Предложение, о котором надо подумать

27.01.14

Предложение, о котором надо подумать

Эксперты МГИМО: Токарев Алексей Александрович, к.полит.н.

Начиная со времён советских наркоматов, помимо основных и наиболее мощных в административно-управленческом плане, существовали «расстрельные» и «пенсионные» должности. Помнил ли об этом Виктор Янукович, когда делал оппозиционерам предложение войти во власть?

Быть системной оппозицией в условиях современного украинского политического процесса гораздо интереснее, чем в России. Эти люди имеют весомую и географически консолидированную электоральную базу. Они всерьёз и часто некорректно критикуют власть. Они допущены на основные телеканалы и делают рейтинги политическим ток-шоу. Они говорят персонально о президенте и его министрах, не используя эвфемизмы вроде «антинародный режим». При этом они остаются рукопожатыми, а тюрьма им не грозит (если, конечно, они не представляют угрозу для первого лица в качестве личного врага, который сидит в т. ч. для того, чтобы не посадил тех, кто сейчас у власти, в случае выхода на свободу и победы на выборах). Одним словом, конкурентная публичная политика на Украине есть.

Другое дело, иногда в странах с конкурентным политическим процессом случается вполне адекватные, предусмотренные институционально чередования власти и оппозиции на государственных должностях. Оппозиция в таких политических системах готова к победам на выборах и имеет программу действий, своих кандидатов на замещение министерских должностей и программу действий. На Украине постоянно случались такие смены, но тройка Кличко-Яценюк-Тягнибок не меняла посредством конкурентных выборов власть. Арсений Яценюк в качестве министра экономики, иностранных дел и председателя Верховной Рады — вот и весь административный опыт нынешних лидеров оппозиции (депутатство Кличко и Тягнибока в различных видах советов — не в счёт).

Очевидно, что критиковать всегда проще, чем делать. Кричать на всевозможных майданах о судимости Януковича, продажности его команды России, сдаче курса на евроинтеграцию, эксплуатировать популярные на западной Украине исторические стереотипы о коммунистах и москалях — для всего этого ответственности много не требуется. А вот при замещении высоких должностей действительно надо думать. Тем более, что команда Виктора Януковича переиграла оппозицию: не в уличном смысле, но в стратегическом.

В условиях современной конкурентной политики на Украине власть не может зачистить Майдан и улицу Грушевского (как в России — Болотную площадь) без каких-либо уступок. Власть, безусловно, даст ритуальную жертву, разыграв гамбит. Оппозиция требует голову министра внутренних дел Виталия Захарченко. Возможно, ей отдадут и Николая Азарова, включая всё правительство. В России такие сценарии уже реализовывались и в гораздо менее напряжённых общественных условиях. Оппозиции, масс-медиа и обществу отдавали на «растерзание» Михаила Касьянова и Михаила Зурабова, ранее — Александра Коржакова и Олега Сосковца. «Царь хорош, бояре виноваты» — излюбленная технология власти в ряде постсоветских стран.

После предложения войти во власть, сделанного в нынешних условиях, оппозиционная тройка проигрывает во всех случаях. Она не получила власть посредством легальной процедуры выборов. Конечно, можно освещать предложение Януковича в стиле «вот мы и добились своего», но добивались-то совсем другого. И вряд ли кто-то не понимает сейчас, что команда президента проявляет необходимую гибкость, но не ломается.

Во-первых, в ряды и так не монолитной оппозиции вносится раскол. Если Арсений Яценюк и Виталий Кличко становятся чиновниками, то критиковать своё же правительство представляется весьма проблематичным, а оправдывать замедляющиеся темпы экономического роста по-прежнему необходимо. Грузинский вариант, когда президент Михаил Саакашвили после проигранных его «Единым национальным движением» выборов в парламент функционировал в условиях противодействия правительству, мягко говоря, оказался неудачным.

Во-вторых, остающийся в оппозиции Олег Тягнибок наверняка ещё сильнее радикализует националистический дискурс, т. е. продолжит играть на руку власти, которой выгодно наличие такого спарринг-партнёра. С одной стороны, Тягнибок и его «Свобода» хоть как-то канализируют настроения радикалов-украинцев, кричащих бандеровское «Слава Украине — героям слава!» (хотя это приветствие ОУН сейчас всё чаще раздаётся в Киеве без конкретной исторической и географической привязки). С другой стороны, Тягнибок лично для юго-востока Украины успешно замещает образ бандеровца, который удачно выступает внутренним врагом. В общем, любой власти нужен свой Березовский, которым удобно пугать не желающих спать детей.

В-третьих, для Арсения Яценюка должность премьера будет «расстрельной», а для Виталия Кличко — вице-премьера по гуманитарным вопросам — «пенсионной». Большинство в Раде у «Партии регионов» и коммунистов, хотя при возвращении конституции 2004 года снова появится институция парламентской коалиции, что увеличит договороспособность провластных партий. Что сможет коренным образом изменить премьер Яценюк, кроме расстановки кадров, которые по конституции-2004 он должен будет согласовывать с парламентом? Вице-премьер по гуманитарным вопросам — это даже не по евроинтеграции, это вообще непонятно по чему. Синекура и почётная ссылка многих российских тяжеловесов в Совет Федерации, где они могут иметь машины с водителем, кабинеты, «вертушки», надписи в подстрочнике и визитке, но не иметь власти, вполне аналогичны возможной карьере Виталия Кличко в случае его согласия. Вряд ли оппозиционеры не понимают хоть что-то из этого.

Но также они наверняка чувствуют, что Майдан, где их ещё слушают, и улица Грушевского, где их посыпают из порошкового огнетушителя, — это разные площадки. Пару дней назад Виталий Кличко мог уговорить обе стороны противостояния объявить несколько мирных часов. Сегодня активисты «Правого сектора» и «Общего дела», те самые, которые в отличие от мирных граждан на Майдане, поджигают бойцов «Беркута» и кидают по частям в них мостовую, не реагируют на инициативы оппозиционеров — хотя бы по разблокированию захваченного министерства юстиции. Лидеры оппозиции понимают, что радикалы с Грушевского уже не за евроинтеграцию, а против любой власти. И эти анархисты являются мощной, неподконтрольной силой.

Если же оппозиционеры откажутся от предложений власти или вообще от переговоров, то власть получит мощный медийный аргумент: «Мы предлагали им заняться делом, а они только голосят на площадях». Противостояние в центре Киева затянется, по крайней мере, до весны, когда снег в мешках, из которого сделаны баррикады, начнёт таять. Захватившие административные здания в нескольких регионах Украины, вероятно, поймут, что сидеть в них вечно, греясь у батареи, глупо — работать госуправленцем тоже кому-то надо. Главное, чтобы за это время, необходимое для поисков ответа на вопрос «ну, захватили, а дальше-то что?», юго-восточная Украина не закипела очередным проектом ЮВУАР.

Так что оппозиции надо подумать над предложением президента. Принять ритуальную жертву, войти в правительство, получить заверения в сохранении курса на евроинтеграцию и отмену (а не корректировку) законов 16 января, просить мирный Майдан разойтись, оставив радикалов на Грушевского в качестве головной боли на пару часов «Беркуту»? Лишь бы не было войны?..

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Политком.RU
Распечатать страницу