Соглашение между ФАТХ и ХАМАС свидетельствует об эволюции палестинских исламистов к политическому прагматизму

29.04.14
Эксклюзив

Соглашение между ФАТХ и ХАМАС свидетельствует об эволюции палестинских исламистов к политическому прагматизму

Эксперты МГИМО: Звягельская Ирина Доновна, д.ист.н., профессор

Профессор кафедры востоковедения Ирина Звягельская — о том, какое значение перемирие между ФАТХ и ХАМАС имеет для Палестины, Израиля и международного сообщества.

— Многие страны мира признают ХАМАС террористической организацией. Как скажется соглашение о перемирии между ней и ФАТХ на отношении к Палестине международного сообщества? Каковы потенциальные итоги объединения для самих палестинцев?

— Действительно, многие считают ХАМАС террористической организацией. Более того, египетские власти вслед за «Братьями-мусульманами» запретили также и деятельность ХАМАС. Тем не менее, процесс примирения между исламистами и ФАТХ, шедший на протяжении многих лет и не приносивший результатов, наконец близится к завершению. Будем надеяться, что движения вспять не произойдет. Для палестинцев преодоление тяжелого территориального (Газа — Западный берег) и идейно-политического раскола — важное достижение. Наличие единого руководства позволяет проводить более ответственную внешнюю политику, принимать решения, которые не будут срываться, поскольку за ними стоит консолидированная позиция. Достигнутое единство укрепляет позиции палестинцев на переговорах с Израилем. Нельзя забывать, что речь идет об асимметричном конфликте, в котором, с одной стороны, участвует мощное региональное государство, а с другой — национальное движение, палестинская администрация.

Международное сообщество по-разному трактует соглашение между ХАМАС и ФАТХ. Уже сейчас высказываются опасения, что позиция палестинцев будет ужесточаться, что хамасовцы будут навязывать всему палестинскому руководству более радикальную линию. Очевидно, Махмуд Аббас впервые сделал резкое заявление с осуждением Холоста для того, чтобы разрушить эти опасения, показать, что они безосновательны.

— Переговоры Аббаса с Израилем должны были закончиться сегодня, 29 апреля. Решение о перемирии с ХАМАС и воссоединении двух частей страны принято как раз накануне этого долгожданного события. Как можно интерпретировать данное стечение обстоятельств? Значит ли это, например, что палестинцы изначально не стремились к перемирию с Израилем?

— Как я уже говорила, это отражает прежде всего стремление палестинцев усилить свои переговорные позиции. Они заинтересованы в справедливом урегулировании больше всех, но поскольку стороны подошли к обсуждению принципиальных и наиболее болезненных вопросов, имеющих ценностное значение для обеих сторон, — Иерусалим, территории, беженцы — продвижение к миру становится очень сложным. С одной стороны, готовность идти на серьезные компромиссы у нынешнего израильского руководства невелика. С другой, палестинскому руководству все сложнее довольствоваться очередными промежуточными мерами — нарастает его критика в палестинском сообществе, особенно среди молодежи, не видящей перспектив. В таком контексте договоренность с хамасовцами будет способствовать снижению давления на администрацию.

Достижение соглашения с ХАМАС не только отражает конъюнктурные моменты, оно свидетельствует и об эволюции палестинских исламистов к политическому прагматизму. Оказавшись в 2006 году во главе Газы, они постепенно были вынуждены приобретать опыт управления, брать на себя ответственность за выживание населения в условиях блокады, что, как правило, действует отрезвляюще на тех, кто привык полагаться главным образом на силовые решения. Движение вело социальную работу среди населения, но в новых условиях ее потребовалось серьезно расширить.

ХАМАС открыто не отказался от принципиальных для него идеологических постулатов: он не признает Израиль, а также соглашения, заключенные в ходе процесса Осло, не осуждает терроризм. Это позволяет Израилю отказываться от переговоров с хамасовцами, но не от контактов с ними. Достаточно, например, вспомнить усилия, которые привели к освобождению взятого в заложники капрала Гилада Шалита.

ХАМАС все же прошел определенный путь, и дальнейшая его эволюция будет проходить быстрее в контексте взаимодействия с искушенными в политике палестинскими лидерами. Создание правительства национального единства будет означать согласие с принципом «два народа — два государства», что на деле означает и признание Израиля, и готовность вести с ним переговоры.

— Насколько серьезно для Палестины заявление Израиля о том, что последний перестанет перечислять палестинцам сумму (около $100 млн), которую собирает в виде налогов от лица правительства Западного берега?

— Такого рода санкции будут болезненны для палестинцев, оставят служащих без зарплаты, ухудшат общую ситуацию на Западном берегу, бюджет которого и так относительно невелик. К сожалению, к подобным мерам Израиль прибегает не впервые.

Беседовал Андрей ЗАВАДСКИЙ,
Управление интернет-политики

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу