Безопасность становится неделимой

17.01.14
Итоги года

Безопасность становится неделимой

Эксперты МГИМО: Попов Вениамин Викторович, к.ист.н.

Директор Центра партнерства цивилизаций Вениамин Попов — о том, что противостоять угрозам современного мира можно только совместными усилиями всех государств мира.

Мир переживает ныне период глобальной трансформации. Формируются новые структуры мироустройства, новые центры влияния. Глобализация, сопровождающаяся поразительным прогрессом в области информатики и коммуникации, резко повышает процессы взаимосвязанности и взаимозависимости.
Одновременно обостряются межкультурные и межцивилизационные различия, что связано с растущей миграцией населения, опасениями малых наций утратить свою идентичность. Отсюда — повышенное внимание к религиозным, этническим, национальным вопросам.

Эти тенденции стали более рельефно проявляться после распада Советского Союза и особенно после трагического теракта 11 сентября 2001 года. Они носят многоплановый характер и, как правило, имеют под собой определенный исторический подтекст. В качестве примера можно указать на внутренние распри в Шри-Ланке, на Филиппинах, в Бирме. Может быть, более выпукло они проявляются в регионе Ближнего и Среднего Востока, где накопилось немало «горючего материала».

Со всей очевидностью цивилизационный разлом в последние годы прослеживается по линии Запад — исламский мир. Он проявляется прежде всего в напряженности, связанной с арабо-израильским конфликтом и сопутствующими ему многочисленными кризисными ситуациями, с обстановкой вокруг Ирана, еще большим затягиванием афгано-пакистанского узла, нарастающей волной радикализма, участившимися террористическими акциями. Кроме того, и это весьма важный срез этого разлома, на поверхность все больше выступают глубокие различия в подходах к основным гуманитарным ценностям, нравственным нормам, кодексу поведения, человеческого общения. Такие различия стали принимать форму конфронтации, что воплотилось в так называемом «карикатурном скандале», в росте исламофобских проявлений, в неприятии мусульманами популяризируемых на Западе новых веяний относительно «нетрадиционных» видов семьи и брака, дозволенности наркотиков и алкоголя и т. п. (Революции в Тунисе и в Египте, например, при всей пестроте призывов были по своей сути направлены против вестернизации, нацелены на то, чтобы поставить процесс развития, столь необходимый для модернизации арабских обществ, на путь, гармонирующий с их образом мышления, традициями и историей).

В более широком плане речь идет о противостоянии по линии Запад и Восток. Попытки некоторых индустриальных держав навязать свое понимание демократических и либеральных ценностей, свое видение исторических процессов, свой образ жизни приводят не просто к контрпродуктивным результатам, но и резко осложняют общую ситуацию.

Американское вторжение в Ирак привело к изменению сложившегося в Заливе хрупкого баланса сил и обернулось драматическими для этого региона событиями. От происходящих на протяжении последних десяти лет в Ираке ежедневных взрывов, терактов, столкновений на религиозной и этнической почве страдает население не только этой, но и соседних стран. Натовские бомбардировки Ливии привели к хаосу и фактическому раздроблению этого крупного и до недавнего времени вполне экономически благополучного государства. Более того, в результате произошел раскол в соседнем Мали — и в этом районе Африки возник опасный очаг экстремизма. Тяжелые негативные последствия этих действий сказываются и на европейском континенте: они хорошо известны, и, думаю, нет нужды на них останавливаться.

Экстремисты, связанные с «Аль-Каидой», по сути, при попустительстве некоторых держав сумели создать мощный центр в Сирии, что напрямую создает угрозу распространения террористической активности. И это общая для нас всех — и для России, и для Европы, и для Америки — угроза.

Те, кто мыслит здраво, естественно, задаются вопросом о том, как и когда эти, с позволения сказать, люди, привыкшие только убивать и взрывать, начнут применять свой накопленный опыт, когда возвратятся в свои родные страны.

В сегодняшнем стремительно меняющемся мире опасности такого рода религиозных и цивилизационных конфронтаций должны стать предметом нашей общей тревоги. Современный терроризм настолько непредсказуем, трудно контролируем и беспощаден, что его угрозе можно противостоять только совместными коллективными усилиями. И широкие круги мировой общественности, безусловно, осознают этот факт. Свидетельство тому — появление в последние 15 лет двух крупных проектов, направленных на то, чтобы налаживать взаимопонимание между различными культурами и цивилизациями и объединять усилия по решению конфликтных ситуаций мирными средствами — путем диалога, переговоров, без применения силы. К сожалению, приходится констатировать, что обе эти всеобъемлющие и содержащие немало замечательных идей и новаций концепции — иранская инициатива «Диалога цивилизаций» и испано-турецкое предложение «Альянс цивилизаций» — пробуксовывают, несмотря их внешнюю поддержку со стороны ООН.

Между тем, жизнь показывает нам на примере множащихся конфликтных ситуаций, что концепции и повестка дня этих двух проектов сохраняют актуальность и сегодня, когда столь необходимо повысить внимание к умению вести диалог и научиться находить взаимоприемлемые решения кризисов. Поэтому столь важно добиваться того, чтобы идеи партнерства цивилизаций переходили из области академических дискуссий в разряд реальной политики. Нам представляется, что этот процесс ныне встает на прочные рельсы.

Российское государство складывалось как многонациональная структура: вокруг русского народа, составляющего почти 80% населения страны, сплочено более 100 других народностей и национальностей. Русская культура потому-то и является великой, что в нее, как в большую реку, влились, обогатив и приумножив ее мощь и силу, многие другие реки и ручьи иных этносов и цивилизаций.

Как известно, православие в России не просто мирно сосуществовало с исламом: с XVIII века адепты обеих конфессий активно и плодотворно взаимодействовали, между ними на протяжении истории не было религиозных войн, хотя и случались некоторые трения. Ныне в Российской Федерации почти 20 млн мусульман. Большую и скоординированную работу по утверждению межконфессионального сотрудничества проводит в стране Межрелигиозный совет, который объединяет четыре наиболее распространенные у нас религии — православие, ислам, буддизм и иудаизм. Мы убеждены, что активная работа по воспитанию, прежде всего, подрастающего поколения в духе терпимости, доброго отношения к людям другой национальности, цвета кожи или разреза глаз, в конце концов, принесет плоды.

Глобализация и другие факторы приводят к трансформации существующего мирового порядка, к глубоким изменениям в характере международных отношений. Возникают новые международные альянсы и союзы. Они складываются преимущественно по трем основным осям: цивилизационная близость, общие экономические выгоды или совпадение взглядов по крупнейшим мировым или региональным проблемам. Именно так образовываются группировки в Азиатско-Тихоокеанском районе. Формирующееся ныне Евроатлантическое торговое партнерство иногда называют «экономическим НАТО».

Все большую роль и влияние приобретают межнациональные и межцивилизационные объединения, такие как Шанхайская организация сотрудничества, БРИКС, Евразийский экономический союз. Именно за ними будущее. В ШОС входят, помимо России и Китая, несколько исламских государств Средней Азии. В БРИКС представлены сразу пять цивилизаций. Весьма показательно, что несколько мусульманских стран неоднократно обращались с просьбой принять их в эту организацию.

Страны БРИКС объединены в структуру, которая не формализована, не имеет здания штаб-квартиры и бюрократии, но успешно справляется с задачей выстраивания общих подходов и подготовки реализации взаимовыгодных проектов в сфере финансов, экономического сотрудничества, взаимных инвестиций, обмена опытом в решении социальных проблем, образования, здравоохранения, налаживания взаимодействия между политологическими центрами. По мере того как это естественное стремление использовать потенциал друг друга ради обоюдной выгоды оформлялось в практических делах, прежде всего в социально-экономической и гуманитарной сферах, страны БРИКС стали уделять все больше внимания координации своей внешней политики. Основополагающим в этом плане является то, что позиции всех участников совпадают по главным принципиальным вопросам мироустройства и будущего нашей планеты. Мы исходим из необходимости справедливости, уважения международного права, центральной роли ООН, признания безальтернативности мирного урегулирования споров и конфликтов, недопустимости вмешательства во внутренние дела государств и применения силы.

Страны БРИКС, осознавая свое положение в мире (вместе взятые, это экономически самые быстрорастущие государства и большая часть населения мира), пришли к общему мнению, что для эффективного решения задач своего развития, обеспечения собственной безопасности и максимального удовлетворения потребностей граждан необходимы благоприятные внешние условия, которые создаются не сами по себе, а целенаправленными действиями государств, на основе их доброй воли и ответственного государственного подхода. Характерно, что в сфере валютно-финансовых вопросов у стран БРИКС даже в «двадцатке» имеется немало союзников, ее оценки и инициативы поддерживают Индонезия, Мексика, Аргентина.

В сегодняшнем мире, когда уже невозможно укрыться за национальными границами, когда попытки укреплять собственную безопасность за счет других оказываются бесполезными, необходимо объединить усилия всех стран, ибо безопасность становится общей и неделимой.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу