Рекогносцировка местности: перед войной?

03.03.14

Рекогносцировка местности: перед войной?

Эксперты МГИМО: Токарев Алексей Александрович, к.полит.н.

Накануне прощёного воскресенья, пока Совет Федерации заседал, чтобы разрешить Владимиру Путину использовать войска на территории Украины, два главных телеканала страны показывали юмористические передачи. Всё меньше желая вникать в суть событий, российское общество всё больше поляризуется в отношении Украины.

Положение Украины сейчас таково, что любые экспертные прогнозы напоминают гадание на кофейной гуще. Перечислять ограничители, объективно препятствующие России начать военную операцию, кажется бесполезным. Помимо наивного, хотя и основного «лишь бы не было войны», их четыре, как минимум. 1) Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 года, провозгласивший нерушимость границ. 2) Меморандум о гарантиях безопасности в связи с присоединением Украины к Договору о нераспространении ядерного оружия 1994 года (правда, он так и не был ратифицирован, а потому не является юридически обязывающим договором). 3) Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Россией и Украиной 1997 года. 4) Устав ООН. Во всех документах подчёркивается взаимное уважение суверенитетов и территориальной целостности стран-участников.

Впрочем, чтение международных договоров сейчас — не лучший вариант для аналитиков. Ситуация «вскрывает» любой прогноз, что вовсе не избавляет экспертное сообщество от обязанности объяснить очевидные проигрыши России от военной операции на Украине. Сворачивание гуманитарных проектов с Западом, возможные проблемы с визами и заморозка счетов, исключение России из ведущих клубов, имиджевое поражение саммита G-8 в Сочи, потеря и Украины, и шансов стать привлекательным центром притяжения народов на десятилетия, зима инвестиционного климата, отсутствие стратегии развития Крыма и Юго-восточной Украины, в случае отторжения — превращение их в непризнанные, блокируемые Украиной и Европой государства, увеличение воинских контингентов НАТО в Прибалтике. Наконец, самое страшное: война между двумя ближайшими славянскими народами.

Информационная война

Она набирает обороты в обеих странах. Российские сенаторы называют российских военных профессионалов, патрулирующих крымские города без шевронов, но в масках, самообороной Крыма. В сравнении с самодельными щитами, топорами и строительными касками самообороны евромайдана до того, как к ним попало огнестрельное оружие, эти неуклюжие объяснения легко воспринимаются в качестве пропаганды. Государственные каналы показывают кадры из Харькова и Донецка, объятых «русской весной», меняющей двухцветные государственные флаги над городами на трёхцветные. Украинские блоггеры пишут о гражданах России, свозимых из Белгорода на автобусах для создания организованной массовости на пророссийских митингах. Оппозиционные Кремлю российские медиа сообщают, что с первого марта на аэродроме Гвардейское, подконтрольном ЧФ РФ, садятся транспортные Ил-76 с российскими десантниками, а с Таманского полуострова переброшены вертолёты. Официальных подтверждений нет. Напротив, прогосударственные СМИ вовсю распространяют заявление лидера «Правого сектора» Яроша, в котором он якобы попросил террориста Умарова дестабилизировать ситуацию внутри России при помощи новых терактов. Безусловно, в случае подтверждения этой информации Ярош и «Правый сектор» маргинализируются окончательно, и даже европейские спикеры вынуждены будут признать их псевдодемократическую природу. Однако, пока точно известно опровержение этой информации со стороны «Правого сектора», объясняющего, что их страница «Вконтакте» была взломана. В любом случае, ни одна поисковая машина не предоставляет видео, на котором Ярош действительно бы обращался к Умарову — все видео на эту тему представляют собой нарезку из беззвучных предыдущих выступлений лидера «Правого сектора», на которые наложен читаемый дикторами текст со страницы в социальной сети.

Существует проблема адекватности евромайдановцев, занявших посты во власти. Власть, отчитывающаяся о своих действиях по поимке преступников (как Арсен Аваков) или объявляющая всеобщую мобилизацию (как Андрей Парубий) — всё через Facebook — вызывает вопросы. Прежде всего, об уровне её оторванности от населения, которое пользуется соцсетями не поголовно.

Три украинских президента выступили с предложением денонсировать Харьковские соглашения 2010 года, обеспечившие ЧФ РФ севастопольскими причалами до 2042 года. С геополитической точки зрения, для нынешней Украины предложение рациональное. Россия потеряет, во-первых, военную инфраструктуру в Крыму, во-вторых, воинский контингент, защищающий не признающих нынешнюю киевскую власть крымчан, в-третьих, повод вводить дополнительные войска для защиты собственных объектов. Проблема в том, что пребывание флота в Крыму напрямую связано со скидкой по газу: если цена за тысячу кубов превышает 333 доллара, скидка равняется сотне долларов. Эти средства входят в арендную плату. С одной стороны, преддефолтная украинская экономика повышения цены не выдержит. С другой, денонсировать соглашение некому. Россия просто не признает денонсацию нелегальной властью.

Легитимность vs легальность

На примере современной Украины впору объяснять студентам гуманитарных специальностей разницу двух понятий. Виктор Янукович не является легитимным президентом. Все российские спикеры, комментирующие возвращение Януковича на Банковую в позитивном ключе, путают термины. На Украине, вероятно, не осталось ни одной политической силы, поддерживающей сбежавшего хозяина Межигорья. Его легитимность, понимаемая как одобрение власти в глазах народа, стремится к нулю. Тем не менее, Янукович, действительно, остаётся легальным президентом. 108 статья украинской конституции описывает 4 случая, в результате которых президент покидает пост. 1) Отставка. Согласно статье 109, она вступает силу с момента оглашения президентом личного заявления об отставке на заседании Верховной Рады. Этого не было. 2) Невозможность исполнять обязанности по состоянию здоровья. Согласно статье 110, таковая может быть установлена на заседании Рады и подтверждена решением, принятым большинством от состава Верховного Суда — по обращению Верховной Рады Украины, на основании медицинского заключения. Этого не было. 3) Импичмент. Согласно статье 111, сначала президент должен совершить государственную измену или иное преступление (что вполне можно относить к Януковичу). Запуск импичмента инициируется большинством Рады (226 голосов). Для проведения расследования парламент создает временную комиссию, в состав которой включаются специальный прокурор и специальные следователи. Выводы этой комиссии рассматриваются на заседании Верховной Рады, которая не менее, чем 301 голосом принимает решение об обвинении президента. После этого Конституционный суд должен проверить конституционность процедуры расследования, Верховный суд проверить соответствие обвинений статьям о государственной измене и иных преступлениях. И только после того, как заключения двух судов поступят в Раду, она может голосовать по вопросу отрешения президента от должности, для чего требуется 338 голосов. Этого не было. 4) Смерть. Этого не было. Таким образом, Янукович является легальным украинским президентом. Трусость, безответственность, побег не выступают основаниями для того, чтобы не считать Януковича главой государства — по крайней мере, согласно украинскому основному закону. Кроме того, украинская конституция не предполагает должности и.о. президента, которой Рада наделила Александра Турчинова. 112 статья конституции возлагает обязанности президента на премьер-министра — до вступления в должность нового президента. Новая украинская власть существует в нарушение конституции. Легитимность её высока в западных районах Украины и в Киеве, что не избавляет её от нелегальности.

Ответственность Запада

Публичный дискурс западных политиков начинает раздражать даже самые холодные головы. Традиционные мантры про поддержку демократии и уважение к суверенитету были привычны и приличны, если бы не соглашение от 21 февраля, которое от ЕС засвидетельствовали главы МИД ФРГ и Польши Франк-Вальтер Штайнмайер и Радослав Сикорский и руководитель департамента континентальной Европы французского МИДа Эрик Фурнье. В соглашении, подписанном Януковичем и тремя лидерами оппозиции, указывались согласованные будущие действия власти и оппозиции: 1) восстановление конституции 2004 года в течение 48 часов, формирование правительства национального единства в течение 10 дней; 2) завершение в сентябре 2014 года конституционной реформы, уравновешивающей полномочия президента, правительства и парламента; 3) проведение президентских выборов сразу после принятия новой конституции, но не позднее декабря 2014 года, принятие нового избирательного законодательства, формирование ЦИКа на пропорциональной основе в соответствии с правилами ОБСЕ и Венецианской комиссии; 4) расследование актов насилия под общим мониторингом власти, оппозиции и Совета Европы; 5) невведение чрезвычайного положения властью, принятие третьего закона об амнистии протестующих, сдача незаконного оружия МВД.

Как бы мы ни относились к Януковичу, он прав в том, что западные посредники свои гарантии не выполнили. Но кроме его персональной трусости и наплевательского отношения к судьбе народа, коллективный запад получил в качестве реакции гораздо более негативные последствия — Россию и лично Владимира Путина, уговорившего Януковича подписать соглашение, на глазах у всего мира обвели вокруг пальца. Вероятно, это стало катализатором того, что теперь называют защитой российских граждан в Крыму.

Почему Крым — не Осетия?

Потому что Киев не обстреливал спящий Симферополь из реактивных систем залпового огня. Потому что первый украинский президент не возглавлял националистические марши с требованием уничтожить крымчан. Потому что последние 23 года Крым находился внутри Украины: с украинскими деньгами, законами, милицией. Наконец, потому что Киев не уничтожал российских граждан в Крыму, не нападал на блок-посты ЧФ. Максимум противостояния — несостоявшаяся благодаря российским военным попытка вновь назначенного главы крымского главка МВД при поддержке охраны прорваться на работу. Ни мировое сообщество, ни рядовые украинцы, ни, самое главное, россияне, не поймут повода для ввода войск. Нападение грузинских войск на Осетию не нужно было доказывать. Нападения украинцев на Крым пока никто не дождался.

России, желающей защищать своих граждан, достаточно договориться с Киевом о назначении приемлемого для неё руководства Крыма и восточных регионов. Избавить пророссийские регионы от маргинальных для них идей строительства нации, почитающей западных героев (Бандеру, Шухевича, Яроша). Пролоббировать адекватный закон о языках (попутно перестать доверять любому кандидату с востока, каждые президентские выборы обещающему сделать русский вторым государственным). Возможно, поднять вопрос о федерализации — с собственными налогами, законодательством, выборами глав регионов. В крайнем случае, не признаваемые официальной Москвой подразделения, иначе как спецназом не называемые, могут пару месяцев патрулировать улицы юго-восточных городов — количество фотографий дружелюбных вояк с родителями и детьми под российскими флагами только увеличится. Конечно, для Киева и Европы всё это — возрождение империи, один из народов которой они сами дискриминировали на своей территории долгие годы. Тот случай, когда без применения оружия можно сказать «сами виноваты», сесть за стол переговоров, настоятельно предложив подписать бумаги, и уйти, не стреляя.

Остаётся только надеяться на то, что разрешение Совета Федерации на использование войск на территории Украины — последнее предупреждение Западу и украинским властям. Первому следует выполнять договорённости, направленные на деэскалацию конфликта. Вторым — задуматься о правах русскоязычного населения и вернуть самих себя в правовое поле. Наконец, России, пока не поздно, следует понять, что мир изменился. 2014 год — не 1956, не 1968, не 1979. Защищать граждан гораздо эффективнее, превентивно работая с элитами и обществами, при помощи «гибкой силы» формируя привлекательный образ государства. Война и, тем более, война с братским славянским государством не сделает нас ни привлекательнее, ни сильнее, ни справедливее.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Политком.RU
Распечатать страницу