Превратится ли «восьмерка» в «семерку»?

18.03.14

Превратится ли «восьмерка» в «семерку»?

Эксперты МГИМО: *Панова Виктория Владимировна, к.ист.н., доцент

Референдум в Крыму и реакция на него западных государств могут скорректировать некоторые международные форматы общения. Как только речь зашла о возможности проведения крымского плебисцита по вопросу о присоединении к России, одним из инструментов давления Запада на Москву стала угроза приостановки или даже полного прекращения членства России в «группе восьми». Накануне референдума германские СМИ сообщили о том, что в столицах стран-членов «семерки» обсуждается предложение Великобритании о проведении саммита в Лондоне без участия России и еще до намеченного на июнь нынешнего года саммит G8 в Сочи.

G8 как инструмент давления

В 2014 году Россия председательствует в «группе восьми» и, соответственно, именно на Москве лежит основная ответственность как за подготовку встречи в верхах, так и за проведение разного рода мероприятий, которые страна-председатель осуществляет на протяжении всего года. С момента обострения ситуации на Украине и последовавшей реакцией на это Москвы ее партнеры по G8 стали грозить бойкотом саммита в Сочи и, чтобы подчеркнуть серьезность своих намерений, заявили о приостановке подготовки к нему.

Для большей убедительности 12 марта участники G7 (США, Канада, Франция, Германия, Италия, Япония и Великобритания) распространили совместное заявление, в котором подчеркнули, что не признают итогов крымского референдума и призвали Россию содействовать деэскалации ситуации на Украине. При этом и из Вашингтона, и из европейских столиц неоднократно звучали угрозы исключить Россию из элитного клуба наиболее экономически развитых стран мира.

Москва на это отреагировала сдержанно — МИД РФ заявил о необоснованности приостановки работы в формате G8, а пресс-секретарь президента РФ сообщил, что Владимир Путин не сожалеет о возможном исключении России из «большой восьмерки».

Неформальное общение или официальные переговоры?

За последние десятилетия международные отношения серьезно трансформировались. Наряду с тем, что все большей популярностью стало пользоваться региональное и иное многостороннее сотрудничество, немаловажную роль стали играть и личные отношения глав государств и правительств. В таких условиях формат G8 В первую очередь дает возможность лидерам ведущих мировых держав установить личные отношения. И если лидеры находят точки соприкосновения, то это неизбежно хорошо отражается на взаимоотношениях стран. «Золотым веком „группы восьми“ можно считать первую половину 2000-х годов, когда Владимир Путин, президент Франции Жак Ширак, федеральный канцлер Германии Герхард Шредер, премьер-министр Италии Сильвио Берлускони и президент США Джордж Буш, а также лидеры Великобритании, Японии и Канады весьма неплохо ладили между собой», — считает эксперт Российского совета по международным делам, доцент Кафедры международных отношений и внешней политики России МГИМО Виктория Панова.

Что касается нынешнего президента США Барака Обамы, то совершенно очевидно, что у него не сложились отношения с нынешним главой российского государства.

«Проигрыш за проигрышем Путину — сначала Сноуден, затем Сирия — очень больно ударили по самолюбию Обамы», — полагает эксперт. Кроме того, «Обама демократ, а демократы традиционно втягивают мир и себя самих в какие-то более опасные авантюры, чем республиканцы», — отметила Панова. При этом она добавила, что, несмотря на отсутствие контактов на уровне лидеров государств, переговоры в рамках «восьмерки» на уровне экспертов поддерживаются. Возможно, не так активно, как хотелось бы, но не прерываются полностью.

Исключать или…

Безусловно, председательство в G8 дает стране-участнику «клуба» возможность продвинуть свои интересы. Однако в нынешней ситуации с Украиной, когда западные партнеры попросту не хотят слышать аргументов Москвы и пытаются шантажировать ее, в том числе и возможностью исключения из G8, встает вопрос о целесообразности членства России в этой структуре.

Несмотря на жесткую риторику, очевидно, что исключение РФ из G8 для членов «клуба» не является самоцелью.

Безоговорочно, по крайней мере в своих заявлениях, за это выступает только Вашингтон. При этом в Берлине, например, отдают себе отчет в том, что «восьмерка» является одним из немногих форматов, где у ее участников есть возможность напрямую обсуждать с Россией определенные проблемы, и в случае исключения Москвы, такая возможность будет утрачена. Об том свидетельствовала первая, более чем сдержанная реакция главы германского МИД Вальтера Штайнмайера на предложение его американского коллеги Джона Керри о превращении «восьмерки» в «семерку».

Как полагают наблюдатели, несмотря на общее заявление G7, полного единодушия относительно того, что делать в сложившейся ситуации, среди ее членов нет. Вопрос, скорее всего, будет решаться на саммите в Лондоне. И результат переговоров по данному вопросу не очевиден, так как для всех членов G7 ясно, что без участия России целый ряд общемировых вопросов решить будет сложно, а некоторые практически невозможно.

В том числе и урегулировать ситуацию на Украине.

Оксана ПОЛИЩУК,
обозреватель ИТАР-ТАСС

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник:
Распечатать страницу