Создание наднациональных органов ТС необходимо для будущего развития объединения

06.03.14

Создание наднациональных органов ТС необходимо для будущего развития объединения

Эксперты МГИМО: Казанцев Андрей Анатольевич, д.полит.н.

В шаге от ЕЭС.

5 марта в Московской области прошло очередное заседание Высшего Евразийского экономического совета. Президенты России, Казахстана и Белоруссии обсудили ключевые направления интеграционного взаимодействия — функционирование Таможенного союза и Единого экономического пространства. Большое внимание лидеры трех стран уделили ходу работы над договором о создании с 1 января 2015 года Евразийского экономического союза, а также возможности подготовки договора о присоединении к будущему союзу Армении.

В целом беседа несла, скорее, технический характер, стороны отметили, что несмотря на общее замедление темпов роста мировой экономики, евразийские интеграционные процессы уже приносят конкретные результаты и отдачу. Так, в 2013 году товарооборот в рамках «тройки» не только не снизился, но и немного возрос, составив 64,1 млрд долларов.

Кроме того, Владимир Путин, Нурсултан Назарбаев и Александр Лукашенко обсудили и вопросы подготовки соглашения об образовании Евразийского союза. В общей риторике редакцию «Радиоточки» заинтересовали несколько тезисов, озвученных лидерами России и Казахстана.

«Союз надо наделить широким набором полномочий в сфере экономического регулирования. Это позволит проводить общую и согласованную политику в ключевых отраслях, повысить устойчивость и потенциал развития национальных экономик, обеспечит ёмкий единый рынок и приток дополнительных инвестиций», — отметил Владимир Путин.

В словах российского лидера, если смотреть между строк, читается мысль некоего общего механизма, который и будет наделен этим «широким набором полномочий». По сути, это могло бы быть какое-то подобие исполнительной власти Евразийского союза.

В выступлении президента Казахстана Нурсултана Назарбаева также прозвучали тезисы, косвенно подтверждающие начало формирования некоего наднационального (межгосударственного) органа управления объединением. «Равная представленность сторон в органах союза — мы договорились. Это надо выполнять. Если есть какие-то вопросы, мы можем обсудить и договориться, что представленность департаментов должна быть такой, как мы договаривались. Такой же подход при формировании аппаратов других органов, включая суд. Решения глав государств должны быть обязательными только для органа будущего союза. Этого достаточно сейчас. Есть несогласованные вопросы компетенции союза, процедура принятия решений экономической комиссией. Консенсус мы договорились закрепить на всех стадиях. И представленность будущих членов союза в органах союза решать по мере готовности», — отметил Нурсултан Назарбаев.

«Радиоточка» попросила проанализировать экспертов из России, Казахстана и Белоруссии озвученные тезисы президентов стран Таможенного союза.

«Безусловно, по мере становления Евразийского союза необходимо будет развивать и наднациональные органы. Если посмотреть на мировые аналоги, то, скажем, в ЕС существует очень много разных наднациональных структур. Естественно, что структуры должны быть разные, включая исполнительные. Без последних надгосударственная структура вообще существовать не может. Равная представленность в органах власти дает Казахстану и Беларуси определенную возможность влиять на принятие решений, в том числе и через процедурные факторы. Все, кто имел дело с бюрократическими инстанциями, знают, что возможность влиять на процедуры реализации решения не менее важна, чем возможность их принимать. Кстати, возможность серьезно влиять на принятие решений была у лидеров Казахстана и Беларуси и раньше. Если взять пример Назарбаева, то он пользуется в России достаточно большим уважением и оказывает достаточно серьезное влияние на принятие политических решений в рамках процессов евразийской интеграции», — такого мнения придерживается доктор политических наук, директор Аналитического центра МГИМО (Россия) Андрей Казанцев.

Кроме того, эксперт рассказал, что создание Евразийского парламента ему представляется в таком ключе, что «нормальная межгосударственная структура должна иметь и такую форму взаимодействия между госдарствами-членами и, скорее всего, без нее процесс создания Евразийского союза не обойдется».

В Белоруссии также не исключают, что президенты имели ввиду именно создание неких общих органов, наделенных широким кругом полномочий.

«Я бы не исключал, что лидеры стран ТС имеют ввиду именно создание наднациональных органов. В качестве прецедента существует союзное государство России и Беларуси, созданное в конце 1990-х гг. В нем есть и свой Таможенный союз, и глубокая экономическая кооперация двух стран. В ходе существования СГ были созданы наднациональные органы власти и множество напоминающих их форм взаимодействия. В ТС трех это также, скорее всего, придется создавать, ибо эти формы взаимодействия трех стран действительно повышают эффективность взаимодействия», — считает белорусский политолог, директор Центра по проблемам европейской интеграции Юрий Шевцов.

В то же время эксперт из Белоруссии отмечает, что в союзном государстве не удалось создать эффективной политической надстройки.

«Скорее всего, ТС столкнется с проблемой в рамках создания наднациональных органов, управления уткнутся в проблему суверенитета стран-участниц. Но в ходе в конечном счете, по-моему, неудачной попытки создания таких сильных органов нас ждет множество захватывающих эпизодов. Может быть, таким эпизодом станут и выборы в парламент Евразийского союза. Мне сложно представить эти выборы в условиях неразвитой партийной системы в Беларуси и особо трепетного отношения казахстанских элит к политическому суверенитету Казахстана», — подчеркнул Юрий Шевцов.

Казахстанские эксперты видят ситуацию иначе. «В целом один из наднациональных органов уже существует — евразийская комиссия, другое дело, что она не имеет таких полномочий, как, например, на уровне правительства, которое имеет соответствующие институты в Европейском союзе. И там, как это поставлено, — это нормально, и имеет право быть. Другое дело, вопрос в статусе. Не наднациональные органы, чтобы лишний раз не будоражить общественность, а межгосударственные, потому что в рамках существующей евразийской экономической комиссии они имеют статус межгосударственных.

В целом же все зависит от того, что это будут за органы и какими полномочиями они будут наделены. Договора я не видел, поэтому достаточно сложно себе представить, что если будут создавать, то что это будут за органы. Возможно, что Россия будет пытаться опять предлагать ввести Евразийский парламент какой-то общий, но я думаю, что вряд ли Казахстан на это согласится. Казахстан четко заявляет, что ЕЭС должен быть структурой сугубо экономического характера», — такого мнения придерживается казахстанский политолог, директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев.

О том, какие именно наднациональный органы могут быть созданы в рамках будущего Евразийского союза, пока неизвестно. Однако можно предположить, что, возможно, будет реанимирован вопрос создания Евразийского парламента. Впервые идея о его создании прозвучала в июне 2012 года. Тогда председатель Государственной Думы России Сергей Нарышкин вывел некую формулу: межпарламентская ассамблея ЕврАзЭС будет преобразована в Евразийскую межпарламентскую ассамблею, а затем в Евразийский парламент. Однако до сих пор эта инициатива не получила поддержки со стороны стран-участниц Таможенного союза.

Начало функционирования самого Евразийского союза намечено на 1 января 2015 года. В настоящее время специальная комиссия скрупулезно рассматривает и дорабатывает все нормативно-правовые акты предстоящей трансформации Таможенного союза. Следующее заседание Высшего Евразийского экономического совета, возможно, пройдет в апреле. С такой инициативой выступил президент Казахстана Нурсултан Назарбаев.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Радиоточка
Распечатать страницу