тема звучала в ходе встречи Онодэры и Шойгу. Была достигнута конкретная договоренность о проведении совместных учений по противодействию терроризму и пиратству. Ранее учения проводились только для налаживания взаимодействия при поисково-спасательных операциях. Теперь же было решено усилить взаимодействие между боевыми кораблями в Аденском заливе, продолжить отработку мер по борьбе с наркотрафиком в Афганистане, а также на базе МВД России в Домодедово. Российский министр обороны заявил об интересе Москвы в отношении опыта участия Японии в миротворческих операциях под эгидой ООН. Можно надеяться на то, что стороны в дальнейшем смогут достичь конкретных договоренностей в сфере миротворчества.

Еще одна важная тема, обсуждавшая на переговорах, — кибербезопасность. Россия и Япония, участвующие в работе группы правительственных экспертов по международной информационной безопасности, заинтересованы формировании единых правил поведения в глобальном информационном пространстве. В результате встречи стороны анонсировали создание механизма постоянных консультаций на экспертном уровне.

Много внимания партнерами было уделено вопросам взаимодействия в многосторонних международных организациях, в частности, в таких региональных форумах, как АТЭС, Асеановский форум по безопасности, Восточноазиатские саммиты и т. д. Россия, заинтересованная в активном участии Японии в деле решения сирийской проблемы, поддержала ее участие в конференции «Женева-2». Была достигнута также договоренность о начале диалога по созданию в АТР новой внеблоковой архитектуры безопасности.

Что касается проблематики мирного договора, партнеры подтвердили свое стремление продолжать переговоры по этому вопросу. Ф.Кисида заявил, что стороны будут искать взаимовыгодные варианты по формуле «нет победителей и нет проигравших». С.Лавров, в свою очередь, отметил, что диалог будет вестись в конструктивном ключе, «без эмоциональных всплесков и публичной полемики». Было решено, что весной 2014 года будет проведена новая встреча министров иностранных дел двух стран и начато согласование новой встречи на высшем уровне.

Итоги первой российско-японской встречи в формате «два плюс два» могут быть оценены как позитивные и даже многообещающие. С. Лавров оценил встречу как «новый этап» в отношениях России и Японии. В свою очередь, его японский коллега отметил, что углубление отношений между нашими странами в различных областях, в частности, в безопасности на море, не только отвечает интересам обеих стран, но и вносит вклад в дело стабильности всего региона.

Для России позитивным итогом встречи явилось то, что Япония подтвердила в ходе встречи ставку на невоенные методы обеспечения международной безопасности, которая была охарактеризована как политика «активного пацифизма». Японские представители заверили российских коллег, что их страна по-прежнему будет опираться на миролюбивые положения Основного закона и решать вопросы безопасности сугубо мирными средствами. По всей видимости, партнеры смогли нащупать важную компоненту сотрудничества, которая, наряду с взаимодействием в экономической и культурно-гуманитарной сферах, сможет качественно улучшить политический климат двусторонних отношений. Можно констатировать, что Москва и Токио сделали важный шаг в направлении стратегического партнерства.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу