Россия разворачивает энергопотоки на Азию

21.01.14

Россия разворачивает энергопотоки на Азию

В последние 10–15 лет потребление энергии в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР) растет высокими темпами. Энергетические ресурсы играют все более и более высокую роль в ускорении экономического подъема Азии, которая превращается в наиболее динамично развивающийся и перспективный рынок энергии в мире. Рост спроса на энергоресурсы распространяется в том числе и на их нетрадиционные виды. По имеющимся расчетам, в период до 2030 года АТР станет локомотивом в процессе повышения мирового потребления нефти и природного газа. Коль скоро центр тяжести смещается с Запада на Восток, поставщики углеводородов полным ходом настраиваются на борьбу за азиатский континент.

Практически все российские запасы нефти и газа сосредоточены в азиатской части страны, однако большинство энергопотоков ориентированы на запад, а именно на Европу. Россия начала экспортировать газ в Азию только в 2009 году с добывающего комплекса «Сахалин-2» и поэтому является новичком на азиатском энергетическом рынке. В последние годы доля России в экспорте газа в Азию динамично выросла до семи-восьми процентов от общего объема и продолжает увеличиваться.

В результате многочисленных соглашений, подписанных в последние годы с КНР, российский государственный нефтяной гигант «Роснефть» приближается к реализации своей цели вывести экспорт нефти в Китай на уровень свыше одного миллиона баррелей в сутки и в результате получить один из самых масштабных контрактов в истории мировой нефтяной индустрии.

Вместе с тем, в будущем роль нефти и газа в Азии будет зависеть от степени зависимости механизма ценообразования от спроса и предложения в регионе. В практическом плане это означает, что сохраняющаяся неопределенность в ценовой сфере составляет для России главное препятствие для реализации новых энергетических проектов в АТР.

Российские государственные производители газа, например, компания «Роснефть», традиционно заинтересованы в долгосрочных контрактах с привязкой цен на газ к нефтяным ценам, что позволяет формировать их через фондовые биржи. Цены не должны опускаться ниже среднерыночного уровня, чтобы обеспечить приток инвестиций и их рентабельность по большинству проектов. Текущая рыночная ситуация, характеризуемая высокими ценами на нефть и низкими ценами на газ, не способствует переходу на альтернативную систему ценообразования.

Соглашения «Роснефти» с компаниями SODECO, Vitol и Marubeni закрепляют основные коммерческие параметры будущих долгосрочных договоренностей на поставки сжиженного природного газа (СПГ). В соответствии с подписанными контрактами, «Роснефть» планирует наладить долгосрочную отгрузку СПГ на японский рынок в 2019 году.

21 июня 2013 года на Санкт-Петербургском экономическом форуме «Роснефть» заключила контракт сроком на 25 лет сКитайской национальной нефтяной корпорацией (CNPC) о поставках 365 миллионов тонн нефти. Пик поставок ожидается к 2018 году, когда годовой объем нефти, перекачиваемой из России в КНР, может достичь 30–31 млн тонн.

В результате резкого повышения потребления энергоресурсов в Китае газовые цены не идут вниз, несмотря на рост производства сланцевого газа в Северной Америке и общее ослабление западной экономики. Организация поставок природного газа в Китай входит в число крупных проектовГруппы «Газпром», которая налаживает экспорт газа по двум трубопроводным коридорам (западному и восточному) общей пропускной способностью до 68 млрд кубометров в год. Как заявляется, стороны достигли соглашения о ценовой формуле на поставку 38 млрд кубометров газа в год.

Вместе с тем многие менее значительные азиатские потребители СПГ пытаются найти альтернативные подходы к ценообразованию. СПГ-терминал в Сингапуре, первый в Азии работающий по правилам открытого доступа и пригодный для приема и реэкспорта СПГ, полученного от различных поставщиков, позволяет трейдерам торговать контрактами на сжиженный, а не природный газ. По мнению экспертов, это поможет сбалансировать ценовую разницу между Востоком и Западом. Хотя контракты на базе «хабовых» цен вряд ли заменят соглашения, увязанные с ценами на нефть, Россия проявляет готовность участвовать в новом ценообразовательном процессе. Для закрепления присутствия российского СПГ на рынке АТР в 2009 году Группа «Газпром"учредила дочернюю компанию Gazprom Marketing & Trading Singapore. С декабря 2009 года она уже заключила серию спотовых контрактов на поставки СПГ в Японию, Южную Корею, Китай и Тайвань.

«Газпром» отгружает сжиженный газ в Азию с терминала «Сахалин-2». Его большая часть (свыше 60 процентов) доставляется в Японию, а примерно 30 процентов — в Южную Корею. Кроме того, СПГ идет в Индию, Кувейт, Китай и Тайвань. Выйдя на полную мощность, проект «Сахалин-2» обеспечивает пять процентов общемирового производства СПГ, внося значительный вклад в дело глобальной энергобезопасности. Планируемый терминал СПГ во Владивостоке будет подключен к центрам газодобычи в Якутии и Иркутской области и в 2018 году должен начать отгрузку 10 млн тонн в год. К реализации еще одного крупного проекта, предназначенного для обеспечения танкерных операций, приступила на полуострове Ямал компания «Новатек», крупнейший в России частный производитель газа. Проект начнет производить СПГ в 2016 году, а к 2018 году его мощность составит 16,5 млн тонн в год. С корпорацией CNPC уже имеется договоренность о поставках трех миллионов тонн СПГ в КНР.

Для реализации этих проектов нужны солидные инвестиции и новые технологии. В целях повышения привлекательности энергоресурсов, в первую очередь для азиатских инвесторов, в сентябре 2013 года Госдума утвердила принципиально новую систему налогообложения газовой отрасли. Новое законодательство позволит фактически удвоить выгоды от освоения труднодоступных залежей нефти (до 54,8 долларов за баррель), повысив рентабельность разработки новых морских месторождений почти в 2,5 раза. Ряд новых мер также направлен на стимулирование иностранного участия в масштабных проектах. Налоговое законодательство России было модифицировано с прицелом на создание наиболее привлекательной схемы регулирования разработки шельфовых месторождений в мире.

Помимо реализации новых проектов, России необходимо обрасти дополнительными возможностями для перенаправления потоков газа с европейского направления на азиатское. Диверсификация такого рода крайне необходима не только для рынков СПГ, но и с точки зрения трубопроводного строительства. Как показывает анализ развития транспортной инфраструктуры, Россия представляется единственным потенциальным лидером для формирования единого газового рынка в Евразии, который будет связан с глобальным рынком природного газа.

На глобальном газовом рынке мы наблюдаем сложную геополитическую интригу с участием США и РФ. В 2012 году Россия произвела 651 млрд кубометров, а Соединенные Штаты — 653 млрд кубометров, что позволяет признать их двумя ведущими производителями природного газа в мире.

Означает ли это, что Россия проспала сланцевую революцию или проиграла еще одну геополитическую игру? Способны ли Соединенные Штаты за счет сланцевого газа занять ведущее положение на международных рынках? Ни в коем случае. Несмотря на определенную эйфорию, вызванную стремительным ростом добычи нефти и газа из сланцев, проблема ограниченности ресурсов остается по-прежнему острой. В отношении перспектив сланцевого газа просматриваются два главных осложняющих момента: продолжительность газоотдачи пластов и стоимость их освоения.

Согласно прогнозам независимых геологов-нефтяников и инвесторов, при текущих объемах потребления в США залежи сланцевого газа истощатся через 15–20 лет. В целом темпы роста нефтегазодобычи в Соединенных Штатах продолжают падать, и США с трудом обеспечивают даже незначительное повышение своей доли в общем энергобалансе. Им приходится бурить и вводить в эксплуатацию новые скважины, поскольку средняя производительность одной скважины постоянно сокращается. С 1990 года число эксплуатируемых газовых скважин в США выросло на 90 процентов, тогда как средняя производительность каждой скважины упала на 38 процентов. В 2011 году объемы добычи сланцевого газа в США увеличились примерно на 84 процента, тогда как в 2012 году этот показатель составил всего девять процентов. Все это означает, что в долгосрочной перспективе американских запасов газа, скорее всего, окажется недостаточно, чтобы удовлетворить растущие потребности азиатского континента и положить конец российскому господству на мировом рынке природного газа.

Условия добычи сланцевого газа постоянно усложняются, требуя все больше материальных и финансовых ресурсов. По себестоимости добычи он обходится дороже обычного газа в пять раз, не говоря уж о разрушительных экологических последствиях применяемого при освоении залежей сланцевого газа гидравлического разрыва пласта, так же известного как гидроразрыв, в отношении которого среди экологов и других специалистов ведутся ожесточенные дебаты. В этом отношении ставка на более доступный традиционный природный газ, которую делает Россия, представляется перспективнее по сравнению с труднодоступным сланцевым газом. Россия тоже могла бы взяться за разработку сланцевого газа, например, на огромном Баженовском месторождении в Сибири. Согласно предварительным оценкам, там сосредоточены самые его крупные запасы в мире, однако, скорее всего, российские производители подождут, пока технология гидроразрыва не будет усовершенствована.

Отметим, что Россия не включена в американскую «Программу технического вовлечения в освоение нетрадиционных ресурсов природного газа» (Unconventional Gas Technical Engagement Program, UGTEP). Эта так называемая миссионерская инициатива направлена на передачу передовых технологий гидроразрыва странам, располагающим залежами сланцевого газа (Украина, Польша, Китай и Индия). Многие считают эту затею очередной попыткой США вывести страны мира из «сферы газового влияния» России. В то же время созданный по российской инициативе Форум стран-экспортеров газа западные аналитики часто называют «газовым ОПЕК», призванным не допустить господство США и Запада в глобальной торговле природным газом. Отсутствие взаимного доверия между претендентами на сбыт нефти и газа в Азии носит чрезвычайно деструктивный характер и чревато для АТР потенциальной угрозой «газовой холодной войны», которая в конечном итоге способна расколоть регион. С учетом этих обстоятельств представляется целесообразным проработать юридические и организационные аспекты международного энергетического сотрудничества — обязательно с охватом Азиатско-Тихоокеанского региона. Возможностей для повышения эффективности взаимодействия в этой части света хоть отбавляй.

Центр тяжести мирового энергетического рынка несомненно смещается на восток. В силу объективных причин в России наблюдается слияние европейского и азиатского энергетических измерений, которое создает одновременно уникальные вызовы и уникальные возможности для формирования евразийского энергетического рынка. Как показывает анализ производственных и транспортных издержек, в силу географической близости и относительно приемлемой себестоимости российские энергоресурсы вполне конкурентоспособны на динамично развивающемся рынке АТР. В то же время энергетические проекты в Азиатско-Тихоокеанском регионе имеют непосредственное отношение к развитию российского Дальнего Востока и могли бы стимулировать этот процесс. Поэтому четко спланированный стратегический разворот российской энергетики на азиатское направление весьма своевременен.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: РСМД
Распечатать страницу