Джон Теффт: еще не посол

25.04.14

Джон Теффт: еще не посол

Эксперты МГИМО: Токарев Алексей Александрович, к.полит.н.

После 21 апреля, когда «Нью-Йорк Таймс» анонсировала имя нового главы дипмиссии США в России, а его предшественник Майкл Макфол назвал это имя «идеальным выбором», многие комментаторы принялись анализировать биографию Джона Теффта именно в качестве чрезвычайного и полномочного посла. Как будто он уже вручил верительные грамоты президенту России.

Несмотря на то, что страничка «посол США в РФ» на сайте американского посольства пуста, а сама газета подчеркнула, что администрация Обамы не приняла окончательного решения, Википедия, например, уже числит господина Теффта в качестве преемника Майкла Макфола. Между тем, назначение посла — крайне сложная процедура, требующая множества согласований как в направляющем государстве, так и в стране пребывания. Прежде всего, господин Теффт не прошел процедуру утверждения в Конгрессе (у Майкла Макфола на это ушло несколько месяцев). Пресс-секретарь Государственного департамента Джейн Псаки не подтвердила факт начала такой процедуры, хотя и не опровергла это. В Твиттер-интервью она написала главному редактору «Эха Москвы» Алексею Венедиктову, что в США «мы все скучаем по послу и очень ждем нашего нового посла в Москве». Подобная политика назначения посла означает, что посредством влиятельнейшей американской газеты администрация Барака Обамы, во-первых, публично «прощупывает почву», пытаясь выяснить реакцию российского истеблишмента, которая уже поступила — также через масс-медиа. Во-вторых, США одновременно выражают свое отношение к России, явно изменившееся в результате Крымского кризиса. Да и сама «Нью-Йорк Таймс» пишет: «Когда несколько месяцев назад Белый дом начал искать замену Майклу Макфолу, кандидатура Теффта вызывала сомнения из-за опасений, что его опыт работы в бывших советских республиках вызовет раздражение у России. Теперь же США не боятся реакции Кремля».

С одной стороны, Джон Теффт — карьерный дипломат, который после политического назначенца Майкла Макфола, невероятно открытого и потому часто выходившего за рамки протокола, смотрится в более системном качестве. С другой, проблемы России ему не чужды. Исходя из общего тона комментариев, заданных статьей в «Нью-Йорк Таймс», США, редуцируя уровень взаимоотношений с Россией, отправляют к нам крайне далекого от нашей страны человека.

Между тем, Теффт уже занимался Россией в Госдепе в качестве заместителя начальника отдела по СССР и СНГ, а затем работал в посольстве в Москве в качестве временного поверенного. Наконец, Джон Теффт в отношении России — признанный «ястреб». Сразу после статьи в «Нью-Йорк Таймс» на него наклеили ярлык чуть ли не режиссера-постановщика «цветных революций» в Грузии и на Украине в 2003–2004 годах. Ранее, такого уровня негативного внимания удостаивался лишь Гиви Таргамадзе — персонаж грузинской политики, со времен протестов на Болотной в мае 2012 года крайне раздражающий Кремль. Господин Теффт возглавлял американскую миссию в Тбилиси во время августовской войны 2008 года, что также не добавляет ему очков перед Старой площадью и Смоленской набережной.

22 апреля 10 минут программы «Специальный корреспондент» телеканала «Россия-1» было посвящено назначению посла. «Майкл Макфол по сравнению с Теффтом — стажер», — говорила Вероника Крашенинникова из агентства «Россия-сегодня». По ее мнению, Джон Теффт — «большой специалист по силовым аспектам смены режима» и «предвестник войны». Сразу же вспомнили и про «пятую колонну», и про желание «развалить Россию изнутри». Даже учитывая этот привычный набор пропагандистских клише в адрес американцев (особенно в периоды охлаждения отношений), необходимо подчеркнуть, что сейчас это преимущественно описание нашего реального отношения к предполагаемому послу: Джон Теффт — не лучшая кандидатура для главы американской дипмиссии. Независимо от того, кем он является на самом деле (профессиональным антикризисным управляющим на дипломатическом поприще или актором жестких сценариев), Россия раздражена этой кандидатурой. В данном случае назначение свободно говорящей по-русски, 3 года возглавлявшей московское представительство фонда Карнеги Роуз Гетемюллер, о срыве которого писал «Коммерсант», обозначало бы стремление американцев налаживать отношения.

Но цели Белого дома в отношении России на ближайшие 2,5 года озвучены (хотя и неофициальным порядком). После того как процедура назначения Теффта на Родине закончится, в Москву придет текст примерно следующего содержания:

«Его Превосходительству г-ну С.В.Лаврову, Министру иностранных дел Российской Федерации

Ваше Превосходительство, по поручению Правительства Соединенных Штатов Америки имею честь сообщить Вашему Превосходительству, что предполагается назначить господина Джона Теффта послом США в Москве.

Послужной список господина Теффта прилагается. Имею честь осведомиться, является ли его кандидатура приемлемой для Правительства Российской Федерации.

Примите, Ваше Превосходительство, уверения в моем самом высоком почтении…»[1]

В дипломатическом протоколе такой запрос называется агреманом. Согласно п.1 ч.4 Венской конвенции о дипломатических сношениях 1961 года, «аккредитующее государство должно убедиться в том, что государство пребывания дало агреман на то лицо, которое оно предполагает аккредитовать как главу представительства в этом государстве». Сложившаяся международная практика не предполагает отказа в агремане. Более того, процедура запроса агремана непублична, а неутверждение кандидата не афишируется. Государство пребывания либо оперативно соглашается, либо попросту игнорирует запрос агремана. Само длительное промедление означает, что в агремане отказано. Государство не обязано озвучивать причины отказа в принципе (формально это фиксируется вторым пунктом той же статьи Венской конвенции). Т.е. когда нас спросят, хотим ли мы видеть Джона Теффта послом, мы в полном соответствии с дипломатическим протоколом сможем набрать в рот воды. К тому же, если США не заметят то, что им сообщили через передачу «Специальный корреспондент», и проигнорируют единодушную реакцию в российских медиа, не исключено, что какое-нибудь «желтое» российское издание совершенно случайно опубликует разговор российских дисижн-мейкеров о достоинствах господина Теффта в таких выражениях, от которых он сам не захочет никуда ехать.

Однако, реалии двухсторонних отношений, случается, накладывают свой отпечаток на процедуру утверждения послов. В 2009 году при назначении Михаила Зурабова послом в Киеве был публично оглашен запрос России на получение агремана. А само назначение затянулось гораздо больше устоявшегося срока в 36 дней. Президент Ющенко подписал агреман, когда все сроки приличия уже истекли. С учетом явного желания США щелкнуть назначением Теффта нас по носу, мы вполне сможем ответить тем же, например, в нарушение практики дав отказ на агреман. Озвученный публично он будет означать снижение уровня дипломатических отношений. США вряд ли предложат новую кандидатуру, и миссию в Москве возглавит временный поверенный — дипломатический сотрудник рангом ниже чрезвычайного и полномочного посла. Остается надеяться либо на то, что позиция российской стороны будет услышана, и до отказа в агремане начнутся согласования в комитетах Конгресса по международным делам другой кандидатуры, либо Москва все-таки примет Теффта, согласившись на новые условия игры — те, которые американская газета описала как «Россия больше не интересует Америку».

[1] Стандартный текст послания страны, направляющей посла, в адрес МИД принимающей страны.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Политком.RU»
Распечатать страницу