Вмешательство Вооруженных сил России в военные конфликты не является прерогативой командующих базами

14.11.13

Вмешательство Вооруженных сил России в военные конфликты не является прерогативой командующих базами

Эксперты МГИМО: Казанцев Андрей Анатольевич, д.полит.н.

Андрей Казанцев: «Никакого места Нагорный Карабах в Таможенном союзе получить не может»

Интервью московского корреспондента АПА с директором Аналитического центра международных исследований при Московском Государственном институте международных отношений (МГИМО) МИД России, научным сотрудником Центра Маршалла (Германия), доктором политических наук Андреем Казанцевым.

— Что Вы думаете о недавнем заявлении командующего 102-й российской военной базы, дислоцированной в Армении, полковника Андрея Рузинского о том, что база может вмешаться в конфликт, если Азербайджан начнет военные действия в Нагорном Карабахе? Можно ли это считать намеком официальному Баку от высшего политического руководства России?

— Выскажу свое личное мнение. Такие сложные и важные решения, как вмешательство Вооруженных сил России в военные конфликты, не являются прерогативой командующих базами. Процедура этих решений прописана в Конституции, и в любом случае ключевой фигурой тут будет лично президент России Владимир Путин. Это отнюдь не означает, что был какой-то намек со стороны высшего руководства России официальному Баку. Азербайджан, как и Армения, наш стратегический партнер. Не так давно состоялся визит Путина в Азербайджан, и если бы он захотел сделать какой-то намек в этом роде, то он сделал бы его лично. Кроме того, Россия поставляет Азербайджану вооружение в достаточно больших объемах. Разговоры о вооруженном вмешательстве Москвы в конфликт выглядят в этом плане, мягко говоря, нелогично. Мы что, сами против своего оружия воевать будем? Полковник высказал свое личное мнение, которое никакого отношения к официальной позиции Москвы не имеет. Руководство России твердо контролирует Вооруженные силы нашей страны, и они в случае конфликта однозначно последуют тому решению, которое примут в Кремле. Эпоха начала 90-х гг., когда военные силы развалившегося СССР, номинально подчиненные России, но расположенные не на ее территории (а это было не только на Южном Кавказе, но и в Таджикистане, и в Приднестровье) могли-де-факто делать, что им захочется, прошла. После неожиданного решения Саркисяна о вступлении Армении в Таможенный Союз была определенная эйфория от нового сближения Москвы и Еревана. Поэтому глава базы высказал свою поддержку этому решению, на мой взгляд, не совсем корректно. Или, может, его реальную позицию журналисты переврали. Наверное, он имел в виду, что база вмешается, если будет такой приказ Верховного главнокомандующего. К сожалению, в отличие от Вооруженных сил ряда стран мира, в России нет четкого кодекса поведения военнослужащих, ограничивающего право на высказывание ими личных политических взглядов. Отсюда и результат.

— Очередную встречу президентов Азербайджана и Армении планируется провести до конца этого года. Можно ли от этой встречи ожидать чего-то?

— Мне представляется, что слишком многого ожидать не следует. Я лично буду считать позитивным результатом хотя бы небольшую деэскалацию конфликта. Он сейчас реально балансирует на грани открытой войны, особенно, с учетом накопленных обеими сторонами вооружений. История знает массу случаев, когда гонка вооружений автоматически приводила к конфликту. Если будет война с новыми большими жертвами, то после нее мир заключить будет совсем невозможно. Поэтому нужно поддерживать формат переговоров для того, чтобы в будущем разрешить конфликт. Это программа-минимум. Программа-максимум — продвижение в сторону мирного соглашения, но это пока, к моему великому сожалению, маловероятно.

— Турция запросила поддержку у Швейцарии, чтобы помочь преодолеть конфликт между Арменией и Азербайджаном и открыть Анкаре путь для восстановления отношений с Ереваном. Как Вы это прокомментируете?

— Мне кажется, что помощь нейтральной Швейцарии будет тут кстати. Так как пока усилия посредников ни к чему не привели, надо подключать новых. Следует отметить, что Москва, особенно, в период президентства Медведева приложила очень много усилий для сближения сторон и заключения мира, пусть теперь еще кто-нибудь поработает.

— Приближается саммит «Восточного партнерства» в Вильнюсе. Какова перспектива подписания соглашения с ЕС другими участниками партнерства — Азербайджаном, Молдовой, Грузией? На Ваш взгляд, Армения, собравшаяся вступить в Таможенный союз, окончательно «потеряна» для ЕС?

— Начну с последнего вопроса. Армения, как известно, не могла подписать экономическое соглашение о свободной торговле, так как Ереван сделал свой стратегический выбор в пользу сближения с Россией и Таможенным союзом. А это, как показывает случай с Украиной, которая «мечется» между двумя альтернативами, выбор на данном этапе взаимоисключающий. Однако Армения хотела по-прежнему подписать политическое соглашение с ЕС об ассоциации. Здесь уже ЕС «уперся» и отказался подписывать одно соглашение без другого. Это решение Брюсселя критиковалось многими известными западными экспертами, например, Томасом де Ваалом. Я думаю, со временем ЕС немного улучшит свои отношения с Россией. На этот счет в официальной внешнеполитической доктрине России, утвержденной недавно президентом Путиным, говорится, что евразийская интеграция не противоречит созданию общего пространства его членами, включая Россию, с ЕС. В российской доктрине предполагается, что будущая «большая Европа», объединенная общими принципами и нормами, будет состоять из двух частей — ЕС и Евразийского экономического союза. Заявления руководства ЕС говорят о том, что оно эти принципы поддерживает, и также будет искать точки «схождения» с Таможенным союзом и будущим Евразийским экономическим союзом. Таким образом, за нынешним кризисом не надо забывать о долгосрочной перспективе. Все члены Евразийского экономического союза, включая Россию и Армению, продолжат строить «Большую Европу». На Вильнюсском саммите или после него Евросоюз даже может подписать меморандум о взаимопонимании по вопросу дальнейшего сотрудничества с Ереваном.

Кстати, и для «подписантов» Вильнюсских соглашений ничего большего, чем общие нормы с ЕС в рамках «расширенной Европы», не «светит». Не надо надеяться на перспективу членства. Как показывает случай Турции, этот вопрос зависнет на десятилетия, если не навсегда. Надо учитывать, что у ЕС с учетом кризиса в Южной Европе огромные проблемы с миграцией и тяжелым экономическим положением ряда недавно присоединившихся стран, особенно, Румынии и Болгарии. Просто нет средств для полной интеграции еще и стран «Восточного партнерства». Южная Африка или Марокко подписали с ЕС соглашение об ассоциации еще в 2000 году. И что, они после этого европейцами стали?

С Молдовой и Грузией соглашения в Вильнюсе будут точно парафированы. Возможно, будет подписано соглашение об ассоциации с Украиной, но оно может и сорваться в последний момент (например, из-за вопроса Тимошенко). Да и после подписания может возникнуть масса проблем с реализацией соглашений. С Азербайджаном тоже подпишут ряд документов, например, об упрощении визового режима. В проекте решений саммита, просочившемся в прессу, говорится, что будут приветствоваться «проявленные Азербайджаном евроинтеграционные устремления» и будут предложены переговоры по созданию глубокой и всеобъемлющей зоны свободной торговли ЕС-Азербайджан. Выбор после этого будет уже за Баку. Но на данном этапе это может привести к охлаждению отношений с Москвой.

— Заявление президента Армении Саркисяна о намерении вступить в Таможенный союз, вызвало негативную реакцию ЕС. Возможна ли на этом фоне активизация европейской дипломатии в деле урегулирования нагорно-карабахского конфликта? Будет ли усилено давление на Армению из-за оккупации ею Нагорного Карабаха?

— Я думаю, что имевшая место недавно активизация американской дипломатии с этим и связана. Европейцы, конечно, тоже активизируются после Вильнюсского саммита. Им выгодно на данном этапе «разрулить» конфликт так, чтобы разорвать стратегическую привязку Армении к России. Ведь Ереван постоянно подчеркивает, что с учетом противостояния с Азербайджаном и Турцией у него просто нет другого выхода. А так он за многовекторную политику. Но я не думаю, что европейцы будут на Армению очень сильно давить. Скорее, будет сочетание: много «пряника» и немного «кнута».

— Каково Ваше мнение относительно вступления Армении в Таможенный союз. Какое место будет там отведено Нагорному Карабаху, который все члены ТС-де-юре признают территорией Азербайджана?

— Никакого места Нагорный Карабах в Таможенном союзе получить не может, так как его независимость официально не признана ни одним из членов Таможенного союза. В ТС вступает Армения. Пока она еще не вступила, говорить о том, какой таможенный порядок будет на границе Армении с территорией Нагорного Карабаха рано. Вот этот вопрос мне лично представляется самым сложным. Думаю, об этом будут вестись переговоры.

Фарид АКБЕРОВ

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: АПА
Распечатать страницу