Из заочников сразу в начальники

24.12.13

Из заочников сразу в начальники

Эксперты МГИМО: Подберезкин Алексей Иванович, д.ист.н.

Никакой бюджет не восполнит дефицит знаний, убеждений и морали.

Тему развития и сохранения человеческого потенциала специалисты в развитых странах стали разрабатывать еще в 80-х годах прошлого века. Следом советская партийная элита внесла эту тему в свои планы. В 1985 году начиналась подготовка к пленуму ЦК КПСС, посвященному роли научно-технического прогресса в развитии человека. К сожалению, он не состоялся, но материалы, которые готовились, дали возможность идеологам составить набор важных лозунгов.

Вывод все тот же: мы запаздываем всегда, причем очень сильно — на 20–25 лет. Эта тема — не исключение. Во многих случаях причина одна: отсутствие стратегического прогноза и стратегического планирования. Я не раз уже говорил о том, что должен быть не план работы Госдумы и Совета Федерации на год, а как минимум, по примеру Китая, на два-три-четыре созыва.

То же самое о программе формирования новых поколений элиты. Японцы сейчас планируют переход ко всеобщему образованию к 2040 году. У нас ничего подобного нет и в помине. Зато выступают люди с откровениями о том, что нам вообще не нужно высшее образование.

А что же в это время в других, не самых отсталых странах? Магдебургский университет очень хороший, входит в сотню многих рейтингов ведущих вузов. В этом учебном году ежегодная плата у них 500 евро. В следующем все образование будет бесплатным.

Китайцы за последние 15 лет подготовили 350 млн человек с высшим образованием. А у нас оно свертывается. Бюджетное финансирование сворачивается. Я сейчас даже не о качестве реформ, а о тактике «реформаторов». Мы все указания Минобра получаем с опозданием на один-два месяца. А там требование выполнить их… позавчера.

Но главное другое — у нас абсолютно ложное целеполагание. В развитых странах, когда еще создавалась комиссия ООН по человеческому потенциалу, главной целью был человек, развитие его потенциала. И, что очень важно, указывались центры развития этого потенциала. Это институты гражданского общества, институты государственной власти. Потому что сам по себе человеческий потенциал не реализуется.

Если мы говорим обо всем этом серьезно, то сколько лет нам теперь придется создавать эти институты развития человеческого потенциала, в том числе и негосударственные? А в каком состоянии у нас структура местного самоуправления?

А ведь это один из институтов гражданского общества. Кстати, по реализации человеческого потенциала. О местном самоуправлении мы в Думе говорили как о самой актуальной проблеме в 1994–1996 годах. Что изменилось за это время? Ничего.

Что играет ключевую роль во всей этой истории? Думаю, что все-таки качество управления человеческим потенциалом. Оно у нас крайне низкое. Эффективность его практически нулевая. У нас не ценят людей, в том числе умных, образованных.

Возьмите летчика. Для того чтобы его подготовить, нужно потратить 3–5 млн долл. У нас такого могут по формальной причине просто уволить или проводить на пенсию.

А гражданского специалиста? Что, мы не знаем людей, которые прекрасно подготовлены, могут работать до поздней старости? И вот этот огромный человеческий потенциал исключается — по сути, выбрасывается. Американцы таких людей, если они здоровы и активны, оставляют или даже нанимают. Выгоднее и гуманнее.

Если вы посмотрите последнее Послание американского президента, в нем главным ресурсом, за который надо бороться, значится человеческий потенциал.

Назову, на мой взгляд, три требования к качеству элиты.

Первый критерий: профессионализм и уровень образования. Людей с хорошим образованием у нас мало. У нас люди в элите, как правило, с провинциальным, очень часто — заочным образованием. В региональных элитах более 50% — это заочники. Чего вы от них хотите?

Второй критерий: нравственность. Вот откуда коррупция. Ничего вы не сделаете, если элита будет безнравственной. У нас 3,5 тыс. человек за первые полгода привлекли к судебной ответственности. Каждый из нас знает людей, в том числе чиновников, которые детей учат, собственность имеют за рубежом, капиталы там же хранят. Все их интересы за рубежом. Это безнравственно. И нравственные требования к элите должны быть очень высокими. Они есть в США, есть в Европе.

Третий критерий: способность к стратегическому прогнозу. 90% нашей законотворческой деятельности — это исправления уже принятых решений. Как правило, все исправляется очень поздно и нередко плохо.

И последнее. Есть категории важнее и выше, чем экономические. Нематериальные ценности имеют колоссальное значение. Невозможно заниматься ни внешней, ни внутренней политикой, я уж не говорю о политике социальной, если вы будете оперировать критериями лишь макроэкономического развития.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Независимая газета»
Распечатать страницу