Капризы внешней политики Запада

19.03.14

Капризы внешней политики Запада

Эксперты МГИМО: Ваславский Ян Ильич, к.полит.н., доцент

После более чем 20-летних инвестиций США в украинскую «демократию», которые, по признанию сотрудника Государственного департамента Виктории Нуланд, обошлись американским налогоплательщикам в 5 млрд долл., Украина оказалась в самом глубоком и серьезном кризисе за всю свою короткую историю как независимого государства. Внутриполитические расколы, умело подогреваемые авторами учебников по постановке революций и переворотов «на поток», теперь ставят под вопрос само существование Украины как страны в нынешних границах.

Первой о своем категорическом нежелании работать с самопровозглашенными киевскими властями заявила Автономная Республика Крым. Решение о проведении на ее территории референдума о политической судьбе полуострова на Западе назвали незаконным.

Признали те самые европейские и американские деятели, которые до этого стимулировали антиконституционные события в Киеве. Однако не признавать волеизъявление граждан Крыма, избирательно применяя украинскую Конституцию, в данном случае означает идти против здравого смысла. Явка более 83% (в Севастополе — 89,5%) и доля высказавшихся за воссоединение с Россией людей, достигающая практически 100%, говорят сами за себя.

Стоит отдельно отметить, что россияне абсолютно единодушны с крымчанами: согласно данным опубликованного 17 марта совместного социологического опроса ФОМа и ВЦИОМа, заказчиком которого выступил фонд ИСЭПИ, подавляющее большинство россиян (в зависимости от заданного вопроса — от 83 до 94%) считают, что Крым — это Россия, одобряют присоединение Крыма к России и уверены, что Россия должна защищать интересы русских и людей других национальностей, проживающих в Крыму, даже если это осложнит отношения с другими странами. Примечательно, что, например, в Москве эта поддержка на том же уровне, что и по всей стране, — и нетрудно догадаться почему. Сконцентрированная преимущественно в столице «оппозиция» в данном случае оказалась в полной изоляции, выражая позицию, которая в корне противоречит национальным интересам России. Нация же сделала свой выбор, который является единственно возможным в рамках текущего мирового порядка.

Россию, призывающую уважать закрепленное в Уставе ООН право народов на самоопределение, а также обеспечить защиту интересов всех граждан Украины, независимо от этнической или иной принадлежности, обвинили в агрессии и нарушении международного права.

После осуждения российской позиции по Украине с Запада стали одна за другой сыпаться угрозы введения санкций. Угрозы эти выглядят скорее «беззубо» и не учитывают того, что санкции сами по себе — обоюдоострое оружие, которое может нанести даже больше вреда тому, кто их инициирует. 17 марта США и ЕС объявили о том, что для ряда российских чиновников вводятся визовые ограничения, а также блокируются зарубежные счета и собственность. Некоторые из тех, кто попал в список, уже заявили о том, что указ похож на шутку, поскольку сложно заблокировать то, чего нет. В целом линия поведения с односторонними санкциями лишний раз демонстрирует то, насколько Запад с момента распада СССР привык писать собственные «правила игры» и ожидать от остальных их неукоснительного выполнения. Сложившаяся ситуация демонстрирует, что сегодня такой подход практически нежизнеспособен.

До 21 ноября 2012 года одним из «любимых» инструментов для воздействия на Россию ряда не самых дальновидных американских политиков была архаичная и абсурдная для современных российско-американских отношений поправка Джексона-Вэника. О ней «ястребы» внешней политики США вспоминали практически всегда, когда разрабатывали проекты санкций или просто выступали с очередными проповедями о демократии и правах человека. Теперь, когда удобной поправки под руками не оказалось, в числе угроз прозвучало предложение бойкотировать июньский саммит «большой восьмерки» в Сочи, а также вовсе исключить Россию из данной группы.

Для того чтобы разобраться в перспективах таких мер, разделим саму угрозу на две части. Если говорить об исключении, то, как и АТЭС, «большая восьмерка» (более известная за рубежом как G8, или «группа восьми») является неофициальным объединением. Прежде всего в том смысле, что подобные «клубы» не имеют каких-либо формальных признаков. Соответственно не предполагается и членства, которого можно было бы лишить или лишиться. Таким образом, в очередной раз можно ставить под сомнение компетентность и адекватность американских политических деятелей, ставящих вопрос подобным образом.

Говоря о второй части прозвучавшей угрозы — бойкоте встречи на высшем уровне, — необходимо помнить, что саммит является лишь вершиной айсберга, под которой скрывается массивный пласт рабочих взаимодействий участников группы. В 2014 году под председательством России эта работа включает в себя проведение около сотни различных конференций, семинаров, заседаний и прочих мероприятий.

Ввиду своей неофициальной природы «большая восьмерка», объединяющая наиболее промышленно развитые страны мира, функционирует главным образом благодаря доброй воле ее участников, готовых сотрудничать друг с другом для достижения общего для всей планеты блага.

В странах «большой восьмерки» проживают почти 13% населения Земли. Совокупная площадь территории этих государств составляет более 28% от мировой, а совокупный ВВП — около половины от мирового. Вместе они контролируют более трети мирового экспорта и импорта. Большое для всей планеты значение ежегодных встреч лидеров группы подтверждают темы, выносимые на саммиты, среди которых — ресурсные и энергетические вопросы, климатические изменения, проблемы мировой экономики, борьба с терроризмом и т.д. Очевидно, что способы управления и решения этих и других аналогичных по своему масштабу проблем могут эффективно обсуждаться и формулироваться только с участием ведущих стран мира, коллективные предложения и воля которых будут иметь если не обязывающий, то как минимум достаточно весомый характер.

Учитывая масштаб и основную направленность проблем, которыми занимается «большая восьмерка», бросается в глаза в первую очередь связанная с ними несоразмерность и неадекватность шагов, предлагаемых западными политиками — инициаторами бойкота саммита. Украинский кризис для ведущих зарубежных СМИ стал плохо сшитой ширмой, за которой оказались на неопределенный срок забытыми уж точно не менее, а то и более значимые для мира проблемы, такие, как, например, состояние мировой экономики. «Большая восьмерка», созданная как объединение промышленно развитых государств для согласования подходов к актуальным международным проблемам, призвана способствовать решению этих проблем независимо от ситуации в отдельно взятых странах, в том числе в Украине.

Некорректна сама постановка вопроса о бойкоте саммита «большой восьмерки» в Сочи или продолжении участия нашей страны в группе. Американские политики, пытающиеся вести разговор в таком русле, воспринимают членство в «большой восьмерке» как «пряник» для России. В то же время, как уже говорилось выше, работа в группе основана исключительно на доброй воле ее членов — крупнейших промышленно развитых государств планеты. Как отметил в начале марта министр иностранных дел России Сергей Лавров по итогам встречи с госсекретарем США Джоном Керри, «большая восьмерка» России нужна «не больше, чем нашим партнерам и мировому сообществу, которое весьма заинтересовано, чтобы между Россией и Западом шел нормальный диалог без попыток ультиматумов… Под угрозой ультиматумов и санкций честно работать нельзя». В один ряд с ультиматумами и санкциями можно отнести и шантаж, которым точно можно считать распространяемую СМИ информацию о якобы планируемом в Лондоне саммите «группы семи» без участия России.

Еще в 1990-е годы на «большую восьмерку» после присоединения к ней России возлагали большие надежды. Однако Россию так и не допустили к полноценному участию в финансовой повестке группы, для обсуждения которой встречи на уровне профильных министров так и продолжали проводиться в формате G7. Во-вторых, по причине неконструктивных действий ряда членов группы сама «восьмерка» начала смещаться из экономической плоскости в политическую.

Россия в состоянии извлечь гораздо большую пользу для себя и принести ее миру через другие направления и механизмы, зафиксированные в указе Владимира Путина «О мерах по реализации внешнеполитического курса Российской Федерации», изданном в мае 2012 года. Помимо прочего, в нем отмечается необходимость активно задействовать различные формы многосторонней дипломатии. В первую очередь к ним относятся более перспективные, нежели сегодняшняя «восьмерка», «большая двадцатка», а также БРИКС и ШОС, саммиты которых Россия будет принимать в 2015 году.

Для реализации своего внешнеполитического курса Россия всегда выбирает механизмы, в которых возможно сотрудничество на равноправных условиях. Независимо от исхода ситуации с «восьмеркой», вполне вероятно, что в результате некорректной постановки вопроса зарубежными партнерами руководство нашей страны сделает и другие выводы, направленные на увеличение вклада России в конструктивную международную деятельность.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Независимая газета
Распечатать страницу