Китайская цивилизация — вчера и сегодня

08.05.14
Эксклюзив

Китайская цивилизация — вчера и сегодня

Эксперты МГИМО: Лузянин Сергей Геннадьевич, д.ист.н., профессор

Экономический подъем Китая неизбежно влечет за собой цивилизационный подъем китайской нации, ее стремление усилить свои культурные позиции в мире. Как на Западе воспринимают китайскую цивилизацию? Как переплетаются история и современность в курсе Си Цзиньпина на «возрождение Китая»? Об этом — в комментарии профессора кафедры востоковедения Сергея Лузянина.

Американский «мир подростков» и китайский «мир взрослых»

Соприкосновение с китайской цивилизацией в мире идет быстро и порой непредсказуемо. Будучи в свое время страной, скрытой за «бамбуковым занавесом», Китай после начала политики реформ стремительно открывается миру. Причем со стороны Запада просматривается стихийность восприятия китайской культуры и попытки представить пятитысячелетнюю китайскую махину в упрощенном виде. Скажем, в США — «Диснейленд», Статуя свободы и Голливуд, а в Китае — Великая китайская стена, Запретный город, терракотовые воины и пр.

Новое руководство Си Цзиньпина пытается сломать эту примитивную схему, предлагая Западу идти от простого к сложному. То есть сначала — понятные и хорошо известные «бренды» из древней (Конфуций, Лао Цзы, император Цинь Шихуанди, терракотовые воины) и новейшей истории (Мао Цзэдун), а также день сегодняшний (новый облик китайских городов, олимпийские объекты и т.д.). А затем вроде бы должен следовать следующий этап — восприятие более глубоких аспектов китайской культуры Западом. Причем главная сложность для Пекина на данном этапе схожа с трудностью учителя в начальных классах школы. Он должен понятно и убедительно объяснить «детям» (американцам), что существует «мир взрослых» — китайская цивилизация, которая в десятки и сотни раз древнее, сложнее и глубже, чем все западные вместе взятые. Задача, заметим, крайне сложная.

Долговременная стратегия

Особое неприятие у американцев вызывает тезис, что кто-то был умнее, сильнее и могущественнее их. Это противоречит американоцентричному видению мира, самому духу Нового света. Жителям США проще воспринимать китайскую цивилизацию через привычных героев фильмов с участием Джеки Чана, через адаптированный вариант китайской кухни или стандартные туристические маршруты в Поднебесную.

В результате на Западе сформировался некий «бульон» из элементов настоящего Китая, перемешанного с мифами и выдумками из популярных журналов, комиксов, киноиндустрии, туристических буклетов и пр. Причем китайских «учителей» получившаяся «смесь» не беспокоит. Всему свое время, видимо, рассуждают они. Хороший Учитель сможет обучить любого.

Проекты Институтов Конфуция, большие финансовые и политические ресурсы, идущие на пропаганду имиджа Китая за рубежом, и многое другое уже сегодня активно работают на обучение «школьников» и подготовку их к «старшим классам». Цивилизационная стратегия запущена, а когда она даст свои плоды, для китайцев не так уж важно. Главное — это их уверенность в том, что в любом случае даст.

Вестернизация по-китайски. Что не понимают американцы?

С другой стороны, возникает вопрос — рассчитывает ли Запад через глобализацию и либеральные экономические реформы радикально изменить менталитет китайцев и духовные основы китайской цивилизации? Очевидно, что рассчитывает. Проблема только в том, что вестернизация, которая по внешним признакам успешно шагает по всей территории Китая, пока ожидаемых американцами плодов — политической либерализации — не приносит.

Забегая вперед, можно сказать, что и не принесет. Потому что США наступают на те же грабли, на которые в свое время наступили советские лидеры 1950–1960-х годов, пытаясь сделать из китайцев — «интернационалистов», верных «советским принципам строительства коммунизма». Как справедливо заметил один из ведущих синологов Владимир Малявин, для китайцев первичны «социальная общность и изначальная иерархия, а уже потом социализм, капитализм, индивидуализм и пр.». Иными словами, основные идеологические доктрины — вторичны, они лишь дополняют базовые цивилизационные основы. Поэтому вестернизация в КНР по внешним признакам присутствует, но одновременно ее как-бы и нет, поскольку она не затрагивает глубины китайского социума. Есть уверенность, что Китай переварит все… и сделает его китайским.

Даже центр современной политической системы — КПК (Коммунистическая партия Китая) — абсолютно точно соответствует многотысячелетней практики управления, которую любой китаец чувствует и понимает без всяких слов. А американцы не понимают, спрашивая себя, почему при таком интенсивном либерально-экономическом развитии в КНР до сих пор нет «демократизации» и демонтажа авторитарной системы?

Не братья и не враги

Проецируя цивилизационную классику на современную геополитику, приведем хорошо известную синологам цитату из «Лунь юй» Конфуция — «Благородный муж стремится к гармонии, но не к единообразию; мелкий человек стремится к единообразию, но не к гармонии…». Очевидно, что для западных think tanks (фабрик мысли) это — не более чем причуды древних мудрецов.

Однако эта цитата звучит очень современно, указывая на разные модели поведения государств. Китай («благородный муж») признает многообразие в мире, включая наличие разных центров силы, но при сохранении «правил игры» (гармонии). США («мелкий человек») пытается всех под себя подмять («стремится к единообразию»), при этом разрушая «гармонию» в мире. Согласитесь, что в этой древней мудрости заложен глубокий смысл.

При этом, как справедливо заметил тот же В.Малявин, «китайцы в современном мире не братья и не враги». То есть нельзя квалифицировать данный постулат с некоей этической позиции (плохо/хорошо). Это цивилизационная данность, которую нужно просто знать и учитывать при выстраивании того или иного формата двусторонних отношений.

«Заморские черти» и «благородные мужи». Кто виноват в замедлении?

Принципиальный вопрос — способна ли современная китайская цивилизация порождать собственные технологии и продукты? Традиционная, как известна, была способна. Многие передовые технологии (того времени) — компас, бумага, порох и многое другое — пришли из Китая. При этом китайская цивилизация, которая, без сомнения, в древности и средневековье была ведущей в том мире, к XVIII — XIX векам превратилась в безнадежно отсталую по сравнению с западными странами.

Причина здесь, на наш взгляд, не только в злонамеренных действиях западных держав, втянувших Китай в разорительную опиумную торговлю и навязавших неравноправные договоры, начиная с Нанкинского (1842 год) и других. К этому времени китайская цивилизация уже отставала от Запада минимум на 200–300 лет в своем развитии. Западная экспансия, которую, конечно, нельзя оправдать, как и неравноправные договоры, тем не менее, была простым следствием (а не причиной) уже сложившейся отсталости китайской цивилизаций по сравнению с североамериканской, английской и голландской моделями.

Замедление в развитии Китая, очевидно, произошло еще до активных контактов Поднебесной с западными державами. Когда точно и почему — вопрос к историкам. На него нет сегодня однозначного и полного ответа. Возможно, что сбой произошел в начале тысячелетия (V–XIX века н.э.), когда китайская цивилизация становилась все более «гуманитарной», когда традиции технократии и технологий (строительство каналов, судов, создание новых сельскохозяйственных машин и приборов и пр.) уходили в прошлое. Гуманитарная основа, мода на философские, этические знания вытесняли технологические навыки у элит. Возможны и другие версии, требующие отдельной научной дискуссии. Ясно, что в исторической ретроспективе у китайцев есть о чем переживать (отставание и роль «больного человека Азии») и есть чем гордиться (взлет китайской науки, техники и культуры в Танскую эпоху).

Вполне объяснимо желание Си Цзиньпина «возродить историческое величие китайской нации», превратить Китай в «великое государство» — великое и в культурном, и в технологическом плане. Заметим, что для ближайшего соседа России, желательно, что бы это возрождение происходило при соблюдении трех условий — купировании всякого национализма в КНР, который порой дает о себе знать; сохранении взаимовыгодного стратегического партнерства и отказа от любых исторических «счетов и обид» друг к другу.

На русском языке статья публикуется впервые.
Материал на китайском языке.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу