Новая консервативная волна

29.01.14
Итоги года

Новая консервативная волна

Эксперты МГИМО: *Демидов Павел Андреевич, к.полит.н.

Старший преподаватель кафедры сравнительной политологии Павел Демидов — о перспективах современного консерватизма.

Кризис 2008 года затронул не только финансово-экономическую сферу, но и идеологическое пространство. Идеи либерализма и социал-демократии находятся под давлением новых реалий посткризисного мира, в котором сразу начали набирать силу консервативные настроения.

Консерватизм — одна из главных традиционных идеологий. Он начал оформляться чуть более 200 лет назад как реакция на взволновавшую всю Европу революцию во Франции. Размышляя о последствиях этой революции, Эдмунд Берк подчеркивал важность последовательности и органичности изменений и реформ. Главные маркеры консерватизма — приверженность традициям и порядок.

Собственно порядка и традиций как раз и не хватает сегодняшему миру. Высочайшая скорость глобальных процессов приводит к революционным темпам социальных изменений. Основные расколы проходят теперь не по государственным границам, а внутри государств. Мощнейшим внутриполитически конфликтом становится противостояние глобальных мегаполисов и более патриархальной, традиционной глубинки. В этих условиях глубинка становится питательной средой для нового консерватизма и предъявляет спрос на новых консервативных политиков. Современный консерватизм, как это ни парадоксально, во многом является не следствием эволюционного развития представлений определенных слоев общества, а болезненной реакцией на безумные темпы социальных трансформаций.

Какова социальная повестка дня новой консервативной волны? В общем, это отрицание ценностного релятивизма либеральной идеологии, толерантности и многовариантности которой противопоставляется четкое разделение на добро и зло. Воплощением последнего являются носители чуждых культур (мигранты) и нетрадиционных ценностей (сексуальные меньшинства, эмансипированные женщины).

С подобной социальной программой выступает ряд общественных движений в развитых либеральных демократиях Запада. Это повестка Чайной партии в США и Национального фронта во Франции. «Красная Америка» и французский юг мало чем отличаются от «Второй России» (по классификации Натальи Зубаревич). С антиэмигрантской и антигейской риторикой лидеров этих партий и движений соглашается значительная часть населения — в США и Франции около 20% населения могут подписаться под этими лозунгами.

Однако по мере восстановления экономического роста консервативные настроения имеют тенденцию угасать и наоборот — сегодня они усиливаются в тех странах, которые испытывают экономические трудности. Очевиден, например, тренд на консерватизацию политики Индии — в наступавшем году велика вероятность прихода к власти в этой стране националистической партии.

Главной проблемой современного консерватизма является его объективное несоответствие духу современной глобальной инновационной экономики. Важными факторами конкурентоспособности сегодня являются свобода передвижения рабочей силы и креативность. В этом смысле мигранты и гомосексуалы, каким бы злом они ни являлись для приверженцев консервативных ценностей, представляют объективное благо для постиндустриальной экономики. Успешного примера сосуществования консервативных ценностей и инноваций пока не было. Для того, чтобы консервативная волна оставалась реалией мировой политики, необходимо качественное изменение консерватизма, которое, с одной стороны, позволило бы сохранить эволюционный дух этой идеологии, а с другой — учитывало бы реалии современного мира, а не отрицало их в принципе.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу