Санкции против Белоруссии привели к тому, чего пытался избежать Запад

09.04.14

Санкции против Белоруссии привели к тому, чего пытался избежать Запад

Эксперты МГИМО: Токарев Алексей Александрович, к.полит.н.

Ближайший союзник России — Белоруссия — с 1998 года была полигоном, на котором страны Запада отрабатывали введение и отмену санкций. Однако результативность этих мер всегда была низкой. Санкции не являются эффективным инструментом давления на президента и режим в Беларуси.

Санкционная политика США

Американские санкции против Белоруссии впервые были введены в октябре 2004 года, когда был принят документ «Акт о демократии в Белоруссии». Он содержал анализ белорусской политической реальности и законодательства. В одиннадцати пунктах описывались признаки авторитарности режима Александра Лукашенко: от исчезновений критиков политической системы и жестокого подавления мирных демонстраций до присвоения власти и формирования подконтрольного парламента.

Помимо санкций в Акте описывались виды помощи, правом оказывать которую Конгресс наделял президента США. «Пряник» для Белоруссии заключался в поддержке оппозиционного сегмента гражданского общества через увеличение ассигнований на теле- и радиовещание на Беларусь. Кроме того предполагалась поддержка независимых от государства СМИ (в т. ч. печатающихся за границей), международные обмены для представителей оппозиции, поддержка оппозиционных партий. Документ детально перечислял высших государственных чиновников Беларуси, однако санкции в их адрес не вводились. «Кнутом» был запрет правительственным и всем связанным с ними организациям США на предоставление Белоруссии ссуд и инвестиций. Тот же запрет необходимо было реализовывать американским представителям во всех финансовых организациях, куда США входили в качестве члена (т. е. и ВБ, и МВФ).

При этом санкции не касались продукции гуманитарного назначения, сельскохозяйственных продуктов или медикаментов. Они налагались до тех пор, пока правительство Беларуси не исполнило бы условия США: освобождение помещенных в тюрьму из-за политических или религиозных убеждений; снятие политически мотивированных обвинений против всех оппозиционных деятелей и независимых журналистов; расследование их исчезновений; прекращение всех форм преследования и репрессий против независимых СМИ, политических организаций и профсоюзов, религиозных организаций; проведение свободных и честных президентских и парламентских выборов — в соответствии с принципами ОБСЕ.

В 2006 году Конгресс США принял «Уточняющий акт о демократии в Белоруссии», продлив санкции предыдущего акта еще на два года и увеличив финансирование оппозиции и независимых масс-медиа. Санкции по-прежнему не касались персонально чиновников.

В 2011 году был принят новый «Акт о демократии и правах человека в Белоруссии». Из 22 «обвинительных пунктов» 10 касались подавления акции 19 декабря 2010 года, когда были задержаны 600 человек, включая 4 из 6 кандидатов в президенты. Документ расширил круг упоминаемых чиновников, прибавив к ним сотрудников правоохранительных органов. Кроме того, США призвали Международную федерацию хоккея приостановить подготовку к ЧМ-2014 в Минске и ввели санкции в отношении отдельных белорусских предприятий, запретив деловые контакты с ними и заморозив их активы.

Наконец, в начале 2012 года на территорию США был запрещен въезд президенту Лукашенко (США не признают его легитимным руководителем государства), двум его старшим сыновьям и упоминавшимся выше чиновникам — всего 157 человек. В 2013 году санкции были продлены еще на год.

Санкционная политика ЕС

Политика Брюсселя в отношении Белоруссии имеет более длительную историю. Впервые визовые санкции в отношении 131 белорусского чиновника (включая президента) были наложены в 1998 году. Повод был несерьезным — Белоруссию обвинили в нарушении Венской конвенции в связи с давлением на дипломатов, которых попросили на время освободить комплекс «Дрозды». Беларусь признала нарушения, санкции были сняты. С ноября 2002 по апрель 2003 года въезд в ЕС высшим чиновникам снова был ограничен. На этот раз тоже по незначительному поводу. Белоруссия прекратила деятельность Консультативно-наблюдательной миссии ОБСЕ, будучи недовольной ее критичными докладами в отношении парламентских и президентских выборов. Санкции сняли после того, как новая миссия ОБСЕ приступила к работе.

Дальнейшие санкции налагались параллельно аналогичным действиям США. В 2004 году впервые запрет посещать ЕС был наложен на белорусских правоохранителей: генпрокурора, министра внутренних дел, главу минского ОМОНа, одного из командиров спецназа внутренних войск, главу ЦИК, министра спорта. В 2006 году ЕС впервые заморозил активы, принадлежащие чиновникам. Санкции коснулись 31 человека (включая президента). С 2008 по 2011 год эти санкции не действовали, поскольку государство освободило несколько десятков политзаключенных. В начале 2011 года санкции возобновили, добавив в список невъездных репортеров государственных изданий и ректоров некоторых университетов (всего под действиями санкций находилось 243 лица и 32 компании). В середине 2011 года вновь было освобождено около 30 заключенных, однако, давление на гражданское общество не прекратилось. В 2012 году в «черный список» попали трое бизнесменов, считающихся неофициальными «кошельками» президента Лукашенко: Юрий Чиж, Анатолий Тарнавский и Владимир Пефтиев. 31 октября 2012 и 2013 года санкции продлевались. В последний раз — до 31 октября 2014 года. В настоящее время санкции касаются 232 человек и 25 компаний.

Результативность этих мер всегда была низкой. Санкции не являются эффективным инструментом давления на президента и режим в Беларуси. Жесткие санкции всегда толкали Беларусь на восток — сближение двух членов Союзного государства вряд ли входило в планы ЕС и США.
При этом санкции в отношении ключевых чиновников закрывали им «пути для отступления» на Запад, делая президента Лукашенко единственным гарантом их карьеры, состояния и безопасности. Очевидно, это способствовало еще большему их сплочению вокруг фигуры главы государства.

Санкции не смогли заставить президента Лукашенко изменить стиль правления. Напротив, во многом именно внешнее давление заставило его ужесточить режим. За исключением освобождения нескольких десятков политзаключенных санкции не только не дали положительного эффекта, но привели к последствиям, обратным ожидаемым на Западе.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Внешняя политика»
Распечатать страницу