Накануне Олимпиады: В Берлине спорят о путях развития России

02.02.14

Накануне Олимпиады: В Берлине спорят о путях развития России

Эксперты МГИМО: Загорский Андрей Владимирович, к.ист.н.

Грядущая Олимпиада в Сочи стала лакмусовой бумажкой политической ситуации в России. В Берлине обсудили, как во время своего третьего срока правления Владимир Путин решает внутренние и внешние проблемы страны.

Что происходит сегодня в российской политике и как следует воспринимать Россию на мировой политической арене? Находится ли государство в состоянии кризиса и как мобилизовать внутренние резервы? Эти вопросы обсудили немецкие и российские эксперты 31 января в рамках дискуссии, организованной в Берлине Немецким обществом по изучению Восточной Европы (Deutsche Gesellschaft für Osteuropakunde, DGO).

Неверные приоритеты

«Экономического кризиса в России нет», — уверена Штефани Хартер (Stefanie Harter) из Немецкого общества международного сотрудничества (GIZ). По ее словам, у системы, безусловно, есть слабые места, но кризис 2008 года показал, что российская экономика «стала устойчивее».

Немецкий экономист считает, что основные шаги российского правительства, предпринятые в последние годы в области экономики, были «надлежащими». Это касается, в первую очередь, области общегосударственных финансов, налоговой реформы и реформ госбюджета.

Тем не менее, по словам Хартер, приоритеты в распределении бюджета были расставлены неправильно. Недостаточным, например, по ее словам, было финансирование инфраструктуры. «Хотя, если принять во внимание, что Россия — страна с особо высоким уровнем коррупции, то, может, это не так уж и плохо», — добавила эксперт.
Другая крайность — государственное управление. Немецкие эксперты негативно оценивают тот факт, что оно «съело» большую часть бюджетного пирога. По данным Штефани Хартер, почти 15 процентов населения России — это госслужащие, а еще 30 — пенсионеры. Это значит, что без малого 45 процентов населения живут на бюджетные деньги и не являются при этом двигателями модернизации.

В экономике все «не так уж и плохо»

«Рациональным» немецкие эксперты считают определенный Путиным новый приоритет экономической модернизации. Речь идет об оборонно-промышленном комплексе. По мнению Хартер, при ограниченном бюджете нужно выбирать такие секторы экономики, чтоб убить сразу двух зайцев. В данном случае, вложиться в региональное развитие (например, в Сибири и на Дальнем Востоке есть много предприятий оборонно-военной промышленности), а заодно и поддержать свой внешнеполитический курс. «В краткосрочной перспективе это вполне имеет смысл», — считает Хартер.

Прогрессивными явлениями в России эксперт назвала также развитие института омбудсменов, привлечение российских инвестиций в регионы и либерализацию торговли. Отдельным пунктом Хартер похвалила профессионализм российских Минфина и Центробанка, которым «удается справляться с всплесками финансовой турбулентности». «Все не так уж и плохо», — сказала Хартер в отношении экономической ситуации в России.

Модель «Путин» дает сбои

Менее радужной немецким экспертам представляется ситуация в российском обществе. «Конфигурация „народ против власти, власть против народа“ последние двадцать лет провоцирует постоянное напряжение в России, но оно — латентное», — считает сотрудник берлинского фонда «Наука и политика», эксперт по России Ханс-Хеннинг Шрёдер (Hans-Henning Schröder). Именно эта латентность, по его словам, сильно отличает Россию от Украины: украинцы протестуют против не устраивающего их режима, россияне, по мнению политолога на собственный Майдан не способны.

Латентность возмущения в России принято объяснять исторически присущими русскому народу долготерпением и потребностью в авторитарном правителе-царе. «Я в этом не уверен, — говорит Шрёдер. — В истории России бунтов и революций было предостаточно». А вот за последние два десятилетия, несмотря на все существующие предпосылки, в стране не произошло ни одного организованного народного восстания. Политолог объясняет это тем, что народ превратился из исторического субъекта в объект, на который направлены действия политической элиты.

С одной стороны речь идет о провале верхушки власти, ведь ей так и не удалось наладить диалог и взаимодействие с народом. С другой стороны, правящая элита научилась контролировать общество, и понятие «управляемой демократии» в России возникло вполне обоснованно, объясняет Шрёдер. После «политической смерти» Ельцина для россиян, по словам немецкого политолога, «придумали» нового президента Путина — лояльного, харизматичного, хорошего управленца, который, к тому же, и «заодно с народом». «Эта модель была удачным ходом. Она исправно „работала“ с 2000 по 2008 годы, а теперь стала „рассыпаться“, поэтому правительство сейчас ищет новый способ коммуникации с народом», — сказал эксперт.

Россия и Европа: модус вивенди

Непросто складывается и диалог России с Европой. «Я задумался, есть ли в ЕС такой политический лидер, с которым Путин мог бы строить доверительные отношения, и понял: такого политика нет», — сказал профессор кафедры международных отношений и внешней политики России МГИМО Андрей Загорский. По его словам, это большая проблема для каждой из сторон.

Российский политолог отметил, что у Европы и у России совершенно разные представления о том, как должна выглядеть «Большая Европа». Из года в год эти расхождения только растут, и вопрос заключается в том, как их можно преодолеть. «Россия действует под девизом «Мы другие, и дайте нам быть другими», — объяснил Загорский. И, по его мнению, в Европе совсем немного политиков, готовых принять концепцию «двухколонного» континента.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Deutsche Welle
Распечатать страницу