Грузия: новый раунд игры «посади меня»

26.03.14

Грузия: новый раунд игры «посади меня»

Эксперты МГИМО: Токарев Алексей Александрович, к.полит.н.

27 марта экс-президент Грузии Михаил Саакашвили должен явиться на допрос в Генеральную прокуратуру. 22 марта офис генпрокурора обнародовал список из 9 дел, по которым бывший президент проходит свидетелем. По любому из них Саакашвили может стать обвиняемым, о чем уже заявил Бидзина Иванишвили — наиболее влиятельное лицо в современной грузинской политике.

Осенью 2010 года в Грузии изменили конституцию. Венецианская комиссия высказалась против юридических новаций, поскольку было очевидно, что команда президента Саакашвили пытается реализовать российский сценарий неформального третьего срока президента, становящегося премьером. Отличие было в том, что, согласно новой конституционной модели, президент Грузии становился английской королевой, которая царствует, но не правит, а реальные рычаги власти переходили под контроль премьер-министра. Это открытое переписывание основного закона под тогдашнее «первое лицо» было очередным шагом в сторону от демократического развития.

После того, как партия президента «Единое национальное движение», проиграв парламентские выборы в октябре 2012 года, перешло в оппозицию к коалиции «Грузинская мечта», возглавляемой миллиардером Бидзиной Иванишвили, президент Саакашвили и его соратники сами оказались в том положении имеющих малое количество властных ресурсов, которое готовили соперникам, надеясь выиграть выборы. В условиях слабости грузинских государственных институтов и так и не состоявшейся за десятилетие после «революции роз» демократической консолидации новая власть начала оказывать давление на дисижн-мейкеров власти прежней.

Сначала, еще при президенте Саакашвили, в тюрьме оказался один из его ближайших соратников — министр обороны (и позднее — внутренних дел) Бачана Ахалая. В сентябре 2012 года, незадолго до парламентских выборов разгорелся скандал, поводом для которого стало видео пыток заключенных Глданской тюрьмы, якобы заказанных министром Ахалая (частично благодаря этому скандалу, всколыхнувшему грузинское общество, ЕНД проиграло выборы). Результатом стали отставки по собственному желанию Ахалая и министра по исполнению наказаний Калмахелидзе. Позже Ахалая был осужден и лишен свободы почти на четыре года по обвинению в жестоком подавлении бунта в Ортачальской тюрьме в 2006 году.

Гораздо меньше в России освещался скандал с арестом в январе 2013 года экс-министра юстиции Зураба Адеишвили по делу, возбужденному в декабре 2012 года. Он получил политическое убежище в Бельгии. Также заочно тот же тбилисский городской суд в феврале 2013 года арестовал еще одного соратника Михаила Саакашвили — экс-министра обороны Давида Кезерашвили — по обвинению в налоговых преступлениях. Осенью того же года бывшего министра арестовали во Франции (на основании запроса МВД Грузии), однако, ровно год спустя после тбилисского заочного ареста французский суд отказал Грузии в его экстрадиции, мотивировав это возможным политическим давлением на Кезерашвили на Родине. В марте 2014 года заочно был арестован старший брат Бачаны Ахалая — Дата, экс-начальник департамента конституционной безопасности МВД Грузии. В 2005 году Дата Ахалая вместе с двумя коллегами нанес тяжелые повреждения сотрудникам полиции, не находившимся при исполнении обязанностей (имел место скандал из-за оскорбления супруги главы МВД Мерабишвили).

Самый громкий (по крайней мере, до настоящего времени) арест грузинского политического деятеля состоялся весной 2013 года, когда под стражу взяли генерального секретаря перешедшего в оппозицию ЕНД и бывшего премьер-министра Вано Мерабишвили. Арест был знаковым не только по формальным признакам. Мерабишвили олицетворял собой суть правления Саакашвили со всеми плюсами и минусами. Именно Мерабишвили отвечал за проведение наиболее успешных из грузинских реформ — полицейской и антикоррупционной. Однако, он же несет ответственность за превращение МВД в «государство в государстве», аппарат, неподконтрольный обществу, начавший оказывать давление на оппозиционных политиков, прослушивающий разговоры граждан, жесточайшими методами разгоняющий мирные демонстрации, что влекло жертвы как среди протестантов, так и в составе сотрудников полиции. Именно Мерабишвили был правой рукой Саакашвили, его ближайшим соратником, кандидатом на пост президента от ЕНД и реально вторым человеком в стране на протяжении долгого времени, даже до назначения на формально второй пост премьер-министра. Судя по свидетельствам, деятельность бывшего министра действительно не была чистой. В конце января нынешнего года в Интернете появился ролик, на котором Мерабишвили предлагает подчиненным премию за «два трупа». Речь шла о приказе министра ВД в мае 2009 года ликвидировать зачинщиков бунта в танковом батальоне в Мухровани. Этот эпизод пока не получил развития, однако, Мерабишвили был осужден сначала за присвоение госдачи, незаконные манипуляции со списками избирателей и нецелевое использование средств. В феврале 2014 года суд присудил Мерабишвили еще 4 года и 6 месяцев тюрьмы за разгон мирного митинга в мае 2011 года, когда погибли 4 человека, таким образом увеличив срок лишения свободы до 9,5 лет.

На этом фоне 9 дел, по которым Саакашвили пока проходит свидетелем, не выглядят шуткой. Сайт грузинской генпрокуратуры перечисляет эти дела: 1) незаконный рейд в телекомпании «Имеди» и незаконные действия высших чиновников в отношении семьи ее покойного руководителя Бадри Патаркацишвили (это дело «закончилось меморандумом, заключенным 6 июля 2011 года между правительством Грузии и семьей Патаркацишвили»; 2) хищение почти 9 млн. лари из средств службы госохраны; 3) давление на акционеров телекомпаний «Рустави 2» и «MZE»; 4) ликвидация в результате спецоперации в танковом батальоне в Мухровани полковника (руководителя бунта) и ранение нескольких офицеров; 5) вмешательство в процесс расследования гибели Зураба Жвании; 6) давление на собственников «ТВ-25» в Аджарии с целью управления телекомпанией в период выборов в 2012 году; 7) приватизация имущества Тбилисского аграрного университета; 8) незаконная передача госсобственности своему дяде Тимуру Аласания; 9) попытка искусственного банкротства банка Carty, принадлежащего Бидзине Иванишвили.

Наиболее значительным является не предъявленное формально, но «витающее в воздухе» обвинение в причастности президента к смерти премьер-министра Зураба Жвании в 2005 году. По официальной версии Жвания и его друг отравились угарным газом. В этой версии много нестыковок, что родило неофициальные: от того, что команда Саакашвили пыталась фальсифицировать улики, хотя и непричастна к убийству, до того, что Жванию убили в присутствии Саакашвили в здании госканцелярии, или даже наличии личной заинтересованности президента в устранении популярного политика, способного в дальнейшем претендовать на президентский пост.

По сути первое лицо грузинской политики премьер Ираклий Гарибашвили заявил, что в случае неявки на допрос Михаил Саакашвили будет объявлен в международный розыск. Вкупе с заявлениями неофициального государственного лидера Бидзины Иванишвили намерения нынешних властей в отношении экс-президента прослеживаются четко. Активизация арестов и судебных приговоров как очных, так и заочных относительно ближайших соратников лидера «революции роз» в январе—марте 2014 года свидетельствует о надвигающейся кульминации. Последним человеком перед Саакашвили во властной иерархии был Вано Мерабишвили.

Сам бывший президент уже заявил, что не собирается пока возвращаться в Грузию. Очевидно, что ни США, ни Голландия (страны, между которыми экс-президент живет) не будут выдавать Саакашвили правоохранителям Грузии. Западные спикеры уже неоднократно заявляли, что в преследовании основных акторов предыдущей власти из команды Саакашвили видят, прежде всего, политические мотивы и сведение счетов. К тому же Михаил Саакашвили наверняка получил гарантии личной безопасности от западных партнеров, когда в октябре 2013 года согласился мирно оставить пост президента, создав прецедент в истории постсоветской Грузии. В любом случае обвинения, выдвигаемые в адрес высших чиновников после окончания их легислатур, говорят о слабости судебной системы и государственных институтов. Игра «посади меня» будет продолжаться.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Политком.RU»
Распечатать страницу