Государство должно быть сильным, если хочет оставаться демократическим

04.02.14

Государство должно быть сильным, если хочет оставаться демократическим

Эксперты МГИМО: Пономарева Елена Георгиевна, д.полит.н., профессор

Мюнхен — место для мировой истории знаковое. Этот город был и остается местом концентрации политических энергий и воль, влияющих на судьбу мира. Именно в Мюнхене 30 сентября 1938 г. премьеры Великобритании и Франции Н.Чемберлен и Э.Даладье подписали с рейхсканцлером Германии А.Гитлером и премьером Италии Б.Муссолини соглашение, по которому Чехословакия передала Германии Судетскую область. Это событие, вошедшее в историю под названием «Мюнхенский сговор», стало прологом самой кровавой и жестокой войны, унесшей более 54 млн человеческих жизней.

В 1962 г. под эгидой немецкого издателя Эвальда-Генриха фон Клейст-Шменцина и партии «Христианско-социалистический союз» в Мюнхене стартовала Конференция по военным вопросам — ежегодная встреча политиков, дипломатов, представителей СМИ из стран-членов НАТО. Крушение биполярной системы и расширение границ Североатлантического альянса потребовало внести изменения не только в формат, но и в название этих ежегодных встреч. С 1993 г. они известны как ежегодная Мюнхенская конференция по безопасности. Россия постоянным участником этого мероприятия является с 1995 года.

Видимо, традиции и дух конференции, заложенные ещё в период холодной войны, не могли не проявлять себя в звучавших в Мюнхене оценках российской внешней политики. Особенно показательна в этом смысле была реакция на выступление президента РФ В. В.Путина на 43-й конференции в 2007 г., с легкой руки журналистов вошедшее в историю как Мюнхенская речь. Западные аналитики пытались убедить мировое сообщество в том, что своим обращением российский президент объявил наступление «новой холодной войны». На самом деле В.Путин лишь обозначил явные перекосы в мировой системе и попытался предостеречь западных коллег от действий, ведущих к дальнейшей ее дестабилизации. Что же так напугало тогда Запад?

Первое. Это неприемлемость для России установки на однополярный мир. «И не только потому, что при единоличном лидерстве в современном — именно в современном — мире не будет хватать ни военно-политических, ни экономических ресурсов. Но что еще важнее: сама модель является неработающей, так как в ее основе нет и не может быть морально-нравственной базы современной цивилизации».

Второе. Это недопустимость с российской точки зрения односторонних действий, которые не решают ни одной проблемы, а становятся «генератором новых человеческих трагедий и очагов напряженности».

Третье. Это указание на «почти ничем не сдерживаемое, гипертрофированное применение силы в международных делах», на то, что «система права одного государства, прежде всего, конечно, Соединенных Штатов, перешагнула свои национальные границы во всех сферах: и в экономике, и в политике, и в гуманитарной сфере — и навязывается другим государствам».

Четвертое. Это необходимость «серьезно задуматься над всей архитектурой глобальной безопасности», активно развивать многостороннюю дипломатию, быть предсказуемыми в политике.

Пятое. Это категорическое неприятие Россией расширения НАТО, которое «не имеет никакого отношения к обеспечению безопасности в Европе, снижая «уровень взаимного доверия».

И, наконец, В.Путин сказал в Мюнхене то, что ему до сих пор, кажется, не могут простить: «Россия — страна с более чем тысячелетней историей, и практически всегда она пользовалась привилегией проводить независимую внешнюю политику. Мы не собираемся изменять этой традиции и сегодня».

Если говорить о последствиях односторонней политики Запада, имевших место за последние семь лет, то это и поддержка наркотеррористического государства Косово, и военная агрессия Грузии против Южной Осетии в августе 2008 г., и «арабская весна» (уничтоженная Ливия, разрушенный Египет, интервенция и война в Сирии); это также рост террористических угроз, кибервойны, а теперь еще и попытки балканизации Украины.

За прошедшие со времени Мюнхенской речи В.Путина годы мир, не внявший призывам России, еще ближе подошел к черте всеобщего хаоса. На 50-ю по счёту Мюнхенскую конференцию съехались 20 глав государств и правительств, более 60 министров иностранных дел и обороны, представители деловых и научных кругов, правозащитных организаций со всего мира. Россию на конференции представлял министр иностранных дел С.В.Лавров. В форуме приняли участие Генсек ООН Пан Ги Мун, генсек НАТО А.Фог Расмуссен, госсекретарь США Дж.Керри, глава Пентагона Ч.Хейгел и др. За три дня конференции состоялось свыше 250 двусторонних встреч.

Выступая в Мюнхене, Сергей Лавров подчеркнул, что Россия «давно и последовательно выступает за откровенное, без обиняков и недомолвок обсуждение самых сложных проблем с любыми партнерами, включая ЕС, НАТО и США». Однако, чтобы искать общеприемлемые договоренности по конкретным вопросам региональной безопасности, в частности по сирийскому кризису и по событиям на Украине, необходимо ответить на общие вопросы мировой политики.

В случае с ситуацией на Украине и в Сирии такие общие вопросы касаются поощрительных жестов Запада по отношению к экстремистским элементам. Почему Запад не осуждает насилие, не осуждает антисемитские и нацистские лозунги украинской оппозиции? Почему многие европейские политики поощряют такие действия, хотя у себя дома немедленно и жестко их пресекают? Разве это не стратегия создания «управляемого хаоса»? Не попытка зажать Россию в кольцо, ограничив её в качестве субъекта независимой внешней политики?

Все заявления о «свободном выборе» народа Украины в устах представителей Запада оказываются пустой риторикой, так как выбора Украине они как раз не оставляют, принуждая её к включению в сферу влияния ЕС. По этому поводу уже высказались председатель Европейского совета Х.Ван Ромпей, еврокомиссар по вопросам расширения и политики соседства Ш.Фюле, официальные представители Госдепартамента США. А прошедшие на полях конференции встречи Дж.Керри с лидерами украинской оппозиции иначе как вмешательством во внутренние дела другой страны не назовёшь.

Так, Дж.Керри посоветовал украинским властям сформировать «техническое правительство», которое могло бы решить экономические проблемы страны в соответствии с европейскими устремлениями граждан. Подобный лексикон в устах иностранного чиновника — это унижение национального достоинства. Что же касается встречи с В.Кличко, которую Дж.Керри провёл до встречи с главой МИД Украины, то тому госсекретарь США подтвердил, что Вашингтон поддерживает «демократические европейские устремления украинцев и выступления лидеров (оппозиции) в защиту демократического выбора». По славам П.Порошенко, стороны «договорились о конкретных реальных шагах, а не только о выражении солидарности с украинским народом».

О том, что США нацелились на Украину, говорят и высказывания Барака Обамы, который призвал «реструктуризировать правительство Украины» так, чтобы это позволило «людям на улицах участвовать в подготовке к демократическому процессу, который создаст более легитимное и единое правительство», и обещал «помогать в переговорах на пути к этой цели». Как отметил в своем выступлении Сергей Лавров, «если это подтверждение свободы выбора, то свобода украинского народа трактуется достаточно странно, потому что, по сути дела, ему навязывают выбор».

30 января Парламентская ассамблея Совета Европы осудила давление России на Украину и обвинила Москву в «экономическом и политическом шантаже» с целью повлиять на политические решения в Киеве. Большинство поправок российской стороны к окончательному варианту резолюции ПАСЕ были отклонены.

Россия тем не менее продолжает настаивать на том, что безопасное будущее возможно лишь в тесном сотрудничестве всех участников политического процесса, на основе крупных, равноправных и взаимовыгодных проектов и в том числе на основе сопряжения «европейских и евразийских интеграционных процессов с выходом на создание в перспективе единого экономического и гуманитарного пространства от Атлантики до Тихого океана». Об этом говорил на саммите Россия — ЕС 28 января 2014 г. и В.Путин, предложив в качестве первого шага провести экспертный анализ возможностей формирования к 2020 г. зоны свободной торговли между ЕС и создаваемым Россией, Белоруссией и Казахстаном Евразийским экономическим союзом.

Однако Запад продолжает придерживаться логики сохранения исторических разделительных линий. В течение последнего 20-летия «продолжается наращивание военной инфраструктуры на восточных рубежах Североатлантического альянса, проводятся учения, причем не для борьбы с терроризмом (как проводит Россия со своими партнерами), а по сценарию статьи 5 Вашингтонского договора». Нельзя не сказать и о создании европейского сегмента глобальной ПРО, которая является частью стратегического арсенала США и далека от решения сугубо оборонительных задач. Когда же к «ядерному мечу» добавляется «ракетно-ядерный щит», то «искушение воспользоваться этими наступательно-оборонительными возможностями становится достаточно высоким в зависимости от того, кто может прийти к власти в государстве, обладающем такими возможностями».

В этой обстановке российская сторона продолжает настаивать на «безальтернативности коллективных действий», успех которых был доказан решениями, достигнутыми по вопросам атомной программы Ирана, сирийского химического оружия, в ходе созыва «Женевы-2». Если же внешние силы будут продолжать «опекать», а на самом деле подстрекать представителей оппозиции что в Сирии, что на Украине, то такая позиция приведет лишь к разжиганию конфликтов.

Принципиально важно понимание ситуации на Украине и вокруг неё как отражения международно-политического противостояния по сирийскому вопросу. Сегодня всем здравомыслящим людям понятно, что «затяжной кровопролитный конфликт в Сирии привел к превращению этой страны в оплот экстремистов и террористов со всего мира». Очевидно, что выросшие на страданиях сирийского народа «псы войны» представляют угрозу не только для всего Ближнего Востока, но и для благополучной Европы. Непонимание этого есть свидетельство политической ограниченности либо сознательного намерения использовать подготовленных боевиков в будущих конфликтах.

Развитие событий на Украине напоминает не только сирийский, но и балканский сценарий, когда Запад поддерживал косовских боевиков в борьбе против целостного югославского государства. В таких условиях многое зависит от позиции самого государства, которое, повторяя мысль Сергея Лаврова, чтобы оставаться демократическим, должно быть сильным, должно уметь защищать себя и своих граждан от разнузданной толпы. Именно этого Запад и не хочет. Ему нужна дестабилизация Украины, а возможно, и её распад. Не являются ли такие устремления реакцией на успехи российской дипломатии в последние месяцы? Сближение Москвы и Киева, происшедшее в декабре 2013 года, не могло остаться без ответа со стороны западных центров силы. В мировой политике вообще мало случайностей. Поэтому следующий раунд «Женевы-2», который начнётся 10 февраля, будет проходить параллельно с обсуждением Советом Европы возможности введения санкций в отношении Украины. Не исключено, что любой успех российской дипломатии на сирийском направлении будет теперь блокироваться на украинском…

В отношении Украины запущен апробированный в других кризисных ситуациях маховик уничтожения существующего политического режима. ПАСЕ уже приняла резолюцию, в которой содержится «предостережение», а точнее ультиматум властям Украины: в случае продолжения насилия украинскую делегацию могут лишить права голоса на апрельской сессии Ассамблеи. Следующий шаг — это санкции.

Этот вопрос обсуждался и на полях Мюнхенской конференции. Как пояснил министр иностранных дел Швеции К.Бильдт, санкции — «это один из элементов политики (политики давления. — Е.П.), которая будет обсуждаться 10 февраля на заседании Совета Европы по итогам визита К.Эштон в Киев». По словам представителей украинской оппозиции, Брюссель особенно опасается введения в стране чрезвычайного положения, то есть естественного проявления силы государства. На Украине Евросоюзу нужна слабая власть. Сегодня это уже очевидно.

Что же касается политики России, то напомню знаменитую депешу министра иностранных дел России А.М.Горчакова, разосланную в российские посольства в августе 1856 года. Князь Горчаков писал: «Россию упрекают в том, что она изолируется и молчит перед лицом таких фактов, которые не гармонируют ни с правом, ни со справедливостью. Говорят, что Россия сердится. Россия не сердится, Россия сосредоточивается».

Эти слова расценили тогда в Европе как подготовку к новой войне. Однако Горчаков лишь выразил решимость России пересмотреть унизительные условия, навязанные ей Парижским мирным договором 1856 г., в частности запрет иметь военный флот в Чёрном море. Умело играя на противоречиях европейских держав и не втягивая Россию ни в какие обязывающие союзы, А.М.Горчаков в разгар возникшей в Европе в ходе франко-прусской войны суматохи разослал в иностранные столицы ноту, уведомлявшую о том, что Россия более не считает себя связанной ограничительными условиями касательно военного флота в Чёрном море. Все великие державы приняли это решение Петербурга как должное.

Сегодня, как и в середине XIX века, России нужно сосредоточиваться по всем направлениям. Только в этом случае она сможет успешно отстоять свои национальные интересы, выстроить собственную стратегию безопасности, не допустить нового Мюнхенского сговора.

Государство должно быть сильным!

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Фонд стратегической культуры
Распечатать страницу