Кения: динамика этнического противостояния

20.11.13
Эксклюзив

Кения: динамика этнического противостояния

Эксперты МГИМО: *Пискунова Наталья Игоревна, к.полит.н.

В серии экспертных материалов о Кении кандидат политических наук, заведующая сектором организации научных студенческих мероприятий ИМИ Наталья Пискунова уже исследовала причины роста конфликтности в стране и роль сомалийских исламистов в сентябрьском теракте в Найроби. В данном экспертном материале анализу подвергается динамика политического противостояния кенийских этнических групп.

Борьба этнополитических группировок в Кении с момента обретения независимости велась как за власть, так и за право определять направление развития и организации государства. Первым этапом этого противостояния стала борьба КАНУ (Национальный союз африканцев Кении; основан в 1960 году, первый лидер — Джомо Кениата; основу составляют этнические группы кикуйю и луо, выражающие приверженность плану построения унитарного государства) и КАДУ (Демократический союз африканцев Кении; основан в 1960 году, первый лидер — Рональд Нгала; опора союза — этнические группы календжин, лухья, миджикенда, выступающие за план федерализации). КАДУ быстро уступила и была поглощена победительницей.

Политический процесс в Кении после обретения независимости характеризовался постепенным нарастанием авторитарных тенденций, ростом коррупции во всех сферах общественной жизни. После устранения внешних конкурентов члены КАНУ приступили к окончательному разрешению этнополитических противоречий внутри организации, в том числе с применением открытого насилия.

Очередной этап этнополитического конфликта был связан со смертью Джомо Кениаты в 1978 году и приходом к власти вице-президента Даниэля арап Мои (календжин по этнической принадлежности), чье правление привело к утрате кикуйю их прежнего влияния. В 1982 году Мои столкнулся с оппозицией в военных кругах, однако мятеж офицеров был быстро подавлен. Опасаясь за судьбу своего правления, Мои опирался на жесткие методы правления. В 1982 году однопартийность была введена официально, приверженцы оппозиционных взглядов (в числе которых был националистически настроенный вице-президент Осинга Одинга, сын которого, Райяа Одинга, лидер оппозиции нынешнему режиму, является премьер-министром страны) подвергались преследованиям. Усиление роли центральной власти одновременно с укреплением политической стабильности способствовало росту неэффективности экономики и дальнейшему укоренению коррупции.

Период с 1992 по 2002 годы (десятилетие после того, как под влиянием западных стран была восстановлена многопартийность) характеризовался попытками оппозиции создать полюс политического притяжения, способный на равных соперничать с монополистом КАНУ. Единый фронт оппозиционных сил был сформирован только к выборам 2002 года, когда «Национальная коалиция радуги» (НАРК) во главе с Мваи Кибаки (представитель кикуйю) сумела сменить КАНУ у руководства страной.

Кибаки и его сторонники, получившие поддержку на выборах благодаря декларациям о борьбе с коррупцией, после выборов не реализовали эти планы, хотя и президент, и министры продолжали заявлять о решимости искоренить коррупцию, сдерживающую развитие страны. Новое руководство, преодолев ряд негативных последствий правления Даниэля арап Мои, к середине правления в значительной степени замедлило темп преобразований, а НАРК-де-факто прекратила существование.

Эти события привели к новому витку противостояний на этнической почве: против Кибаки выступил Райла Одинга (представитель этнической группы луо), сын Огинги Одинги — политика эпохи освобождения, времен Кениаты. Вокруг Одинги-младшего объединились представители этносов, недовольных политической монополией кикуйю. Одним из союзников Райлы Одинги временно оказался министр иностранных дел в правительстве Кибаки Калонзе Мусиока — дипломат, автор проекта межсуданского (конфликт Северный Судан — Южный Судан) урегулирования, организатор одного из треков сомалийского миротворческого процесса. Согласно опросам общественного мнения, К. Мусиока превосходил по популярности президента М. Кибаки и лидера оппозиции Р. Одингу. По мере нарастания конфликтов между оппозицией и правящим режимом, а также внутри оппозиции, Мусиока покинул в 2008 году ряды оппозиции и принял предложение Кибаки занять пост вице-президента страны. Одновременно с этим Кибаки заручился поддержкой лидера КАНУ Ухуру Кениаты (сын Джомо Кениаты), а также своего бывшего противника Даниэля арап Мои, сохранявшего определенный политический вес (особенно в среде календжинов).

В 2005 году оппозиция сорвала планы руководства по внесению поправок в конституцию на общенациональном референдуме, а в конце 2007 — начале 2008 года, ссылаясь на масштабную фальсификацию, отказалась признать результаты президентских и парламентских выборов. В стране начались ожесточенные столкновения между представителями враждебных политических лагерей с преобладанием этнических противостояний.

К началу марта 2008 года при активном вмешательстве международного сообщества (в частности, в лице руководства Африканского cоюза, бывшего генерального секретаря ООН Кофи Аннана, государственного секретаря США Кондолизы Райс) Кибаки и Одинге удалось достичь соглашения о создании двухпартийного коалиционного правительства. В конституцию страны были внесены поправки, учреждающие пост премьер-министра, который занял Р. Одинга. Это предотвратило досрочные парламентские и президентские выборы, однако характер конфронтационных взаимоотношений между президентом и премьером, а также между представляемыми ими политическими силами сохранился.
Несмотря на сосуществование в Кении целого ряда этнических групп, политическая ситуация в стране определяется сохраняющейся гегемонией кикуйю (прервавшейся на время правления Д. арап Мои) и доминированием выходцев из Индии и Пакистана в экономике, где данная община, весьма малочисленная и демонстрирующая тенденцию к уменьшению, занимает заметные позиции в связи с большим опытом и более развитой деловой культурой (вторым важным игроком на экономическом поле также являются представители этнической группы кикуйю).

Кроме того, в более благоприятных по сравнению с прочими условиях находятся также календжины и луо, представители которых активно взаимодействовали с кикуйю при формировании политической системы независимой Кении. Вместе с тем, луо считают себя обделенными в экономической сфере (в частности, в земельном вопросе), что вышло на повестку дня в ходе политического кризиса 2008 года.

Специфика ситуации в Кении, как и в некоторых других африканских государствах, определяется тем, что в стране не прижилась и не могла прижиться классическая западная концепция национального государства, из которой следуют и различные подходы к проблеме национальных меньшинств. Кроме того, ни одна из этнических групп не составляет подавляющего большинства с демографической точки зрения.

До событий 2008 года наиболее жестокими считались столкновения в ходе выборов 1992 и 1997 годов, когда погибли в общей сложности две тысячи человек. Кроме того, меньшие по масштабу конфликты сопровождали выборы 2002 года и политическую кампанию по изменению конституции в 2005 году. По разные стороны в конфликте оказывались представители этносов (кикуйю, луо, календжин и др.), боровшихся за доминирование в политической жизни и поддерживавших разные партии.

События 2008 года, когда, по разным оценкам, погибли до полутора тысяч человек, а несколько сотен тысяч были вынуждены покинуть места своего постоянного проживания, стали крупнейшим проявлением конфликтных процессов в кенийском обществе. Когда представители оппозиции заявили о массовой фальсификации результатов выборов и «украденной победе», луо и календжины, поддерживавшие оппозицию, резко выступили против кикуйю, поддерживавших президента Кибаки и его партию.

Несмотря на многочисленные жертвы и значительный экономический урон (не менее миллиарда долларов), данные столкновения не оказали разрушительного воздействия на кенийскую государственность. При этом высока вероятность повторного оформления четкого политического доминирования одной этнической группы, вызывающего недовольство других. Циклическое повторение подобных конфликтных ситуаций — важная характеристика всего политического процесса в Кении.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу