Треугольник «РФ–КНР–США»: неопределенный сценарий

15.11.13

Треугольник «РФ–КНР–США»: неопределенный сценарий

Эксперты МГИМО: Лузянин Сергей Геннадьевич, д.ист.н., профессор

Глобальное «возвышение» Китая в новом свете представляет идею формирования треугольника «РФ — КНР — США». Возможно ли в нынешней международной обстановке становление подобного трехстороннего формата? И если он состоится, кто будет в центре этой структуры, какие препятствия лежат на пути реализации этого проекта?

КНР – США. Кто будет на обочине геополитики?

В оценке перспектив китайско-американских отношений среди западных и китайских экспертов превалируют два подхода. Один строится на приоритете роста взаимозависимости в финансово-экономической сфере двух стран, которая автоматически «купирует» региональные и геополитические противоречия. Экономические интересы двух держав, в данном случае, являются гарантией от глобального конфликта КНР и США. Более того, часть западных ученых считает, что декларируемые противоречия между США и КНР — это некая «внешняя имитация конфликтности». На самом деле стороны уже обо всем давно договорились.

Другой подход предполагает неизбежный рост противоречий (вплоть до военного конфликта), который никак не может быть смикширован усилением финансово-экономической взаимозависимости. Причем подъем Китая и переход его в новую весовую категорию сверхдержавы, как отмечают отдельные китайские эксперты, только усиливает «внутреннюю китайско-американскую конфликтность», которая всегда будет присутствовать в отношениях Китая и США, поскольку обусловлена «противоположными геополитическими интересами».

Понятно, что между этими двумя крайними позициями имеется масса экспертных вариаций. Однако почти все они укладываются в некую дилемму-либо «экономическая выгода» обоих и отказ от «взаимного сдерживания», либо стратегическая дуэль и вытеснение одного из двух на «обочину» геополитики.
Российский интерес. Насколько следует дистанцироваться от США и Китая?
Скорее всего, основной ареной пересечения интересов держав станет Азиатско-тихоокеанский регион (АТР). Именно здесь формируется сегодня новый мировой финансово-экономический и политический центр. Здесь сконцентрированы главные интересы Китая. После объявления США курса на «возвращение в Азию», здесь же может произойти и смена традиционных (евро-атлантических) приоритетов Америки на тихоокеанские. Россия в этом раскладе пока скромно позиционирует себя другом Китая и страной, желающей достойно интегрироваться с передовыми азиатскими экономиками.

Другими словами, цели и приоритеты каждой из сторон разные. Объективно эти приоритеты не стыкуются, хотя и есть отдельные точки соприкосновения — вопросы Корейского полуострова, энергетическая, продовольственная, технологическая безопасность и прочее.

В идеале треугольник «РФ — КНР — США», был бы хорошим вариантом взаимных компромиссов и возможной экономической кооперации. Однако пока треугольник рассматривается экспертами и политиками как некая виртуальная комбинация из трех равнозначных величин — 1 + 1 + 1. Для России такой расклад, скорее всего, будет не очень выгоден.

Возможно, что Москве было бы более выгодным отстаивать иную комбинацию, например, по формуле — 2 (США, КНР) + 1 (РФ). То есть, — у китайско-американской пары свои большие дела, а у России — свои. Определенная дистанция от «великих» позволит и сохранить свое участие в этом проекте, и соблюсти российские интересы.

«Пороховая бочка» в АТР

При всех гипотетических сценариях, реальностью остается заложенная США еще в период «холодной войны» главная «пороховая бочка» — американская система безопасности в Азии. У Китая и России нет и, похоже, в ближайшее время не будет адекватной альтернативы. Более того, сегодня США свои старые договоры в сфере обороны с Японией, Южной Кореей, Филиппинами, Австралией и Таиландом дополняют новыми военными соглашениями с Сингапуром, Индонезией, Индией, Вьетнамом, Новой Зеландией, Камбоджой и Мьянмой.

На глазах формируется некий аналог европейского НАТО в Восточной Азии. В американских публикациях говорят о системе альянсов «центр и спицы» (hub and spokes), которая направлена в первую очередь против Китая. Ничего хорошего для региональной безопасности в этом, конечно, нет.

Неоднозначные предложения. Кто и против кого дружит?

С другой стороны, нельзя говорить, что американцы в настоящее время находятся в «боевой стойке» против русских и китайцев и готовы ринуться в бой. Нет, но они делают двусмысленные и неоднозначные предложения Пекину и Москве. В 2009 году — КНР о создании «большой пары» (G-2), в 2012 году — России о необходимости через союзников США (Японию и др.) интегрироваться в экономику АТР, «интернационализировав часть природно-энергетических богатств» Сибири и Дальнего Востока.

Озвучивается американскими экспертами идея о том, что Россия («ради ее блага») должна «сократить стратегическое партнерство с Китаем», так как это партнерство, якобы, «деструктивно» для российского имиджа в Азии. США предлагают России в одностороннем порядке"адаптироваться к системам безопасности США» и тогда Вашингтон, может быть, даст Москве некий мифический «билет» для вхождения в американские интеграционные структуры типа Транс-Тихоокеанского партнерства (ТТП).

Такая вот достаточно жесткая постановка вопроса. Другими словами, американцы предлагают русским испортить отношения с китайцами, в обмен на «пропуск» к передовым азиатским экономикам. При этом сами американцы их портить явно не хотят, заявив в 2013 году в Калифорнии на встрече Барака Обамы и Си Цзиньпина об установлении «отношений нового типа» между США и КНР. «Американская хитрость», подоплека которой очевидна всем.

Большинство американских предложений, как известно, повисло в воздухе. То есть они официально не приняты (идея G-2 и др.), но в политической лексике и реалиях международных отношений фигурируют. К слову, КНР явно не устраивают американские правила предложенной «Большой двойки», но сама идея объективно работает на китайское глобальное возвышение. Пекин, возможно, и не против реализации этого проекта, но непременно по китайским «нормативам» и, скорее всего, не сегодня.

Ядерный треугольник

Что касается трехсторонней кооперации в военно-стратегической сфере (переговоры по контролю над ядерными вооружениями), здесь еще больше неопределенностей и препятствий. Как отмечает российский эксперт Алексей Арбатов, «переход от двустороннего (РФ — США) контроля над вооружениями к трехстороннему (Россия — США — КНР) в обозримой перспективе невозможен». Однако, как подчеркивает эксперт, — чтобы побудить Поднебесную к переговорам, США могли бы взять на себя обязательство не наращивать противоракетную оборону в АТР. В любом случае ядерная открытость трех держав — это дело пока далекого будущего.

Таким образом, треугольник «Россия — США — Китай» как с экономической, так и военно-политических позиций пока остается исключительно виртуальным предметом споров и размышлений ученых, но не реальной политикой. В отличие от уже состоявшихся проектов типа G-20, G-8, БРИКС, ШОС и других этот треугольник вряд ли родится (де-факто) в ближайшем будущем. Возможно именно потому, что неопределенный сценарий на сегодняшний день вполне устраивает все три стороны.

Сергей ЛУЗЯНИН

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: РГРК «Голос России»
Распечатать страницу