Тегеран–43: вспоминая прошлое, думая о будущем

27.11.13

Тегеран–43: вспоминая прошлое, думая о будущем

Эксперты МГИМО: Шаклеина Татьяна Алексеевна, д.полит.н., профессор

В середине ноября заведующая кафедрой прикладного анализа международных проблем Татьяна Шаклеина комментировала 80-летие со дня установления дипломатических отношений между СССР и США. И вновь очень важная дата: 70 лет Тегеранской конференции, проходившей 28 ноября–1 декабря 1943 года.

В ходе Тегеранской конференции главы трех ведущих мировых держав — СССР, США и Великобритании — не только обсудили насущные военные вопросы (открытие второго фронта), но и наметили направления будущих дискуссий на Ялтинской и Потсдамской конференциях, решения которых дали название мировому порядку второй половины ХХ века, — Ялтинско-Потсдамский.

Встреча в Тегеране — интереснейшее событие, о котором много рассказано и написано историками, политиками, разведчиками, политологами. Мы часто обращаемся к этой и последующим встречам в верхах периода Второй мировой войны, имевшим глобальное значение. На это есть много причин, но хотелось бы остановиться на двух из них.

Прежде всего, это вопрос мирового порядка. Мы живем в период, когда можно слышать самые разные рассуждения, определения, оценки современного этапа развития международных отношений. Вплоть до 2008 года Россия, Китай, Индия, Бразилия, страны ЕС и США отстаивали разные «порядки»: США и большинство европейских стран держались за концепцию и практику закрепления однополярного мира, другие ведущие державы утверждали полицентричный мировой порядок. Мы упоминаем 2008 год потому, что к этому времени полицентричность была признана в США в политическом и экспертном сообществах, хотя сторонников однополярности по-прежнему остается немало. В американской политологической литературе (да часто и в российской), а также в официальной стратегии США идея однополярности отождествляется с идеей американского глобального лидерства (Т.А.Шаклеина. Россия и США в мировой политике. М., 2012). Это неверно, так как мировой порядок — это сложная категория, и уже ясно, что он сложился и продолжает эволюционировать не только под влиянием Соединенных Штатов, а часто вопреки их планам и действиям (Мегатренды. Основные траектории эволюции мирового порядка в ХХI веке. М., 2013).

Современный мировой порядок развивается, дискуссии продолжаются. Встает интересный вопрос: можем ли мы дать ему какое-то название, как это было с предыдущим Ялтинско-Потсдамским порядком? Нужно ли это делать? Возможно, стоит подумать о том, чтобы подойти к этому вопросу так же серьезно, как это делали лидеры ведущих мировых держав в 1943–1945 годах? Готовы ли к этому великие державы ХХI века? Хотят ли они такого же подхода к закреплению основ нового порядка? Что делать со старыми составляющими мирового порядка, которые сохраняются, хотя и в модифицированном формате (ООН, НАТО, ОБСЕ, финансовые и экономические институты и др.).

Еще один вопрос, который встает в связи с Тегеранской конференцией, касается российско-американских отношений. В России мы уделяем много внимания истории Второй мировой войны, отношениям между СССР и США в этот период, совместным усилиям в деле завершения этой страшной войны и в деле формирования основ нового мирового порядка. Совместные действия по мирорегулированию продолжались и после 1945 года, хотя уже в ином, не союзническом формате.

Россия целенаправленно и терпеливо пытается вернуть формат если не союзничества, то конструктивного сотрудничества между РФ и США в деле мирорегулирования. Она сохраняет и старается консолидировать статус великой державы ХХI века, призывает другие державы к более конструктивному осмыслению происходящих процессов — мегатрендов — на уровне порядкостроительства. Поэтому мы так внимательно изучаем историю и отдаем дань уважения прошлому.

К сожалению, такое внимание к российско-американскому историческому наследию со стороны американцев встречаешь не всегда и не часто. Уходящие представители старой советологической школы были более внимательны к позитивному наследию двустороннего взаимодействия, к позитивной памяти. Сейчас многие американские студенты не думают о том, что было на Тегеранской конференции, не помнят о том, что именно происходило тогда, как это повлияло на будущее развитие международных отношений. Для них даты установления дипломатических отношений в 1933 году и проведение такой важной конференции в 1943 году не так важны, как вопросы демократии и прав меньшинств в современной России.

А ведь перед ведущими мировыми державами сейчас стоят очень важные проблемы глобального масштаба, которые можно решать только на основе неполитизированного и неидеологизированного взаимодействия: международный терроризм, международный криминальный бизнес, ослабление режима контроля над ОМУ, новый виток милитаризации международных отношений с выходом в космос, усиление нестабильности в отдельных регионах и т.д. (А.В.Фененко. Современная международная безопасность. Ядерный фактор. М., 2013).

Забота о будущем, о мире требует большего внимания к истории, особенно к позитивной истории. Эти важные вопросы обсудили ведущие российские историки и политологи во время круглого стола «Новый мировой порядок. Место и роль России», проведенного «РИА Новости» в канун исторической даты проведения Тегеранской конференции. Дискуссия показала, что дать ответы на вопрос о современном мировом порядке и роли России в нем не так просто.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Пресс-центр РИА Новости
Распечатать страницу