Многосторонней торговой системе сегодня нет альтернатив

09.01.14
Итоги года

Многосторонней торговой системе сегодня нет альтернатив

Эксперты МГИМО: Исаченко Татьяна Михайловна, д.экон.н., доцент

Заместитель декана Факультета международного бизнеса и делового администрирования, профессор кафедры МЭО и ВЭС Татьяна Исаченко — о векторах многостороннего экономического сотрудничества.

Международное экономическое сотрудничество и его регулирование являются чрезвычайно динамичными областями. 2013 год не стал исключением, поскольку был ознаменован значимыми событиями во внешнеэкономической деятельности и торговой политике отдельных стран и регионов, а также в многосторонней торговой системе в целом.

Прежде всего, уходящий год был важным для ВТО как главного форума в области многостороннего регулирования международной торговли. Начавшаяся еще весной процедура избрания нового Генерального секретаря завершилась утверждением на эту должность бразильца Роберто Азеведо, занимавшего в разное время пост представителя своей страны во Всемирной организации интеллектуальной собственности, Конференции ООН по торговле и развитию, Международном союзе электросвязи, а также в самой ВТО. Для России избрание представителя развивающейся страны, к тому же страны-партнера по БРИКС, стало знаковым событием. Оно позволяет надеяться на то, что политика нового Генерального секретаря будет нацелена на последовательный отказ от дискриминационных мер, применяемых в отношении отдельных стран с формирующимися рынками, и дальнейшую либерализацию мировой торговли.

Кадровые изменения произошли и в ЮНКТАД, где Россия как правопреемница СССР является одной из ведущих стран-участниц. Генеральным секретарем ЮНКТАД стал представитель Кении Мухиса Китуи. Помимо выборов главного должностного лица, на заседании Совета по торговле и развитию в Женеве 2-4 сентября 2013 года Секретариату ЮНКТАД было предложено провести независимую оценку подпрограммы ЮНКТАД, касающейся глобализации, взаимозависимости и развития. Ревизия и оценка касались также и вопросов технического сотрудничества государств-членов организации: еще в марте 2013 года среди них была распространена стратегия ЮНКТАД по сбору средств на оптимизацию данного типа взаимодействия. Рассмотрение этих вопросов в рамках повестки дня свидетельствует об осознании того, что система работы ЮНКТАД нуждается в пересмотре с целью ее адаптации к сложному этапу современного развития.

Накал конкурентной борьбы в условиях глобализации стал дополнительным стимулом для формирования преференциальных систем торговли между отдельными странами. В июле 2013 года начались переговоры по формированию Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства, фактически представляющего собой зону свободной торговли между ЕС и США. По экспертным оценкам, представленным на официальном сайте Евросоюза, подписание подобного соглашения позволит увеличить ВВП Европы примерно на 120 млрд евро в год, ВВП США — на 90 млрд. Кроме того, данное соглашение окажет благоприятное воздействие на мировую экономику в целом, обеспечив прирост в объеме 100 млрд евро.

Даже несмотря на достаточно низкий уровень тарифной защиты, разнообразные нетарифные барьеры по обе стороны Атлантики представляют собой существенные препятствия для расширения и углубления взаимной торговли и инвестиций. Безусловно, формат зоны свободной торговли не предусматривает устранение нетарифных барьеров, однако планируемое упрощение таможенных процедур и гармонизация таможенных правил позволят существенно сократить сопутствующие сделкам издержки.

После некоторого замедления переговорного процесса в результате политического скандала, связанного с прослушиванием телефонных разговоров первых лиц отдельных европейских стран, в декабре состоялся третий раунд переговоров по созданию Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства. В ходе обсуждений было представлено свыше 50 презентаций по вопросам защиты интересов потребителей и безопасности пищевых продуктов, инноваций и сельского хозяйства. В заседаниях участвовали все заинтересованные стороны, чтобы обеспечить переговорщикам обратную связь с бизнес-сообществом и законодателями.

Продолжают свою работу переговорные группы по услугам, доступу на рынок, конкуренции, упрощению процедур торговли, секторальным вопросам, инвестициям, торговле текстилем, охране труда и окружающей среде, правам интеллектуальной собственности и техническим барьерам в торговле. Очевидно, что спектр обсуждаемых вопросов позволяет говорить о небывалом масштабе соглашения, которое, будучи реализованным на практике, станет самой масштабной зоной свободной торговли в экономической истории мира.

Аналогичное развитие происходило и в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Переговоры по созданию Транс-Тихоокеанского экономического партнерства с участием Австралии, Брунея, Вьетнама, Канады, Малайзии, Мексики, Новой Зеландии, Перу, Сингапура, США, Тайваня, Чили и Японии были начаты еще в 2010 году. Масштабы данного соглашения и его экономический эффект также беспрецедентны: доля стран Партнерства в мировом ВВП, включая присоединившуюся к переговорам Японию, может достигнуть 38-40%, а доля в мировой торговле — 25%.

В то же время следует отметить, что в 2013 году переговоры хоть и продолжались, но не отличались активностью, поскольку налицо явное доминирование США в новом блоке (американцы сочли АТЭС не особо эффективной структурой с точки зрения продвижения интересов США в Азии). По некоторым оценкам, формирование такой масштабной ЗСТ приведет к потерям национальных экономик, в частности, в Японии аграрное производство может сократиться на 40%. Отдельные американские производители также не вполне довольны участием Японии в соглашении, поскольку конкуренция с японскими компаниями существенно затронет интересы автомобилестроителей, производителей электроники и представителей других отраслей обрабатывающей промышленности. Существенные разногласия существуют и в сфере торговли объектами интеллектуальной собственности.

Традиционно было принято рассматривать активизацию преференциального сотрудничества как реакцию на разочарование в многосторонней торговой системе регулирования и невозможность завершить полномасштабные переговоры Доха-раунда в рамках ВТО. Несмотря на все трудности и, казалось, непреодолимые препятствия на пути продолжения переговоров в течение последних десяти лет, Министерская конференция на Бали отчетливо показала, что многосторонней торговой системе сегодня нет альтернатив. Принятие Балийского пакета соглашений, ориентированного прежде всего на реализацию интересов развивающихся стран, а также принятие крайне важного Соглашения об упрощении процедур торговли — сами по себе, безусловно, не означают существенной либерализации мировой торговли, однако создают устойчивую базу для продвижения по намеченному пути.

Для России 2013 год также ознаменовался важными событиями и решениями. Впервые Россия участвовала в Министерской конференции в качестве полноправного члена ВТО — и мнение РФ было учтено в процессе принятия решений по многим ключевым позициям. В то же время полноправное членство влечет за собой и серьезную ответственность, что подчеркивает наличие первых претензий в отношении нашей страны в рамках механизма разрешения споров. Создание третейской группы ВТО по вопросу применения Россией утилизационного сбора, иск против «Газпрома» и намерение самой России опротестовать положения Третьего энергопакета ЕС и так называемые «энергетические корректировки» определяют сложную программу работы на предстоящий год. В этом отношении крайне своевременным стало подписание президентом РФ указа о создании Постоянного представительства России при ВТО, на которое будет возложена вся текущая работа по представлению российских интересов в мировом торговом «клубе».

Другой площадкой для реализации торгово-политических интересов России стало Евразийское экономическое сообщество, где сферой политической борьбы стало расширение Таможенного союза за счет других стран СНГ. События 2013 года показали, что участие в этом блоке Украины в качестве основного кандидата не представляется возможным, однако сейчас рассматривается вопрос о потенциальном участии Армении, Кыргызстана и Таджикистана. Вступление в ТС этих стран, однако, тоже неоднозначно, поскольку при очевидном выигрыше, который могут получить кандидаты при присоединении к Союзу, преимущества, получаемые при этом Россией, крайне сомнительны. Основные проблемы связаны, во-первых с низким уровнем экономического развития присоединяющихся стран, а во-вторых, с тем фактом, что Армения и Кыргызстан уже являются членами ВТО. Их присоединение к Таможенному союзу с менее либеральными условиями доступа на рынок позволит третьим странам требовать компенсаций и уступок, что наверняка затронет интересы российских производителей.

Подобное развитие событий отчетливо демонстрирует, что геоэкономические интересы России не могут ограничиваться лишь СНГ. В 2013 году продолжились переговоры о формировании свободного торгового режима России с третьими странами, в том числе наиболее активно продвигался переговорный процесс с Вьетнамом и Новой Зеландией.

Приведенный выше обзор основных событий не является исчерпывающим, а только позволяет определить основные направления дальнейшей интеграции России в мировое экономическое сотрудничество. Хочется надеяться, что 2014 год принесет успехи на многих направлениях, однако нельзя забывать, что для этого необходимо напряженно работать, проводить продуманную и гибкую политику и обладать высоким профессионализмом.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу